Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:23 

6.
Дом находился в середине улочки довольно круто спускавшейся с холма. Точнее сказать не это был дом - замок, форт, завод что еще. По форме это был почти правильный куб, скупые архитектурные украшения видневшиеся кое-где скорее подчеркивали его бесформенность чем украшали здание. Когда-то давно его покрасили светло оранжевой краской, она выцвела и стала ближе к бежевому цвету, и это как раз шло этой крепости. Представление о том что здание некогда имело военное предназначение усиливали узенькие арочные окна похожие на бойницы. Ирма не удивилась заметив под крышей узнаваемых очертаний ниши с разъемами, там стояли когда-то мощные проекторы защитного поля. Соседние дома были тоже подобной архитектуры, но все таки немножко повеселее. Домина выделялась среди них своей мрачной массивностью, у других хоть окна нормальные были.
Дорогой Арден рассказал что здание стояло здесь с тех времен когда основную территорию планеты занимала «вольная область». Место вне каких либо законов – рассадник пиратства и преступности. «Вольные области» открывались хозяевами желтой зоны на захваченных мирах, как средство их колонизации, а точнее оккупации, порабощения и как в случае с Сароледелой истребления местных жителей.
Когда жившие до вторжения тут непокорные племена исчезли пропала надобность и в «вольной области» О живших здесь ранее напоминали лишь уцелевшие кое где в пустыне руины городов. Как и о порывавших планету ранее растительности каменеющие мертвые леса. Конечно агрессоры не польстились бы на мир в таком виде в котором он пребывал ныне. Когда-то этот мир покрывали чудесные леса и долины. В их гибели желтые обвиняли коренное население не желающие ничего оставлять своим врагам. Хотя Ирма подозревала что вина лежит именно на захватчиках, уничтоживших во время разграбления сложную эко систему планеты.
Семейство молча и не без испуга смотрело на постройку тюремного типа. Что же – подбодрила себя Ирма - она бы наверно даже рада была бы этой не преступности. Вот если бы они еще там оказались одни….
«“Старина” – пояснил ободряюще Арден детям. – “Наверное стоит здесь еще с тех пор когда тут была окраиной города а в песках прятались бандиты союза Эфории. Остался от какого-то моего дальнего родственника по материнской линии, он появлялся иногда на Сароледеле и прикупил себе этот замок. Ума не приложу зачем ему понадобилась такая твердыня. Мама узнав что отец завещал продать все свои дома и усадьбы сообщила что я могу пользоваться им как хочу. Там конечно очень давно никого не было но девчонки навели относительный порядок. Идемте внутри этот неприветливый старичок значительно веселее».
Какие девчонки? – уставилось на нее три пары глаз с тревогой. Она так и не нашла как сказать детям что они формально превращаются в рабовладельцев.
Арден тем временем открывал дверь широкой вставкой светового ключа. Наконец створки бесшумно разошлись, тяжелые только по поверхности обшитые пересохшими и выветренными деревянными панелями они были из перумиума, одного из составляющих идигитрий метала отличающегося прочностью и тугоплавкостью. Мягко зажглись матовые огни подсветки, искусно спрятанные где-то снизу вдоль ведущей в глубину залы с колонами. Вот они вошли внутрь, Арден стал закрывать замки двери на маленькой панели управления в углу.
«Пойди посмотри» – позвал он ее – «Это вот закрывает основной замок, это дополнительные запоры, эта клавиша включает щит. Эти три кнопки опустят броневые щиты и включат проектор тяжелого поля, надеюсь в этом нужды не возникнет, вот ключ на всякий случай».
Зала с колонами вела к площадке лифта, прозрачный металл чуть зеленоватого цвета двигали между этажей силовые ловушки. Но пока наверх они не стали подниматься. В самом торце залы была арка выходящая в задний дворик с деревянными, старыми постройками. Арден повел экскурсантов туда. Надо сказать не все были так подавлены как Ирма, младшие были в восторге от «музея».
«Тут раньше держали лошадей, я загнал в конюшню стоявшую раньше во дворе машину. Она пережила все эти годы. Не работает только потому - что сгнила связка между генераторами. Сущий танк, щит выдержит полицейский плазменный «Дортив»» – это конечно предназначалось для ушей Леуди, кого что интересует он конечно знал. – «В сарае два контейнера, в одном разные крупы, в другом продукты в «изоляторе». На тринадцать человек хватит надолго, не балуй их особенно – это их скорее испугает чем обрадует».
