Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:18 

60.
И снова дорога, как и сказал тот дядя вскоре показался еще один въезд, там раньше тоже была баррикада но ее всю разметало сильным взрывом. Дальше были пустынные разрушенные улочки с трех-пятиэтажными коробками домов без перекрытий, некоторые чадили дымом затихающих пожаров. Потом целых домов стало больше они теснее прижались друг к другу и выросли до десяти и более этажных трущоб. Кое где огонь здесь по свирепствовал на славу, в других местах дома стояли совсем целые, центральная дорога по которой они ехали была свободна а вот переулки отходящие вглубь то и дело преграждали завалы из битой техники и стальных балок.
Стали попадаться люди, похожие на их нового знакомого – бедняки. Своевременно – а то Мик начал думать что в городе остались только бандиты и старики. У навеса с вывеской тех. сервиса столпилась группка молодежи при виде них они приветственно замахали.
«Обознались что ли?» - озадачился Леуди.
«То на чем мы едем, здесь самая что не на есть история. Здесь живут потомки первых колонизаторов, видимо еще помнят на чем ездили их прадеды» - пояснила мама.
«Это те кто убили всех кто раньше здесь жили?» - спросила непримиримая Луиза, она как и другие девчонки пересели пониже на пол – забыв что снаружи их все равно увидеть не могли.
«Убили, и их полегло здесь не мало. Не от хорошей жизни они сюда прибыли»
Луиза только фыркнула.
«Убивали в основном легионеры. Колонисты же строили космопорты и энергостанции прокладывали коммуникации и порой не могли даже себя толком защитить от набегов местных. Легионеры им не очень то и доверяли – тяжелого оружия им не давали» - это было Славка сверху.
Мама подошла к башне и поймала таки ее за босую серую от пыли ступню.
«Ааай!»
«Славка – откуда ты столько много всего знаешь?»
«Знаю и все! Только чур не щекотать меня!! Ой!»
«Как ты умудряешься не порезать их? Прыгаешь по всякому мусору» - удивилась мама с явным облегчением в голосе.
«А я ловкая! Ой! Ну щекотно же!»
Район трущоб оказался огромным они достигли его края только когда уже вечерело. Снова стали попадаться пожарища и следы боев а после открылась плоская равнина уходящая в темно зеленую вечернею даль. В отдаление возвышались светло зеленые в свете заката башни новеньких небоскребов видимо из-за подымающегося нагретого воздуха низ их искажался так будто они отражались в воде. Небоскребы были огромны не менее двухсот этажей каждый, знаменитые дома-города Ативлесса. Мик видел рекламу квартир в этих суб современных построек распространенных в содружестве. В ней говорилось что можно прожить жизнь не покидая этого дома и не нуждаясь не в чем. Район для проживания среднего класса. Ближайшая к городу башня испускала в небо шлейф черного дыма, будто вулкан какой-то из окон местами вырывались языки пламени. Но еще более жуткое они увидели в дальнем от них ряду башен там один из гигантов с дырой этажей в пятнадцать по центру упал и падая зацепился за своего соседа. Это остановило падение в каком-то немыслимом наклоне, были видны непрекращающаяся обвалы. Мик запретил себе думать о том что в падающем доме могли сейчас находится люди.
Славка указала что им ехать вдоль трущобного района в сторону от центра.
«Долго еще?» - спросил Леуди.
«Давайте остановимся тут на ночь, а завтра с утра доедем» - предложила Славка.
«Я за!» - высказался Мик – «Фонари не горят. Скоро будет темно как в ж…»
Тут он спохватился, Рути и Юлаги сидевшие рядом захихикали. Хокса спрятало лицо в ладонях и блеснула смеющимися глазами.
«Мик!» - укоризненно посмотрела на него мама. Засмеялась Луиза.
«В следующий переулок и там будет поворот во дворик» - с навигаторствовала сверху Славка.
Леуди начал маневр поворота.
«Черт, темно прямо как Мик сказал!» - пожаловался он вызвав дружное веселье.
«Леуди!» - скрывая улыбку возмутилась мама.
«Ну правда, фары бы включить»
«Не стоит!» - высунулась из башни Славка – «Тут прекрасный обзор, еще прилетит чего не нужно! Счас… тут где-то фонарик был»
Один миг и она уже снаружи фонариком показывала Леуди куда ехать. Так они оказались в темном маленьком дворике позади обвалившегося дома. Леуди поставил машину на землю пригасил щиты. В люке показалась Славка
«Впереди пустой деревянный сарай, в случае чего можно ехать через него»
«Ты влезай давай!»
«Не! Я пока окрестность разведаю!» - и Славка исчезла в ночи.
«Что за невозможная девчонка!» - пожаловалась мама. А Мик пожалел что не успел вызваться с нею.
Мик, Леуди и Тули вылезли на крышу, она порядком нагрелась за день, снаружи было темнее чем виделось из машины. Внизу девчонки и мама занимались ужином и пастелью на ночь. Было тихо ласково обдувал теплый ночной ветерок. И только совсем из далека едва слышались потрескивания и грохотания видимо от падающего или горящего небоскребов. Говорить не о чем не хотелось, Мик чувствовал как утомил его этот полный волнений день.

61.
Вскоре мама позвала их вниз ужинать. Завал из вещей разгребли и упорядочили, в нем оказались и лежанки. Питер, Мефи и Юка уже спали. Хокса нянчившаяся с ними после остановки тоже клевала носом. Юлаги, Огори и Рути тоже были смешно сонные, такие домашние и уютные.
«А этой бродяги так и нет!» - беспомощно рассердилась мама. – «Ну что за ребенок? Словно на батарейках – весь день носилась и на ночь глядя опять!»
Еще потянув время решили ужинать не дожидаясь. Славка появилась к концу ужина, серьезная – все встревожились.
«У меня к вам вопрос!»
«Что случилось Славка?» - спросила ее мама.
«Мы можем взять еще одного пассажира?»
Сон у всех как рукой сняло.
«Ты кого-то нашла?» - вздохнула с пониманием мама.
«Девчонка спит, по возрасту где-то между Юлаги и их» - она кивнула на Рути и Огори. – «Пайко – ну трущобная значит - прикорнула на лавочке в укромном месте».
«А ты уверена что она одна?» - спросила ее мама.
«Спит одна на улице, даже не укрылась как следует. Рядом сумка с вещами, ну и уж больно она неухоженная чтобы за ней кто-то приглядывал»
«Приведешь ее?»
«Лучше если Мик или Леуди будут со мной, а то ведь подумает что попалась к бунтарям. Она все таки свободная»
Мысль была здравая.
«Сходим вместе?» - предложил Леуди Мик.
«Пошли»
«Может лучше я?» - спросила мама.
«Туда лезть надо. Она забралась во двор развалившихся домов»
«А вы ее до полусмерти не напугаете там?»
«Напугаем» - вздохнула Славка – «Но одна она ведь совсем пропадет»
«Ну вы поосторожней с ней все-таки»
Выбрались наружу темень стояла уже полная. Мику потребовалось постоять привыкая иначе он рук своих не видел. Наконец глаза стали привыкать и он различил двор. Больше от того что в темноте песок был светлее домов. Славка зажгла фонарик и стала показывать куда идти. Постепенно Мик видел все лучше, небо посветлело очертание домов бордюрных камней и другие предметы стали проступать из темноты серыми контурами. Где-то вдалеке слышалась ожесточенная перестрелка, но очень далеко. Со стороны трущоб кто-то с кем-то перекликался. Так они пересекли около квартала. Дорога привела их к старым обрушившимся домам. Так как они были обнесены забором очевидно руинами они стали еще до восстания. Теперь же и от забора мало что останется.