Леуди, Луиза, и Мик за переглядывались уже с пониманием, потрясенные.
«Где они?» – похоронным тоном спросила Ирма.
Всю эту экскурсию она думала только о встрече с невольниками этого дома.
«Наверху, идем. Нижние четыре этажа, я открывать не стал, в верхних двух места более чем достаточно, если захотите открыть то подключенный пульт управления на крыше, как раз над лифтом. Но на этажах пыль лежит слоями, и девчонки наверняка подумают что в их обязанность входит все убрать. А они довольно нервно относятся к своим обязанностям, надорвутся».
Ее жгли взгляды старших детей, они смотрели на нее, с таким неверием в происходящее.
Лифт представлял из себя площадку огражденную силовым щитом. Ирма призналась себе что ей было бы спокойнее если бы помимо щита было бы хотя бы условное ограждение. Лифт преодолевал этажи минуя темные залы с высокими потолками и слабо различимым в полумраке интерьером, отсюда дом казался еще более громадным чем снаружи.
Где-то между вторым и третьим площадку лифта немного качнуло. И Ирме стало совсем не по себе.
«Здесь барахлит связка силовых ловушек» – Чуть улыбнулся Арден в сторону Леуди.
«Хорошо я посмотрю»
«Буду признателен, а то одна пассажирка даже взвизгивает на этом месте».
Четвертый этаж, лифт поднялся в освященный мягким светом большой зал. Точнее они оказались на лесной опушке, тут даже текла маленькая извилистая речка с прозрачными блестящими словно хрусталь мостиками Стен закрытые полевыми экранами если не всматриваться создавали впечатление бескрайнего пространства.
«Ого!» - вырвалось у Мика. Ирме было не до здешних красот.
Девчонки были тут, все вшестером. При появление Ардена они как по команде припали на одно колено, уронив головы. Смуглая кожа не привычные черты. Ирма надеялась что они будут хотя бы белыми. Впрочем не по цвету же Арден их выбирал. Она нормально относилась к людям с другим цветом кожи. Хотя ей было не привычно видеть коричневую кожу. А вот как ее дети к этому отнесутся? Не вызовут ли эти отличия у них вполне объяснимой ксенофобии?
«Я пытался их приучить здороваться без коленок но видимо это в них глубоко сидит» – повинился Арден. – «Как видишь помещение они держат в полном порядке».
Вроде он обращался к Ирме, но она понимала что говорится это скорее для этих коленопреклоненных, их знакомили таким способом. Привычным для них но не для Ирмы.
«Они вообще молодцы. Видела бы на что здесь все было похоже когда я только сюда въехал»
Старшая была худенькая девушка, она сидела чуть впереди отвечая перед господами за всю свою команду. Сзади нее была девочка возраста Леуди - лет шестнадцати, побольше и покрупнее старшей - и явно посмелее. Она не очень низко опустила русую голову и оттуда быстрыми вороватыми взглядами их осматривала. Встретилась глазами с Ирмой и клюнула носом.
А Ирме эти ее взглядики полные скорее любопытства чем страха были как бальзам на сердце. Арден не обманул, это были живые дети, не забитые, не раздавленные жестоким обращением, и чем больше она вглядывалась тем большее облегчение чувствовала.
Следующими сидели две подружки лет одиннадцати, одна полненькая и черноволосая - она видимо сильно боялась, ниже всех наклонила голову и держала в своих руках ладошку более смелой подруги. Другая кажется ей что-то неслышно шептала.
Отдельно сидела девочка потемнее лет девяти, если Ирма не ошибалась Алуонти. Даже в таком возрасте если и будет боятся не за что не покажет свой страх. Если конечно ее не растоптали окончательно, а судя по чувству собственного достоинства даже в этой коленопреклоненной позе ее не растоптали. И самая маленькая, Ирма сначала не заметила ее. Она была почти вся за спиной у русой, лет шести. Русая видимо за ней приглядывала
Из одежды на них были юбочки до колен, у всех кроме двух младших, широкие полоски ткани вокуг груди, прижатые сверху и снизу тонкими ремешками, все были босые.