«Теперь не шумите, а то сбежит» - предупредила Славка.
«Ты собираешься ее ловить?» - встревожился Леуди.
«Ну да»
«Может попробовать просто ее уговорить»
«Если она не полная дура то первое что она попытается сделать это сбежать. В этом городе убийц на порядок больше чем благодетелей»
С этим тоже было не поспорить.
Стараясь двигаться бесшумно они забрались на гору обломков которая была в проходе между домов, внизу открылся уцелевший дворик. Посередине стояла обветшалая беседка. В беседке садовая скамья, Мик понял что им туда. Они осторожно подошли.
Девочке было лет десять она спала положив голову на локоть и укрывшись мятой мужской курткой, светлые волосы отросшие до плеч зеленели в темноте. Славка посвятила рассеянным светом, Мик увидел припухшую от сна курносую детскую мордашку одинаково подходившую как девчонке так и мальчишке если бы не некоторая большая утонченность чем это бывает у мальчишек и длинные ресницы. Мик почувствовал острую жалость к найденышу.
После ее ресницы вздрогнули и она резко села, посмотрела на Мика быстро просыпаясь и это все началось.
«Что надо!!» - закричала она и дернувшись налетела на Леуди, взвизгнула. Он попробовал подхватить ее чтобы она не упала, его замолотили кулачки, после он охнул а девчонка вывернувшись у него из под руки и стремительно словно небольшой зверек понеслась от них по двору. Мик ясно понял что не сможет догнать ее, и тут же увидел Славку. Славку бесшумная как тень словно одним слитным движением догнала беглянку и раздался оглушительный визг. Мик перепугался за найденыша боясь подумать что могло случится. Но Славка уже несла несчастную подняв за плечи обратно, девочка ревела в голос но вроде была цела.
«Пусти! А ну пусти меня! Ну Пусти-и-и!»
«Как ты?» - спросила Славка Леуди, она держала девчонку на весу без какого либо напряжения.
Леуди тер правую руку.
«Вот ведь… Укусила» - заметил он удивленно и без обиды.
«Я тоже чуток перестаралась – синяк у нее будет. Ну ничего – сама виновата. Куда это ты подруга с такой скоростью?»
«Ну отпустите меня!» - рыдала девочка и пробовала вырываться.
Мику было ее очень жалко.
«Перестань, тебе никто ничего не сделает»
Но она кажется его даже не слышала, ревела закусив нижнею губу и то и дело пробовала вывернутся.
«Поставь ты ее» - попросил Славку Леуди.
Славка опустила беглянку, но та сразу попробовала присесть и прыгнуть в результате опять оказалось в воздухе, закрутилась дергаясь руками. Во время этого она увидела босые ноги Славки, извернулась посмотреть на ту кто ее держал и сразу притихла втянула голову в плечи, даже в темноте Мик увидел ее ужас.
«Ага – угомонилась наконец-то» - удовлетворенно заметила Славка.
- «Мик забери ее сумку и тапочки под лавкой, и понесли этого кролика а то нас наверное уже ждут»
Девочка заплакала на этот раз тихо и с такой безнадежностью в голосе. Мик не знал что можно сделать в подобной ситуации, Леуди тоже. Под скамьей обнаружились спортивные тапочки, старые потерявшие цвет с треснувшими подошвами и ломающемся пластиком все в песке. Поднял довольно увесистую сумку с странным запахом каких-то специй или благовоний. Девочка посмотрела на него с отчаянием не переставая плакать.
«Тебе не тяжело» - устало спросил Славку Леуди. – «Может помочь?”
«Не! А то тебя опять укусят. Да она не тяжелая – высохла поди вся тут» - в голосе Славки Мик с облегчением уловил тень ласковости, наверное найденышу у нее было все таки не очень плохо.
«Слышь подруга у тебя тут еще есть что ты хочешь с собой забрать? Или может кто?»
Девочка только плакала не отвечая.
«Ну и ладно в случае чего вернемся».
И они ее понесли, первой шла Славка с найденышем, следом Леуди фонариком освещал им путь, Мик с вещами шел последним. Про себя он думал о том что не окажись здесь Славки ни за что не вспомнил бы куда им идти, и как она нашла в потемках эту девицу? Да и еще эти вот тапочки в полной тьме под лавкой….
«Славка а ты что в темноте видишь?»
«Вижу конечно! Я вообще много всего вижу»
«Чем дальше тем больше тобой восхищаюсь!» - признался Мик вполне искренне.
«Мерси»
«Вот почему так? – ты все знаешь, все умеешь еще и в темноте видишь. Один бы я тут точно заблудился бы! А ты вот прямо раз и пошла! Хотел бы я так» - сделал очередную попытку разговорить Славку Мик за одно он хотел чтобы слушая их разговор пойманная девочка поняла что они обычные люди и не надо их так боятся.
«Тренируйся – ходи по ночам, учись запоминать направления»
«Если он начнет ходить по ночам мама его загрызет» - предупредил Леуди. – «Сама ты как успела всему натренироваться? Ты же мельче его не говоря уж про меня а я думаю и в половину не знаю не умею того что в твоей светлой голове умещается».
«Нет! Моего уровня вам конечно ни за что не достигнуть!» - с важностью и смешком в голосе ответила она – «Я супер супер супер!»
Потом добавила уже не так весело.
«Не достигнете если вам хоть сколько-нибудь повезет в жизни»
От этого признания у Мика пропало всякое желание выпытывать Славкины тайны, появилось желание сказать ей что-нибудь хорошее но он никак не мог придумать что.
Со стороны равнины раздался продолжительный далекий гром– Мик вспомнил падающий небоскреб.
«Упал таки» - заметил Леуди
«Надеюсь там никого не было» - пожелал Мик.
«Как же! – зачем стрелять по пустому дому?» - хмыкнула Славка.
«Может он не от того что в него стреляли упал» - заспорил Мик.
«Дыру в середине ведь ты тоже видел? Явный след от ракеты»
Спорить с этой всезнайкой было не просто.
«Может вы меня отпустите?» - спросила беглянка, жалобно и при этом как показалось Мику не без сердитости.
«Куда подруга?» - вздохнула ей Славка – «Обратно на ту лавку?»
«Ну я не хочу…» - вновь заревела беглянка. – «Отпустите меня…»
«Опять завела волынку»
Девчонка задергалась в ее руках
«Поставь меня! Я сама пойду! Не надо меня нести!»
«Ага! Я тебя уже ставила, чтобы ты тут опять прыгать начала?»
«Поставь меня! Не трогай меня! А ну поставь!!» - столько возмущения была в ее голосе и конечно все вновь перешло в рев и беспомощные брыкания, Мику просто видеть этого не хотелось - будто они превратились в каких-то злодеев! А еще он против воли вспоминал как Славка убивала тех братьев рабовладельцев и ему было боязно за найденыша – вот надоест Славке это трепыхания….