Питер и Мефи подошли к ней они не очень понимали что особенного в этих сидящих девочках. Старшие остались стоять на лифте с широко открытыми глазами. Это был тот случай когда господа боятся своих рабов не меньше чем те боятся их, и Ирма отнюдь не была исключением. Арден поманил старших детей в сторону, и они о чем-то стали тихо говорить.
Ирма заставила себя выйти вперед к девочкам.
Старшая из них осторожно подняла голову, у нее было совсем детские черты лица, и в глазах страх и приниженность. Но не такой острый как боялась Ирма. Это были все таки живые глаза, живое лицо.
«Здравствуй»
Девушка глянула с перепуганным непониманием, опять показала ей макушку, глянула снизу еще более робко.
Ирма присела, пусть Арден играет свою роль а она не привыкла общаться сверху вниз, девушка чуть порозовела ища куда деть глаза от столь непривычного ей внимания.
«Тебя как зовут?» - стараясь говорить помягче спросила Ирма.
Девушка зашевелила губами будто сначала шепотом сказала свое имя, после чуть погромче, Ирма услышала не громкое - «Тули сэм ги»
«Сэм ги» - По всей видимости было здесь формой обращения к господам. Ирма уже с таким сталкивалась.
«Тули, познакомишь меня с девочками?»
Та кивнула и пряча глаза встала, подошла к русой, тронула ее за плечо.
Девочка оторвала подбородок от ключиц, задорное такое с плоским веснушчатым носом, и сжатыми в полоску губами, глянула на Ирму так с озабоченным и виноватым вопросом. Будто спросила – «А это ничего что я подглядывала?»
«Хокса» – коротко выпалила она. Сообразив что от нее ждут.
Эта Хокса очень радовала Ирму, давала надежду что все будет не так уж и страшно – ничего уж слишком такого страшного не могло с ними случится, если с ними такая вот Хокса.
Тули перешла к двум подругам.
Та что посмелее подняла лицо, со страхом но и с спрятанной надеждой, неизвестно на что.
«Я Рута а она Огори, только она боится.»
Огори при словах про нее стукнулась лбом о коленку, Ирма не выдержала и немножко погладила черные волосы на этой голове. И почувствовала как девочка просто окаменела под ее рукой. Может ей не стоило этого делать?
Подошли к Алуонти.
Она подняла на них смуглое лицо, внимательный взгляд черных ярких глаз, как Ирма и ожидала без страха.
«Юлаги» - сказал звонкий немного гортанный голос.
Наступила очередь самой младшей, ее отыскали за Хоксой. Она сидела ровнехонько так выставив вперед круглый затылок с воздушными короткими волосами. Так и хотелось их погладить но Ирма боялась испугать эту кроху. Тули тронула девочку за плечо.
«Мм» – услышала Ирма.
Тули подождав положила ей руку на спину.
«ММ!» – донеслось из под склоненной головы.
«Вообще-то ее Экой зовут» – не сдержалась Хокса глядя вверх и в сторону.
И Ирме не послышалось? Рута за ее спиной коротко хмыкнула от смеха.
От этого знакомства Ирма почувствовала себя просто избавленной, будто в темном лесу в который она попала, вместо обещанных волков оказались только белки.
«А меня зовут Ирма» - представилась она девочкам.
Питер и Мефи от скованности испытываемой при знакомстве с их мамой девочками, тоже застеснялись и прятались за ней. Ирма выловила их оттуда.
«Питер!» – неожиданно громко даже для себя выпалил Питер.
«Мефи» – смеясь сказала развеселившаяся от представления своего брата Мефи.
Арден окончил свой разговор со старшими и они присутствовали продолжили начатое младшими.
«Меня зовут Мик» - очень солидно представился сам Мик.
«Луиза» – в голосе девочки было – И я не прочь с вами подружится.
«Леуди» –проще других сказал ее старший сын.
«Ну а меня вот наверное уже все знают» – окончил церемонию знакомства Арден – «Хокса проводи молодежь в гостиную».
Девочки - невольницы встали и переглядывались меж собой, от Ирмы не скрылось их испуганное удивление, они явно ожидали чего-то другого. Арден кивнул им и они стайкой упорхнули в арку оставив им Хоксу. Уже в арке младшая Эка притормозила и обвела их всех широко открытыми глазами. Вернулась Рута и щелкнула девочку по затылку согнутым пальцем, обе исчезли.
Следом отправились дети Ирмы ведомые Хоксой, та была с опять сжатыми губами, видимо от смущения.
Ирма с Арденом задержались, явно для разговора.
«Сейчас будут шушукаться, таких господ которые вот так просто представляются перед рабами они еще не встречали»
«Ну?» - спросила Ирма.
«Что ну?» - улыбнулся Арден.
«Я думаю мы с тобой умеем считать. Там внизу ты сказал что нас будет тринадцать. Кого ты оставил на последок?»
Арден улыбался, но его глаза постепенно становились все более серьезными.
«Я ее еще не привез. До последнего надеялся что найду хоть кого-то чтобы оставить с ней. Она меня беспокоит».
У Ирмы опять не было комментариев.
«Да нет, не то что ты думаешь. Просто она странная, мне продали ее сегодня утром, старый знакомый назначивший мне встречу подобрал ее где-то по пути, неожиданный для него поступок. Он его объяснил тем что она странная и теперь я его понимаю. Начать с того что она непохожа на народности живущие в этом секторе, и одно ее имя чего стоит – Славка. Во вторых она очень интересно себя держит, в общем я ее не понимаю. По дороге я узнал что все действительно заняты и девать мне ее тоже некуда».
«Где она сейчас?»
«Уснула в машине, ей сейчас тяжело».
«Арден. Ты понимаешь что мои дети совершенно не готовы узнать то что могут знать эти несчастные? Что мне делать если одна из этих девчонок решит посвятить их в подробности своей жизни?»
«Того что ты боишься – насилия, они не знали. В этом я уверен. Что касается Славки она странная, но тоже не похожа на жертву чьего-то интереса. Сложность с ней скорее в том что с ней жестоко обошлись не давно».
Оставив ей еще не сколько подсказок по управлению хозяйством Арден ретировался, сказав что привезет эту Славку ближе к вечеру.

7.
После встречи с девочками Ирма чувствовала себя гораздо уверение, а ведь могла бы и догадаться что Арден не будет ставить ее в совсем тяжелое положение, и дети у них большей частью общие. Осталась только эта самая «странная Славка», но Ирма уже не боялась. Арден все больше доказывал ей что на него можно положится в сложных вопросах.
Она прошла в арку, за ней начинался слабо освещенный коридор, матовые светильники не затеняли слабо мерцавшую призрачным светом мозаику на потолке. Дом был оформлен действительно изысканно, и такие вот произведения искусства здесь простаивают десятилетия не кому не нужные.
Своих детей она нашла по веселой болтовне, они пили чай в большой гостиной, такой шикарной как и все остальное в этом замке. Фарфоровой сервиз, лаковые тарелочки с пирожными, все это было достойно «столичного музея утвари». Мефи была в восторге от собственной чашки с тончайшим выпуклым рисунком.
Старших детей занимало другое.
«Ма! Эта Хокса просто класс! Привела нас сюда стоит и вдруг ее что-то стукнуло – «О! А чаю хотите?… Ой нет! Прикажут ли господа подать чаю?» – смеялся Мик.
«Я ей сказала что первый раз у нее лучше получилось! А она смешно так начала рукой отмахиваться!» - включилась Луиза
«Мы сказали ей что бы она и себе принесла но она в ужасе скрылась!»
В дверях неслышно появилась Рута. Заметив что на нее смотрят уронила голову.
«Госпожа Ирма… чай» – от смущения сбиваясь и теряя слова.
«Принеси пожалуйста» – попросила ее Ирма.
Когда девочка убежала Луиза вздохнула.
«Она все слышала, передаст и Хокса на нас обидится».
Ирма вздохнула про себя, перед ней был пример полного непонимания друг друга, здесь в этом замке пересеклись пути не двух культур или народов, здесь соприкасались две разные эпохи отстоявшие друг от друга на тысячелетия. Желтая зона так и не вышла из эпохи древней империи.
«А давайте когда она принесет попросим у нее еще одну чашку и посадим ее пить чай вместе с нами!» - сгенерировала новую идею Луиза.