«Слушай! Ну кончай уже! Никто тебе плохого не хочет!» - взмолился он.
Его просто не слушали.
«Спокойно Мик, поверь мне - ничего ты ей сейчас не докажешь» - укорачиваясь от пытающегося ее боднуть русого затылка сказала ему Славка
«Но нельзя же так!»
«На самом деле только так и можно - потерпи»
Наконец дошли до их дворика, увидев броневик найденыш затрепыхалась просто отчаянно, на этот раз молча и без слов.
«Никуда ты не денешься!» - попробовала успокоить ее Славка.
Не тут-то было - беглянка вся из изворачивалась, а когда поняла что ей не вырваться загудела словно разъяренная кошка.
К ним спешили мама и Тули. Мама попробовала подойти к девочке и ее точно бы лягнули если бы Славка не убрала беглянку в сторону.
«Пусти меня!!»
«Пусти меня!! Отпусти!»
«Вот отыскала головную боль для нас» - повинилась маме Славка.
Мама смотрела на их борьбу и не знала что делать.
Приближение к броневику побуждало беглянку к все более отчаянному сопротивлению, вот только Славка удерживала ее вроде как и без большого напряжения.
«Отпусти!!»
«Не кричи – здесь маленькие дети спят!»
«Отпусти!!»
Славка встряхнула девчонку – «Можешь ты помолчать?!»
«Отпусти! Отпусти! Отпусти!»
«Что делать то?» - Славка повернулась к ним. – «Сейчас разбудит всех. Вырубить ее что ли?»
«Ты что?!» - испугался Мик.
«Не надо ее бить» - приняла решение мама. - «Разбудит значит разбудит – завтра отоспаться!»
Услышав про «вырубить» девочка чуть поутихла, посмотрела на них с затравленным выражением на лице.
«Леуди, Мик нужно закрыть нижний и верхние люки а то она нам там устроит скачки с препятствиями. Госпожа, Тули идемте через заднюю дверь пока тут на ее визг пол города не собралось».
Мик с вздохом полез наверх, не нравилось ему все это – их броневик теперь превращался в тюрьму для этой девочки. Но ведь Славка была права! – Нельзя же было оставлять ее одну в этом аду. Он вспомнил те ужасы которые здесь видел – никак нельзя ее отпускать!
У входа в машину девочка дала последний и отчаянный бой, она не жалея своих ног пыталась зацепится за дверцы оттолкнутся, мычала ругалась какими-то незнакомыми Мику выражениями. И конечно всех разбудила, Мефи спросонья разревелась следом за ней Луиза которая не могла без слез видеть эту – «жестокость». Хокса не проснувшаяся до конца но в раз определившая настоящего «агрессора» в этой суете заняла позицию между найденышем и младшими, остальные девочки сбившись стайкой в молчаливой растерянности наблюдали за происходившим. Наконец все оказались внутри, Славка закрыла дверцу, отпустила беглянку и мгновенно активировала замок.
«Фу! Все!» - выдохнула она с облегчением.
Девочка потерянно стояла у дверей спиной ко всем, открыть замок она не пробовала, вот плечи ее задрожали и она забилась в уголок все так же не поворачиваясь. Свернулась там в клубочек обняв коленки и всхлипывая.
Мик перехватил направившуюся к ней Лу.
«Если не хочешь чтобы тебя как следует стукнули не лезь к ней»
«Но как же?...» - расплакалась его сестренка.
Рути вытащила из коробки еще одну лежанку и стояла с ней растерянная, мама взяла у нее.
Подошла постелила рядом с тем углом где сидела бедная девчонка.
«Это тебе малыш. Все будет хорошо. Ложись спать, или может тебя покормить сначала?»
Девочка судорожно зажала уши руками.
Мама вздохнула устало и отошла.
«Ничего страшного» - успокоила ее Славка. – «Лежанку ей дали - захочет ляжет по человечески, все лучше чем на лавке спать»
«Давайте попробуем поспать все таки» - решила мама. Мефи отревев положенное и убедившись что мама и все на месте уже спала. Питер и Эка толком и не просыпались. Рути отдав маме лежанку засыпала прямо стоя, Тули направила ее спать. Славка перенесла свою пастель что бы быть между найденышем и остальными и зачем-то полезла в башню.
«Ты куда?» - встревожился Леуди.
«Попробую запустить стража на случай если кто рядом болтаться будет. И поколдую над полями».
«Надеюсь эту ночь ты сторожить не собираешься?»
«У меня теперь есть кого внутри сторожить. А то решит вас всех загрызть а виновата я буду».

Когда Мик устроился спать он почувствовал как на лежанку к нему осторожно залез кто-то небольшой.
«Вы ее поймали?» - зашептала Юлаги ему в ухо.
«Еле справились» - также шепотом пояснил он ей.
«А почему она такая злая?»
«Она не хотела чтобы ее ловили, и она нас боится»
«Она будет жить с нами?»
«Я надеюсь, но она наверное хочет сбежать»
«Она свободная с ней надо не так как с нами»
«Глупая – вы тоже свободные. Завтра поговорим давай баиньки».
На прощанье Юлаги потерлась ему о плечо щекой.
Все будет хорошо – уверился он от этого теплого прикосновения.
После услышал тихое перемещение – Юлаги перетащила свою лежанку вплотную к его. Так же как лежанка Тули была вплотную к лежанке его брата.
«Ой-ей!» - про себя немного испугался Мик.
Он чувствовал себя страшно вымотанным но сон не шел. Найденыш по всхлипывала и утихла в углу, на лежанку так и не пошла. Впрочем наверное она уже привыкла спать на твердом. Мик стал вспоминать события этого дня – как много может случится за один только день. Вся эта стрельба и погоня за ними, горящий торговый центр и Славка выводящая разбитый грузовик из ворот. Умерший старик и их путь через район трущоб, горящий и упавший небоскребы и наконец эта трагедия с найденышем. Таких событий с ним в жизни не случалось. А тут все уместилось в один день. Если бы ему кто сказал что с ним это все произойдет он не за что бы не поверил, его жизнь стала насыщенней чем какая-нибудь компьютерная игрушка. Но лучше бы это и ограничилось одним днем. Чудом ведь уцелели.
У этого чуда было имя и она спала охраняя их от найденной ею же беспризорницы. Славка – он много узнал о ней сегодня, то что она смелее чем он мог даже себе представить. То сколько она знала говорило что ее обучали с помощью мнемозаписи и видимо у нее много часов под шлемом – а это значит что время от времени у нее должна зверски болеть голова и существовала большая опасность тромбов головного мозга и инсульта. По крайней мере так он читал на форуме о мнемозаписи и «мгновенном обучении». И наконец девочка Славка была вовсе не такой бесчувственной за которую себя выдавала – старики и беспризорные десятилетние девочки способны были вызвать у нее сострадание. Исчез тот страх который она у него вызывала после тех убийств. Славка – Мик очень хотел с тобой подружится, но чувствовал что она совсем взрослая, и опасался что на самом деле ей совершенно не интересен.

62.