«Не надо» – попросила Ирма – «Она испугается так, что ей будет не до чая. В их жизни на них мало кто обращал внимания, и еще меньше думали о том что бы им было хорошо, пока они просто не поймут что от них хотят».
Луиза немного огорчилась
«Но потом мы будем пить чай все вместе?»
«Я надеюсь. О чем с вами говорил отец?»
Передавать слова Ардена взялся Леуди как самый серьезный.
«Ну он сказал что – «Ситуация вашей жизни сложилась так что вы выросли в обществе где человек, его жизнь и личность является первоочередной ценностью. В этом мире совсем не так, вы должны это понять. Теперь вы оказываетесь поставленными над этими девочками, но как люди демократического общества вы должны помнить что вы отвечаете за этих слабых».
Еще он сказал что по возможности переправит их из рабовладельческой зоны, но до этого времени девочкам придется быть здесь и желательно не сильно отличатся от других представителей статуса который они занимают. Поэтому мы не должны играть в освободителей, достаточно сделать чтобы нашим подопечным было хорошо, действительно хорошо а не так как нам кажется им было бы хорошо. Это видимо про то, почему Луиза не должна усаживать Руту пить с нами чай. Он сказал что о всем что касается девочек мы должны советоваться с мамой».
При окончание его доклада появилась эта самая Рута с подносом, он ее не заметил. Услышав свое имя она чуть вздрогнула, а когда речь зашла о чае, пришла просто в паническое состояние. Быстро но очень аккуратно и бесшумно поставив поднос с чайными принадлежностями перед Ирмой, поклонилась, и стрелой выбежала из гостиной.
«Молодец!» – похвалила Леуди Луиза. – «Особенно интересно это было слушать самой Руте»
«Ой!» – спохватился Леуди растеряно оглядываясь.
«Вот такой вот – ой! Надо иногда по сторонам смотреть!»
«Да ладно тебе» – встал на защиту брата Мик – «Она и уловила то по-моему только что ее хотят усадить пить чай, просто пулей вылетела отсюда».

8.
Девочку Арден привез когда уже начинало темнеть, первой об их появление узнала Хокса. Ирма была у себя перебирала доставленный из порта багаж, когда это светловолосое запыхавшееся сокровище образовалось в дверях.
«Там!» – и сразу смутилась – «Ой!… Сэм ги там господин Арден приехал….»
Она вышла встречать в «лесной зал». Детей не звала, ей хотелось сначала посмотреть кто приехал с Арденом.
Славкой оказалась девочкой лет тринадцати, серые от пыли босые ноги, платье без рукавов из какой-то грубой и грязной ткани, тонкие длинные кисти рук в темных разводах. И при этом она была красивой, правильные черты лица, большие темные глаза с золотой искоркой, длинные каштановые волосы мягкими волнами спадающие по плечам. Она была не просто белой, у нее не видно было не одной черты присущей малым народам – Ирма не понимала как она могла оказаться здесь рабыней.
И еще более красивой она была от того что не опускала перед ней головы, держала прямо плечи, никакой приниженности в ней не было. И она не боялась Ирмы. Как не боялась и приведшего ее Ардена. Ее глаза с непонятным выражением скользили по природному убранству залы, в них не было страха или боли, но в них не было и такого естественного всем детям интереса – ей было все равно. И еще было что-то – незнакомая непонятная для Ирмы эмоция.
«Ирма это Славка, Славка это госпожа Ирма» – представил их Арден. В дверях появился заметивший исчезновение мамы Леуди, осмотрел издалека девочку
«Постой пока тут» – попросил девочку Арден, поманил Леуди и они втроем отошли.
«Вот такой вот ларчик с секретом. Хотел бы я знать что у нее там под каштановыми волосами - о себе она не рассказывает, и вообще не находит нужным отвечать на все задаваемые ей вопросы. Бесстрашное и отчаянное создание, Холби который мне ее привез не страдает излишками гуманизма, и попробовал добиться от нее ответов с помощью плетки. Но понял только что может запороть ее до смерти но результата не получит, выпоротая она вообще перестала с ним разговаривать. Другой бы из здешних хозяев ее бы за это просто убил, ей повезло - Холби было так интересно кто она такая, что он вспомнил обо мне и привез ее в надежде что я смогу ее разговорить»
Леуди перекосило при разговоре о плетке, и он направился к девочке, Ирма хотела его задержать, но Арден остановил ее.