Ночью ему ничего не снилось, зато проснувшийся – словно вынырнувший из глубокого сна он почувствовал себя свежим и отдохнувшим. Экраны-окна показывали что в городе было уже не утро - день, синяя звезда давно поднялась от горизонта. Помимо него не спали мама, Леуди, Тули и Огори. И конечно Славка была уже в своей башне, Огори готовила завтрак, мама и Тули ей помогали, Леуди сидел без дела и обрадовался его пробуждению. Найденыш спала у дверцы, во сне она выпрямилась и уложила голову на локоть, конечно затылком ко всем, маленькая и стройная если не сказать тощая. При свете стало видно что ее одежда была просто серой от пыли и изобиловала заштопанными неумело прорехами. Волосы у нее были цвета старого сена но наверное если их отмыть у них будет солнечно желтый цвет, руки и выглядевшие из-за сбившихся штанин икры были настолько загорелые что она – несомненный представитель белой расы могла сравнится цветом с их девочками. Ступни белесые от въевшейся пыли с многочисленными царапинами – старыми белыми и еще не зажившими, будто ступни пожилого человека подумалось Мику.
Встала Луиза и что-то расшумелась спросонья, разбудила остальных. Найденыш тоже проснулась, села и несмотря на них перебралась к дверце, прижалась к ней щекой.
«Ну чеготы?» - жалобно спросила ее мама. – «Сейчас завтрак будет – поешь с нами».
Ответом была тишина.
«Ну что ты так? Никто не хочет тебе зла – мы просто не могли оставить тебя там одну, когда здесь все с ума по сходили и убивают друг дружку».
Девочка не хотела слушать маму она как и вчера заткнула уши широко расставив локти.
«Упрямая» - вздохнула спустившаяся из башни Славка – «Ну ничего».
Когда завтрак был готов девочка опять не пожелала к ним присоединится или хотя бы повернутся лицом, мама не знала что ей делать. Мама попробовала ее уговорить поесть но та только уши затыкала.
«Можно сделать проще госпожа» - Славка собрала еду которую положили беглянке и отнесла той в угол. – «Захочет есть – поест. Только чай нужно в флягу перелить а то разольется».
Этим сразу занялась Огори, вот только нести флягу она побоялась – отдала ее Славке.
Девочка забилась от еды в самый угол, на миг она оглянулась, Мик увидел что их найденыш в ужасе. Или может она так Славки боялась?
После завтрака решили выдвигаться.
«Хочешь я в башне посижу?» - спросил Мик Славку, та хмуро разглядывала беглянку, явно думая о том что эта особа может устроить в ее отсутствие.
«Да нет – приглядывай лучше за ней, пока она тут кого-нибудь не загрызла».
Равнину накрыла подушка пылевого облака уже оседающего – полупрозрачного. Не хватало двух небоскребов – «падающего» и того что горел, на месте последнего в верх словно изломанные ветки торчали иридиевые балки. Теперь их путь шел по окружной дороге опоясывавшей район трущоб, было совершенно пустынно. Справа стояли обветшалые двух трехэтажные домики бедноты – явно брошенные, слева покрытая сетью мелких барханов пустыня.
После песок сменили бетонные плиты и начался район заводской застройки. Сам по себе он был уникален, будто прибыл сюда из фантастики о смещение временных осей. Доисторические мастерские из серого кирпича соседствовали здесь с суб современными прозрачными кристаллами цехов-автоматов. Трубы высокоскоростной доставки с топливными погрузчиками. И все это рядом переплетено сообщающимися коммуникациями то в стеклопластике с лампочками и циферблатами индикаторов, то в ветхой отслаивающейся изоляции. Целый район абсурда. Ничто не двигалось, не работало и не было видно никого из людей. Местами сюрреалистичную картину дополняли темные пятна пожарищ и видимо взрывов.
«Скоро доедем!» - заявила сверху Славка.
Найденыша тем временем мучила лежащая рядом с ней еда, девочка то смотрела на нее, то отворачивалась к стенке, снова смотрела. Как Мик заметил особенно ее притягивала фляга с водой. Ну еще бы – она не ужинала, не завтракала а дело уже шло к обеду. Но девчонка стоически сопротивлялась своей жажде и голоду. Наверное не хочет быть нам ничем обязанным – подумал Мик. Надо же какая гордая! В городе где он жил тоже был район бедноты – что поделаешь, алкоголь, наркотики и азартные игры всегда сопровождали человечество. И как следствие – нищие потерявшие все люди. Но живущие там не вели себя там так как эта беспризорница, у них по мнению Мика вообще не было никаких принципов, там никому ничего не приходилось предлагать дважды.
Мику было ее жаль и он хотел чтобы жажда побыстрее победила ее и она так не мучилась. Для этого он будто не специально налил себе в стакан воды и стал не спеша пить.
Мама посмотрела на него очень внимательно, на него и на найденыша. Мик увидел что и она не знает что здесь можно сделать.
«Ну уберите же от меня это!» - наконец не выдержала девочка.
«Я все равно этого не возьму!» - столько злости и беспомощности было в ее голосе.
«Не, не - пусть лежит!» - высунулась из башни Славка. – «А то по всей видимости эта особа решила вообще ничего не есть!»
Найденыш уставилась на нее с ненавистью.
«Почему?! Почему она так со мной разговаривает?! Я свободная! Скажите же ей об этом!» - с гневом и обидой выкрикивала она. После уже тише со слезами. – «Почему она так со мной поступает? Я ведь свободная…. И почему вы так с ними говорите…. Я ничего не понимаю!»
Она легла на пол и разревелась, при этом еще опять зачем-то уши свои заткнула.
Мик наконец понял еще одну сложность в ситуации - девчонка видела в них состоятельных рабовладельцев которые вот так взяли и подружились со своими рабами. Для нее это наверное было так как если бы мир перевернулся вверх тормашками, какое уж тут могло быть доверие или понимание.
Мама пошла к малышам взволнованных этим скандалом. Мику и Луизе досталась еще одна проблема – бедная дурашка Огори приняла гнев найденыша на себя, она же это все готовила.
«Ну не причем здесь ты!» - стал убеждать Мик эту плаксу. – «Чтобы еда понравилась или нет ее надо сначала попробовать!»
От этого его высказывания или от того что они утешали Огори с новой силой разрыдался найденыш – в общем сумасшедший дом.
Через полчаса девочка сдалась и взяла флягу, не успела она отпить как сверху соскочила неизвестно как узнавшая об этом Славка. Девочка выпила чай одним залпом, и обвела их взглядом полным отчаянья и беды.
«Ну начала уже так не останавливайся на пол пути» - кивнула ей на еду беспощадная Славка.
Сырные лепешки и пирожные ушли в девочку не более чем за минуту, Мик испугался что она сейчас подавится от этой поспешности. Славка налив в кружку воды дала ей запить. Эта вода тоже была моментально проглочена, при этом у несчастной был самый что не на есть похоронный вид.
«Ну вот и все» - простонала она словно лишившись сил, и легла на пол лицом вниз.
«Ты случаем не думаешь что мы тебя отравили?» - поразился Мик.
Славка посмотрела на него со смешком, будто на маленького, эта невозможная особа явно снова понимала больше всех – или думала что понимает.