«Постой, может у него получится. Дети гораздо более откровенны чем взрослые, и поэтому склонны больше доверять другим детям чем взрослым» - шепнул он ей когда Леуди отошел
«Но мы же не знаем что она пережила! Вдруг что-то совсем невыносимое!» - возмутилась Ирма.
«То о чем ты думаешь было бы заметно, поверь мне. Хотя… с учетом того что перед нами очень волевая личность не в чем нельзя быть уверенным»

Девочка не сутулилась и не прятала глаз, подошедшего Леуди она встретила спокойным безучастным взглядом. Он ей был не интересен. А его душила жалость и бешенство, только бы ему нигде не встретить этого Холби он бы его просто убил! Она была чуть старше его сестры, вытянувшаяся и худая, и эти ее глаза, с непонятным выражением, она без тени смущения рассматривала его так же как и он ее. Какой же надо быть сволочью чтобы поднять руку на этого смелого эльфа?
«Здравствуй» – не зная как держатся с ней поздоровался Леуди.
Ее в отличие от тех девочек которые были в доме, не удивило и не смутило то что с ней так разговаривают.
«Здравствуй» – услышал он ее ответ, у нее был мягкий какой-то бархатный голос, и не поймешь присутствовали ли в нем какие-то эмоции или нет.
«Ты будешь жить у нас?» - ответ он знал, но ему было интересно что она ему на это скажет.
«Не я это решаю» – в ее голосе он услышал какую-то тень усмешки.
«А ты хотела бы?»
Ответом было легкое поднятие плечей, похоже ей было все равно.
«Тебя били? У тебя что-нибудь болит?»
Не обиды, усмешки презрения, ничего что было бы так естественно увидеть на лице жестоко обиженной девочки.
«Не стоит вашего беспокойства» – опять где-то на самой грани ее интонации прозвучала тень снисхождения.
«Тебя больше не кто не будет бить!» – горячо пообещал он ей.
Она посмотрела ему в глаза, самые краешки губ немножко поднялись вверх в слабой улыбке.
Он вернулся к родителям.

«Сказала что-нибудь?» – спросил Леуди Арден.
«О чем?» – переспросил мальчик несколько раздраженно, у него был вид будто он узнал что-то серьезное, а к нему пристают с ерундой.
«Например кто она?» - вздохнул Арден.
«Ты думаешь это разумно задавать ей те вопросы за отказ отвечать на которые ее только что избили?»
«Неразумно» - согласился Арден.
Леуди ушел в внутренние помещения, Ирма проводила его глазами встревоженная.
«Мне уже пора» – вздохнул Арден – «Я буду постоянно с вами на линии»
И шагнул на лифт, и опять Ирме пришло в голову что вообще-то только он один и мог стать для нее по-настоящему близким человеком. Таким каким он был сейчас. Лифт ушел вниз. И она осталась одна с детьми, в этом похожем на музей доме обещавшим стать надежным укрытием в этом бесконечно жестоком мире. В котором как она и предчувствовала они застряли не меньше чем на неделю.
Она обернулась и подошла к девочке.
«Тебя Славка зовут? Интересное имя, я таких и не слышала раньше. Наверно оно славянское да?»
Девочка не ответила но и не испугалась вопроса.
«Ну не хочешь не говори. Идем тебе нужно помыться, и ты наверное голодная»
«Господин меня накормил» – ответила девочка и пошла рядом с ней, в этих ее манерах было очень мало от того что Ирма видела у детей рабов, как в своем центре так и у здешних коричневых девчонок. Разве только привычка идти вот так под рукой, ей на ум пришло что возможно девочка не давно в рабстве. Она вспомнила что рабство здесь было и как наказание семьям тех кто совершил государственные преступления? Может быть перед ней дочь какого-то борца за свободу?
У арки их ждала Тули, этакий взрослый ребенок.
«Госпожа это новая рабыня? Нам надо привести ее в лучший вид?»
«Пока я сама ей займусь. У вас есть в хозяйстве для нее одежка, получше этой?»
Тули кивнула и заспешила с поручением. Ирма хотела бы подыскать для девочки одежду среди вещей Луизы но это могло оттолкнуть от нее других девочек этого дома. Еще не известно как они отнесутся к тому что она – белая.
Ванная зала была с ее квартиру величиной, большой бассейн несколько поменьше, каскад, душевая и Гаксиканский бассейн в котором при заполнение вода держалась пластинками между водонепроницаемого поля. Пространство было разделено стенками из аквариумов в которых быстро резвились стайки мелких и ярких словно звездочки рыбок.

9.
Леуди сидел в гостиной где они пили чай.
Появилась Рути по всей видимости в ее обязанности узнавать не нужно ли кому из хозяев что. Увидела что Леуди хмурый, и совсем оробела, все таки решилась, неслышно на цыпочках приблизилась к нему.
«Господину что-нибудь принести?» - вжав голову в плечи и явно ожидая окрика.
«Спасибо Рути, ничего не надо»
Она кивнула и быстро выбежала в коридор, остановилась на грани тени и света посмотрев на него долгим взглядом.
Она не понимала всех этих «спасибо», вот если бы он на нее накричал или может даже стукнул, ей было бы проще и понятней.
Раньше Леуди и его брат и сестра не очень понимали почему мама стала участвовать в этом движение, может потому что она не любила с ними говорить на эту тему. Сначала они думали что она поссорилась с папой и хочет досадить ему. Но после и папа тоже стал этим заниматься и досадили они только дедушке. Их друзья и знакомые вслед за своими родителями считали что то что происходит в этой самой желтой зоне, касается только жителей самой желтой зоны. Что не надо лезть «со своим уставом в чужой монастырь», и люди за столько лет существования своей культуры нашли для себя наилучшее положение вещей. Прозрение к нему начало приходить когда он однажды скорее по недосмотру мамы чем с ее согласия увидел тех самых детей которых их отец пересылал им со своей родины. После этого у него появился ответ – она занималась этим потому что не могла не заниматься. А сегодня он понял почему она ничего не рассказывала им, увидел в глазах пришедшей вместе с его отцом девочки. Он обещал ей что ее не будут бить, ответ он прочел у нее в глазах.
«А мне все равно» – сказала она ему глазами – «Мне все равно будут меня бить или нет, ты хочешь меня спасти? Бедняжка, ты опоздал – мне уже все равно».
И она не притворялась как это любили делать девчонки. Ей не было нужды производить какое-то либо впечатление. Ей было все равно и то как он это воспримет. Для нее все уже кончилось.
Такой боли в своей душе он еще не ощущал, он привык к тому что все можно исправить, это было его кредо – исправлять, чинить, отлаживать. И вот этот человечек, живой, на ногах, и как он почувствовал в тот миг - ничего исправить уже нельзя.
Мама отвела ее в ванную, и они уже долго прибывали там, он знал чем они там занимаются, мама один раз вышла и вернулась с той коробкой которую завела когда Мик при их поездке на пикник на Эльстоу-2 упал в овраг и украсил себя вдоль всей спины двумя великолепными шрамами. Вид у мамы при этом выходе был такой что Леуди понял что лучше ему ей ничего не говорить. Да и что он мог, предложить ей свою помощь? Но во первых в медицине он - ноль, а во вторых девочка скорее всего там была без всего. А они все не выходили и не выходили. У дверей появилась девушка с детским лицом – Тули. У нее была одежка для девочки, он забрал эти нехитрые тряпочки сказав что обязательно передаст. Выглянула Луиза поинтересовалась - «где мама?»,
«В ванной» – недосказал ей Леуди, он не был уверен нужно ли ей знать о новенькой.
Наконец мама снова вышла забрала у него одежку, сходила к Луизе и принесла от нее белую толстовку из мягкой ткани.
Отнесла это все в ванную. После прошла к себе уставшая и какая-то подавленная так ничего ему и не сказав.
Опять появилась Луиза.
«Не трогай лучше сейчас маму, она не в настроении»
Конечно ей сразу понадобилось узнать что случилось.
«Разве она не сказала когда заходила к тебе?»
«Нет. Забрала эту мою штуку» – Луиза показала как нечто одевают через голову – «И ушла»
Леуди подумал и рассказал ей про приведенную папой девочку, избитую плеткой за отказ говорить кто она такая. И то что мама все это время лечила ее раны в ванной. Луиза в ужасе закрыла рот руками.