«Тут дело не в этом. Белый человек не может быть рабом – так? Это закон, но как известно если очень хочется то можно. Таким как аэфиквесы всегда очень хотелось – с не белыми то у них никак. Тогда в законе появилась поправка о долговом рабстве – это не рабство в полном смысле того слова, должник принадлежит господину только на определенный срок, он не может сильно пострадать или быть убит за это время. То как он живет находится под строгим контролем куди и властей – но принадлежит! Такое стали применять к тем ворам которые не возместили украденное, к ним и к их семьям. После шире и шире. Здесь порой делают так – поймают вот такую пигалицу, посадят под замок на голодный желудок, а потом дают наесться. Но еда стоит денег – не правда ли?» - последнее обращалась к лежащему на полу найденышу, ту сотрясал бесшумный плач.
«Я заплачу! Я обязательно заплачу!» - проревела девочка им не поднимая головы.
«Цену на еду устанавливает кормивший, это юридически оспоримо но юристов ведь она не вызовет. А пока подобный раб от долгов отрабатывает то что задолжал он продолжает есть»
Беспризорница от этих пояснений разрыдалась во весь голос, с надрывом, безутешно.
«Славка а ты не могла это раньше рассказать?» - с укором спросила ее мама.
«И чтобы было бы госпожа?» - вздохнула Славка она вовсе не веселилась как было показалось Мику.
«Мы объяснили бы этому бедному ребенку что за то что мы ей даем она нам ничего не должна»
«И она бы вам поверила? Те тоже так делают – ловцы. В начале, говорят что даром, клянутся в вечной дружбе – это если принимать дары отказываются то в сарай и на голодный желудок!»
«Ты прошла через это?»
«Ха! Разве кто-то уцелел бы если попробовал проделать со мной такое» - с несколько деланной бравадой отвергла мамино предположение всезнайка. - «Нет проверить что ты не у ловцов можно только опытным путем. Что все равно придется сделать, вот это сейчас и произошло. Теперь по тутошним законам она в вашей власти!»
Девочка села подняла на них красное лицо, Мик сразу отвернулся – на ее лице было такое! Она ждала от них только одного, того чего боялась больше всего на свете – что ее сейчас объявят рабыней. Мама подошла к ней села рядом, Мик бы не смог.
«Я говорю тебе чистую правду. За то что ты у нас ешь ты ничего не должна платить, не сейчас не потом. А если ты нам за что-то будешь должна то мы все равно простим тебе и не в коем случае…. Слышишь – не в коем случае ты не будешь рабыней!»
Девочка крупно вздрагивая от переживаний опять отвернулась к стенке, и какое-то время сидела молча.
«Вы обманываете!» - простонала она наконец.
«А какой смысл нам тебя обманывать?» - с тяжестью в голосе спросил продолжавший вести машину Леуди. – «Ты ведь уже поела»
«Не знаю!» - вскрикнула девочка – «Чтобы я не пробовала убежать!»
Никто не нашелся что возразить ей на эту версию. Открыть дверцу – подумал Мик – но ведь тогда эта дура действительно убежит! Даже задумываться не будет.
«Так не бывает!» - подытожила найденыш.
«Ну хоть есть то ты теперь будешь?» - спросила ее мама.
«А вы мне еще дадите?» - удивилась найденыш.
Вместо ответа мама пошла советоваться с Огори и они занялись готовкой. Мик подумал и взяв большую кружку заварил в ней чаю, подошел с ней к девочке. Та явно боролась с желанием отскочить от него подальше но кружка ее притягивала. Приняв кружку у него она отпила из нее побольше чтобы не расплескать и отталкиваясь пятками отодвинулась от него подальше.
«Как тебя зовут то?» - спросил ее Мик.
Девочка вся нависшая над полученным ей сокровищем подняла на него глаза с подозрением.
«Чихемк» - с вызовом сказала она.
«Это что-то вроде таракана» - пояснила вернувшаяся на свое место Славка. – «Леуди давай на следующем перекрестке направо. Прозвище это наверное. А именем ты что не удостоилась свободная?»
«Йонне Ториан Элисабет!» - вскипела девочка. – «А ты?»
Интересно Йонне или Элис – задумался Мик и решил что Элис благозвучнее
«Мое имя Славка» - донеслось невозмутимое из башни.
«Это имя или прозвище?!» - по ядовитее спросила ее Элис.
«Имя» - вздохнула наверху Славка»
«Никогда не слышала! И кто тебе дал это имя?» - с презрением спросила девочка.
«Родители»
«А они у тебя были?» - деланно удивилась злющая Элис но кажется ее злость дала трещину.
«Открою тебе секрет – у всех когда-то были родители»
«Разве ты их помнишь?» - Элис растерялась и потеряв большую часть своей озлобленности.
«Я их помню»
«А где они сейчас?» - не выдержал Мик.
«Их больше нигде нет» - ответила Славка и не поймешь спокойно она это сказала или нет.
У Элис да и у Мика продолжать расспросы пропало всякое желание.
Через некоторое время Леуди завел броневик в развалины какого-то цеха и они остановились обедать.
Рути сервировала стол, Элис поглядывала на все эти приготовления с недоверием и надеждой.
«Иди за стол» - сумрачно позвал ее к столу Леуди.
«А вы что и со мной за одним столом есть будете?!» - не поверила найденыш.
«А почему бы и нет»
Элис посмотрела на Леуди будто подозревала что он шутит.
«Ну этого я уже вовсе не понимаю! Вот смотрите!» - Она протянула к ним свои пыльные руки.
«Ну смотрю» - улыбнулся Леуди – «Ладошки, чумазые немного – если это проблема давай их вымоем»
«Вымоем?» - в пол голоса поразилась Элис. – «Водой?»
«А чем еще? Мыло тоже есть»
«Да вы что?!» - вскричала Эллис. – «Дайте я лучше ее выпью!»
Леуди засмеялся этому ее ужасу и возмущению.
«Элис хватит дурака валять иди к столу» - позволил себе немного рассердится Мик.
Элис вздрогнула и посмотрела на него так будто он что-то особенное сказал, закусила нижнею губу и несмело подошла к ним, присела на уголке в ее глазах блестели слезы.
Может я что-то не так сказал? Может все таки Йонне? – испугался Мик. – Все таки странный народ эти девчонки! Ох и тяжело с ними!
«Ну вот и хорошо!» - похвалила девочку мама. – «Или может тебе действительно ладошки помыть»
«Да вы что?! Ну что вы все!»
«С этим лучше потом» - предложила Славка. – «Ее все равно всю целиком отмывать надо».
У Элис не было слов, она только порозовела.
Мик заметил что Рути никак не могла решить выполнять ли ей и дальше роль официанта или садится за стол. И помог ей с выбором усадив рядом с собой за что сподобился ослепительной улыбки. С появления Элис девочки примолкли и оробели – Мику это не нравилось.
Элис тем временем серьезно так посмотрела на столовый прибор лежавший перед ней.
«Ага! У нас проблемы? До этого мы ели только руками?» - Славка оказывается тоже могла быть порядочной язвой. Надо заметить сама она знала столовый этикет лучше чем Мик.
«Ничего подобного!» - порозовела Элис и схватила ложку в кулак как держали ее Юлаги и Эка.
«Вот так вот держат» - показала ей как правильно держать Славка.
«Я умела! Меня бабушка учила! Просто я забыла! Ну да я ела руками! Это ты хотела от меня услышать?!» - всхлипнула Элис.
«А где бабушка?» - спросила ее Славка серьезно будто и не поддевала ее только что.
«Умерла – два года уже как умерла. А после соседи меня из дома вышвырнули. Сказали что если я хочу там жить то должна работать на них! А я тогда была еще маленькая!» - расплакалась девочка.
«Надо бы поговорить с такими соседями» - тоном не предвещающим ничего хорошего заметила Славка.
«Тогда они и тебя…. Как ты с ними будешь говорить – ты же раба?» - воскликнула Элис.
«Как? Просто. «Феникс», 56м энергетический потенциал 9джи, дальность бронебойного боя 11 километров».
«Это пистолет?» - побледнела Элис.
«Винтовка» - мило улыбнулась ей Славка.
«Ты из восставших?» - совсем побелела Элис.
«Нет – я их» - Славка кивнула на семейство Мика.
«Вы дали ей винтовку тетя? Простите…» - Элис обратилась к маме, ей было очень важно это знать.
«Она сама ее где-то взяла Элис. И мы ей благодарны за то что она нас столько раз спасала»
«Но ей же нельзя брать в руки оружие! Вас могут наказать куди! А ее могут убить за это…»
Славка хмыкнула.
«Знаешь эта винтовка раньше принадлежала одному куди. И не могу сказать что он мне ее подарил»
В глазах Элис были просто моря страха.
«Я боюсь что попала в очень большую беду! Не хотела бы что бы куди подумали что я с вами!»
«Глупая – ты что не знаешь что с тобой сделают куди если ты к ним попадешь даже одна. Среди восставших ведь не только одни рабы, с такими как ты у них тоже разговор короткий».
«Славка. Ты мешаешь ей есть – отложите разговоры на потом» - обратилась к Славке мама.
Впрочем особо беспокоится о аппетите Элис не приходилось, стоило ей попробовать предложенный ей суп она сразу перехватила ложку обратно в кулак и зачастила, останавливаясь только для того чтобы перевести дух и смазать рукавом то что попало на щеки вместо рта.
«А ты переживала!» - улыбнулся Мик Огори, та смотрела на это с облегчением.
Надо ли говорить что Элис покончила с супом первая.
«Вот это я думаю и есть так называемый – зверский аппетит!» - засмеялся Леуди, Элис смущенно смотрела в сторону и вниз. – «По моему ей полагаются добавки»
Съев добавки Элис обвела всех глазами.
«Спасибо. Вы обещали что я за это ничего не должна. И я все равно от вас убегу!» - последнее она выкрикнула так по детски что все засмеялись.
«А десерт?» - спросила ее Луиза.
Элис смутилась и осталась за столом.
Тем временем Хокса что-то заметила, подошла к Элис серьезная.
«Простите. Вы не встаньте? Пожалуйста».
Элис вся сжалась, она кажется очень боялась Хоксы но молча встала.
Хокса присела и очень внимательно рассматривала одну из складок на ее штанах. После щелкнула по ней пальцем и сразу ударила по полу ладонью. Там суетливо перебирал лапками желтый жук чуть поменьше кузнечика. Элис взвизгнула увидев его, отпрыгнула в сторону и стала судорожно стучать себя по штанам и рубашке. Хокса с силой ударила по жуку ладонью, тот продолжал шевелится тогда она с отвращением и страхом на лице стала молотить по нему кулаком.
«Кто это?» - с испугом спросила мама.
«Песчаная вошь» - ответила ей подбежавшая к Хоксе Тули.
Славка подскочила к Элис и остановила ее трепыхания взяв за плечи.
«Подожди не дергайся!»
Элис замерла со страхом смотря на Славку, та осмотрела ее штаны, заметила что-то, и на пол вывалился второй жук. Славка нажала на него пальцем раздался сухой треск. Бедная Элис разрыдалась.
«Так мальчики – вам нужно не надолго выйти. Ничего Славка?» - взяла инициативу на себя мама.
«Только далеко не отходите» - попросила Славка.
Мик и Леуди отправились наружу.
«А на что надо смотреть чтобы их найти?» - стоя у выхода спросил Леуди.
«Они стягивают одежду в складку!» - просветила их Хокса.
Мысль что за ночь жуки могли перебраться в его одежду показалась Мику настолько ужасной что он просто выскочил из броневика и первым делом стянул с себя штаны. Леуди последовал его примеру. К счастью не в штанах не в рубашках жуков они не обнаружили. Едва успели одеться как наружу вылезла Луиза.
«Не могу на это смотреть!» - пожаловалась она. – «У нее под попой и под коленками шишки – а в них гной и личинки… Меня чуть не вырвало! Маму тоже. А Славке, Тули и Хоксе хоть бы что. Элис глаза закрыла «ойкает» и ревет».
«Ты на себе проверила?» - спросил ее Леуди.
«Да. Нету их, Хокса смотрела. Кроме тех троих которые были на Элис больше не нашли. Славка говорит что больше и не будет – они по многу не собираются. А еще у нее там же под коленками и между ног – ямки такие и в них кожа темная, она говорит что они после шишек остаются!»
Мик предпочел бы не знать этих подробностей но Лу надо было выговориться.
«Как же она не почувствовала этот ужас?» - спросил Леуди.
«Они в складках сидят. А шишки – она говорит что пока не лопаются совсем не болят – она боялась их трогать»
«Лу хватит об этом!» - не вытерпел Мик.
«Бедная Элис» - за всхлипывала Лу.
С этим Мик был согласен.
Стояла тишь, доносившиеся из крайнего далека потрескивание перестрелки скорее подчеркивало чем нарушала ее. Свернув с окружной дороги они заехали в самый центр заводского района, вокруг простирались бетонные или железные заборы и за ними все та же неразбериха урбанистической эклектики. В воздухе к запахам пожарищ и примешивались едкие химические составляющие, будь этот аромат посильнее и Мика точно бы вывернуло.
«Похоже что здесь мы совершенно одни» - заметил он вслух.
«Тут заводы – нет ни воды не продуктов, поэтому и никого нет» - ответил Леуди.
«Надеюсь Славка не ошибается с убежищем»
«До этого она хоть раз ошибалась?» - возмутилась Лу.
«То то и оно что нет. И откуда она все это берет?» - спросил Лу Леуди.
«Вы что думаете она плохая?» - выставила шипы Луиза.
«Да нет не думаем. Но откуда ей столько известно все равно непонятно».
Помолчали, Луизу потянуло смотреть что происходит в машине, через некоторое время она высунулась наружу.
«Можете заходить»
Внутри на полную работали кондиционеры вытягивая остатки тяжелого запаха болезни. Девочки проверяли лежанки, Питер и Мефи старались им помогать. Мама сидела у лежанки на которой лежала укутанная в накидку Элис, и держала ее за руку. Элис не вырывалась и это было уже здорово. Похоже хоть у кого-то контакт с ней был установлен. Мик и Леуди подошли к ним. Девочка была совсем ослабевшая но спокойная, глаза ее сухо блестели. Мик потрогал ее лоб он был горячий.
Недотрога посмотрела на него недовольная.
«Температура» - вздохнул Мик.
«Еще бы!» - пробурчала Элис. – «Она мне их все сразу лопнула. Я по два дня болею если один лопается – а тут все! Я вообще не знаю как я теперь….»
«Интересно как ты не болела от того что они на тебе были» - сказал Леуди.