«А где она? Девочка. Может мы можем ей чем-нибудь помочь!»
«Можем» - вздохнул Леуди – «Оставить ее в покое, я думаю ей на сегодня уже хватило всех этих господ которые: то бьют, то лечат»
«Я не какая не «госпожа”! А она маленькая? Как ее зовут?» - не унималась Луиза.
«Славка. С тебя, или чуть постарше».
От этого известия у его сестры просто глаза засветились, ей было надо немедленно увидеть эту девочку. Он насилу затолкал ее спать и решил напоследок обойти дом. Ту часть которая ему была уже знакома.
Мефи и Питер занимали две комнаты за круглой залой в восточном стиле с чашей фонтанчиком. В эту залу попасть можно было только через комнату мамы, к ним он не пошел. Мик отрубился прямо за разборкой своего чемодана. Удивительно что они все столько взяли с собой, ведь планировалось улетать отсюда завтра же, нет набили полные саквояжи барахла, будто чувствовали.
На кухне сидела та девушка по имени Тули, с ногами забравшись в кожаное кресло у шкафа комбайна. Она о чем-то задумалась и не заметила его появления, он уже хотел незаметно удалится когда она услыхала что не одна.
Так перепугалась бедная! Неловко выскочила из кресла и неминуемо упала бы, если он не поймал ее под руки. От того что он ее поймал, еще больше перепугалась, прямо перед его лицом были два совершенно круглых глаза. Осторожно он поставил ее на ноги и отпустил. Чувствуя себя совершенно не в своей тарелке. - Вот ведь!
Еще минуту ей понадобилось чтобы восстановить дыхание.
«Ой! Простите! Простите сэм ден!»
«Ты меня прости что я так подкрался! Ну чего ты так испугалась?»
«Ой…. Ой! Что-нибудь надо господин?»
«Да нет вот решил пройтись перед сном, а тут ты сидишь»
«Ой простите сэм ден!»
«Да ладно тебе…» – взял ее за дернувшиеся локотки и осторожно усадил обратно в кресло. Подвинул себе другое.
Поняв что больше он ее трогать не намерен а собирается с ней говорить она поглубже улезла в кресло смотря на него перепуганными глазищами.
«Вам вовсе не надо нас так боятся, я понимаю что мы кажемся вам странными и непонятными. Мы прилетели сюда из далеких мест где люди живут совсем по иному, по этому мы друг дружку так не понимаем, но заверяю тебя мы совсем не страшные. Там где мы живем вовсе не считается хорошим если тебя кто-нибудь боится»
Она слушала очень внимательно и не шевелясь, когда поняла что он все сказал хотела что-то спросить, задвигала губами но так ничего и не произнесла.
«Ты чего не спишь?» - подбадривающе улыбнулся он ей.
«А как же? Ночью надо кому-то не спать. Смотреть что бы все было хорошо» - девушка смотрела не него уже без такого бездумного испуга.
Эх мама, папа! – вздохнул про себя Леуди – а вы про это и не знаете!
«Дом на автоматическом контроле, он сам за всем следит лучше чем сможем мы все вместе взятые. Спите спокойно, не беспокойся мама тоже так думает».
Она вздохнула.
«Как там дела у новенькой?»
Тули еще раз вздохнула.
«Она очень молчаливая и спит сидя»
Надо будет еще проверить где и на чем они спят. Но это маме, у них там девичье собрание – вздохнул Леуди. – Спит сидя, значит лечь скорее всего не может. Додумалась ли мама дать ей обезболивающее? Впрочем коли уже спит то наверное дала….
«На утро надо что-нибудь сделать господин Леуди?» – напоследок Тули решила спросить сама.
«Хорошо выспаться» - улыбнулся он ей – «Хороших снов тебе Тули»
«Хороших вам снов господин» – услышал он не сразу последовавший тоненький ответ.
От этого окончания дня с подхватыванием падающих девушек и тоненькими пожеланиями хороших снов настроение у Леуди значительно улучшилось. Вот только бы не все эти – «господин».
Уже в пастели он удивился как много всего может уместиться в один день.
запись создана: 17.08.2012 в 06:46

URL
   

Akkiolo

главная