«Это из-за личинок» - пояснила Славка – «Они выделяют вещества не дающие организму реагировать на них и снимающие боль. Из этих личинок изготавливают хорошее противовоспалительное и обезболивающее лекарство кстати. Так что помереть она от них не помрет»
«Может хватит про это!» - попросил Мик.
Леуди подошел к ней положил руку ей Славкину голову и покачал ее из стороны в сторону.
«Всезнайка»
Славка хихикнула.
«Можем ехать. Через час будем на месте» - осчастливила она их известием.

63.
С центрального проезда они вскоре свернули на узкую дорогу из плохо подогнанных друг к дружке бетонных плит . Она петляла между заводских корпусов и мастерских, ныряла в подворотни и лишенные створов ворота. Планировка тут была столь запутанной что Мику казалось что они ездили кругами и петлями. Славка спустилась и говорила Леуди куда ехать. Может быть – подумал Мик. – это для того чтобы убедится что за нами нет хвоста.
Наконец они добрались до обширных складов. За ними промышленная зона кончалась и виднелись высокие барханы пустыни. По всей видимости это и было целью их путешествия. Длинный низкий дом словно огораживал ряды однотипных ангаров. Здесь тоже были пожары, часть ангаров прогорела до похожих на ребра несущих конструкций, впрочем огонь не очень распространился, и большая часть строений было цело.
Славка направил машину за каркас сгоревшего блока погрузки стоявшего у того места где дорога сворачивала к складам и остановил броневик.
Славка проверила состояние штурмовой винтовки.
«Пойду разведаю как и что» - известила всех Славка.
У мамы был такой вид что ясно было – будь у нее хоть капля уверенности что ее послушают и она строго настрого запретила Славке идти куда-нибудь.
«Я быстро!» - пообещала Славка.
Элис уснула и все старались не шуметь, Огори, Тули и мама занялись приготовлением к чаю. Леуди что-то настраивал у себя в кабине. Юлаги и Рути подсели к Мику.
«Эти жуки такие страшные!» - пожаловалась Рути. – «И их личинки тоже!»
«Червяки и есть червяки» - возразила Юлаги сурово, но не выдержала и тоже сморщила переносицу.
Мик тоже поморщился, девочки увидев это засмеялись.
«А Славка такая смелая!» - продолжила Рути. – «Когда пузыри на госпоже Элис лопались даже Хокса отпрыгивала. А она этих червяков палочкой раз, раз и готово!»
Мик про себя застонал – ну что их всех так и тянет говорить про это?!
Рути видимо заметив что Мику не нравится этот разговор решила сменить тему.
«Я вот все думаю – мы уехали, а как там теперь цветки и рыбки поживают?»
«Прекрасно поживают!» - ответила Юлаги. – «Перед уходом я проверила все машины следящие за ними. Если дом не упадет и энергия не отключится с ними все будет хорошо еще долго-долго».
«Хорошо бы дом устоял!» - пожелала Рути. – «В нем было очень славно. Правда Мик?»
«Устоит. Кто будет рушить пустой дом» - Вспомнил фразу Славки Мик. Его порадовало что для девочек он теперь просто Мик без всяких «господинов» как Элис.
Славка задерживалась, Мик поднялся в башню и приоткрыл люк, так они по крайней мере могли услышать если со Славкой что-то произойдет. Мик надеялся что она не решила досмотреть все ангары.
Ее не было около часа, появилась она с другой стороны и будто и не пропадала настолько.
«Привет! Я нашла где мы можем въехать но там надо кое что сделать. Нужна помощь».
«Ты хотя бы предупреждай если надолго уходишь. Сказала что быстро и нет ее!»
«Я думала мы сможем через центральный вход въехать, а там все обвалили, большинство ворот надежно заварены и забаррикадированы изнутри. Раньше у кого-то это была крепость».
«А не окажется так что там и сейчас кто-то есть?»
«Все я конечно не осмотрела, но на складе есть автономные генераторы, судя по их датчикам за последнею неделю никто энергией здесь не пользовался
После полдника Славка показала что им надо вернутся и объехать склад по огибавшей его дороги. За поворотом открылась высокая стена из которой выступали торцы зданий похожих на гаражи, у них были ворота. Им нужно было к третьему зданию.
Едва Леуди успел остановить машину Славка схватила винтовку и выскочила наружу, и поскакала к воротам. Мик и Леуди тоже вылезли наружу, под жарящее солнце. Со стороны пустыни веял несильный горячий ветерок. Выстрелы при ярком свете почти не было видно, зато воздух ощутимо дрогнул и в воротах появились оплавленные дырки.
Надавив плечом Славка не без труда открыла одну створку, вторую держал завал из пластиковых контейнеров. У открывшейся ящики были отброшены в сторону, видимо Славка их откинула когда ходила на разведку.
Помощь и заключалась в уборки от ворот этих контейнеров. Убирать их кроме главной разведчицы взялись Мик с Леуди, Тули с Хоксой и Луиза. Ящики не имели крышек или других очевидных способов их открыть, внутри пересыпались какие-то детали или инструмент. Они не были особо тяжелыми, но Мик понял что если будет носить больше чем по два рискует выдохнутся раньше чем они разгребут проезд. Славка сказала чтобы убранные ящики складывали сбоку от ворот, в высоту. К концу там стояла изрядной высоты стенка. Хокса недовольно высказывалась что это все Славкина блажь. Подумав Мик понял что это имеет смысл – заварить ворота полосами стали как они были заварены они не могли, оставалось их завалить теми же ящиками.
После того как броневик въехал внутрь, Славка обрушила свои построения и сказала что хорошее бы понатаскать еще что бы понадежней перекрыть вход. Мама наблюдавшая за ними с машины сказала что скоро чай будет готов.
На складе и вокруг него стояла полная тишина, Мик был совершенно уверен что они здесь одни. Только здесь внутри гаража он почувствовал то напряжение в котором его держало всю дорогу, теперь когда они были снова хоть как-то отгорожены от опасностей города его отпустило.
Проснулась Элис, вылезла на крышу машины и смотрела как они сооружают баррикаду, периодически отпуская скептические замечания в адрес того что делала Славка. Побег она видимо решила отложить до лучших времен, а может болели забинтованные коленки. Теперь она была в такой же юбочке что и другие девчонки, заметно этого смущалась и прятала от них серые совсем не загорелые по сравнению с руками палочки-ноги. Успела достать и натянуть на себя свои тапочки.
Когда они закончили с ящиками она юркнула внутрь не ожидая когда они подойдут к машине.
Только бы Славка бы всерьез не обиделась на детские подколки Элис. Она конечно серьезная и взрослая но ведь на самом деле - тоже девчонка. Обидится и устроит Элис неприятности не по ее мелкому размеру – беспокоился Мик.
В машине Элис расположилась так чтобы мама была между ей и Славкой и продолжила свои попытки задеть Славку хоть чем-то, хорошо еще что открытого хамства она не допускала. Славка хранила внешнюю невозмутимость, и не отвечала что еще больше заводило эту сеноволосую.
«Элис кончай» - надоело слушать Леуди.
Ответом ему было громкое фырканье.
«Ох и вредину ты отыскала!» - заметила Славке Луиза.
«А я не просила меня искать и ловить!» - взвилась Элис.
«Да и сидела бы там пока тебя эти черви живьем не съели бы!»
Элис передернуло, но она все же высказалась хотя уже без прежнего гонора.
«Ну и съели бы. Вам то что?»
«А то что нам тебя дуру – жалко!» - возмутилась Луиза.
«А я просила меня жалеть?!»
«Луиза перестань!» - вмешалась в их препирание мама. – «Давайте за столом обойдемся без этого шума»
Луиза замолчала сердитая, с другой стороны стола была не менее сердитая Элис.
«Все из-за тебя!» - с вызовом заявила она Славке.
Это возмутило уже и Мика, но не Славку, та в ответ премило улыбнулась мелкой язве.
Мама встала и подойдя обняла Славку за плечи, погладила ее волосы.
«Вот наше настоящее сокровище! Самая чудесная, умная и добрая девочка на свете».
Славка хихикнула смущенно.
Элис не выдержала и убежала из стола в свой угол у дверцы, сердито там всхлипнула.
Накрыли на стол, Элис продолжала дуться.
«Хватит уже. Иди тебе положили» - позвал ее Леуди.
Та только плечом дернула.
«Да она не хочет» - спокойно так объяснила Славка. – «Наелась в прошлый раз. И правильно – она ведь до этого долго не ела. Ей сейчас вредно много есть. А то что положили – ничего, я за нее съем».
Элис чуть не подпрыгивала от злости пока Славка говорила, встала просто пышущая гневом и направилась к своему месту за столом. Мику, Луизе и Леуде пришлось приложить не мало усилий чтобы не засмеяться, маме похоже тоже. Тули было жалко Элис. Хокса, Рути и Юлаги ее видимо осуждали, но не в открытую – для них она была «свободной». Огори и мелкие переживали от этого – «скандала».
Хорошо что хоть за обедом они не продолжили эту глупость.
После обеда на тихом ходу стали пробираться через склад. На тихом ходу, Славка снова показывала куда стоя рядом с Леуди. Те кто превратил склад в крепость предусмотрели и тот случай если нападающих не удастся остановить у стен и бой будет внутри. Часть проездов и площадок между ангаров были надежно забаррикадированы, оставшиеся поделены на участки между подобия дотов и брудсверов, сложенных из хранившихся на складе коробок, укрепленных кое где листами толстого фиолетового метала. Следов боя здесь не было, по всей видимости внутрь так никто и не ворвался.
Пробираясь на тихом ходу между ящиков они достигли проезда вдоль ангаров. Они были гораздо больше чем казалось снаружи, с пятиэтажный дом. Внутри стояли стеллажи уставленные все теми же коробками, миллионами коробок.
Когда Мик болел ему порой снились такие сны, в них он пробирался через непонятные сооружения или пустынные районы незнакомого города, вроде очень старинные и чем-то знакомого ему. В этих снах стояла чуть печальная тишина и покой. Этот склад, да и весь заводской район будто был перенесен сюда из этих снов. Вот только порой эти сны оканчивались кошмаром, Мик надеялся что этого в этом «сне» не будет.
Миновав еще два ангара они выехали к краю складов в сторону пустыни. Точнее к тому двухэтажному кирпичному зданию которое видели снаружи. Мик вскоре заметил что в самом углу вместо кирпичной кладки стены состояли из массивных плит точно подогнанных одна к другой. В новый дом была встроена часть старой постройки стоявшей здесь прежде. Той башни которая им была нужна – догадался Мик. Ее сильно переделали в ранее сплошной кладки вырезали ворота и всякие проемы и ниши для коммуникаций. Ворота были открыты настежь и внутрь так и звала с солнцепека синяя тень. Славка показала что им внутрь.
Пол в здании находился метра на два ниже поверхности, вниз вел скат состоявший из толстых чугунных решеток под ними виднелись механизмы со скребками. Видимо чтобы выгребать занесенный песок. Механизмы давно не работали и внизу у ската уже образовалась песчаная горка. Свет проникал в здание из запыленных арочных окон находившихся под потолком, слой пыли и грязи на них был такой что его не хватало чтобы развеять царивший тут полумрак. Леуди зажег фары.
Здание внутре имело чугунную конструкцию делившую его на ярусы, и наверное служило как механическая мастерская. На раме стоял полу - разобранный грузовик у стены виднелись снятые с машин кабины. На площадке второго яруса находившемся где-то на метр выше поверхности стояли четыре целых рефрижератора.
«Хо-хо!» - произнес спереди Леуди, этого технаря – романтика подобное скопление техники могло только обрадовать.
Славка указала что им надо подняться на второй ярус и по нему проехать до конца здания. Так они достигли огороженной части, съезд на первый ярус продолжался съездом в подвал. Последний оказался не высоким и был весь заложен коробочками оранжевого цвета, с локоть величиной.
«Все приехали!» - известила всех Славка – «Леуди поставь броневик так чтобы подсветить ту сторону!»
Она показала на дальнею от ската стену. Дождалась когда Леуди закончил разворот и вылезла наружу.
«Надо расчистить проход до той стенки» - сказала она когда Леуди и Мик вылезли наружу.
Мик присвистнул, та сторона о которой говорила Славка была заложена до потолка. На этот раз в работе принимали участие все даже мама и младшие. Элис подумав тоже присоединилась. Напустив на себя столь независимый вид что здорово развеселила Питера и Мэфи.
Коробочки почти ничего не весили. Устроили две цепочки, Славка влезла на верх и устраивала оттуда умеренной величины лавины, остальные растаскивали осыпавшееся. Вскоре младшие устали, мама взяла их и Огори и они пошли устраивать чай. Часа через два работы они показалась стена из стальных листов.
«Здесь нужно пошире разгрести. А то если эти коробочки загорятся от выстрелов – будет весело. Там в них такое что хорошо горит» - известила всех Славка.
У Мика в голове была добрая стая новых вопросов. Коробки судя по пыли были уложены здесь очень давно – откуда Славка могла знать что то что им надо за ними? Все коробки были целыми и без надписей – а теперь выходило что Славка знала что внутри них!
Постепенно им открылась стега из наваренных друг на дружку листов железа. В одном месте висела табличка из потрескавшегося пересохшего дерева.
«Внимание! Собственность префектуры.»
«Ой-ей!» - заметил Леуди.
«На самом деле префектура уже и помнить забыла об этом месте» - успокоила всех Славка и сорвала табличку.
Элис посмотрела на них всех крайне неодобрительно, но ничего не сказала. Взяла пару корбочек и понесла их к боковой стене.
Славка сбегала за штурмовой винтовкой, выстрелы в этом подвале оказались ослепительно яркими. А после них с оглушающим грохотом посыпались на бетон листы метала и разрезанные шпалы к которым они крепились. За ними была пыльная темнота. Леуди с фонарем прошел внутрь.
Там было продолжение подвала, кроме десятка контейнеров полтора на полтора метра здесь ничего не стояло. В дальней стене осталась арка заложенных кирпичом ворот и две стальные двери. Славка не думая и прямо от пролома сожгла на них замки из винтовки.
«Поосторожней!» - сделал ей замечание недовольный Леуди, отшатнувшийся от пролетевших мимо него сгустков плазмы. На дверях алел расплавленный метал.
За одной из дверей оказалась трансформаторная. Там было два пульта в высоту взрослого мужнины. Мик растеряно осмотрел хаотичное нагромождение тумблеров кнопочек и диодов, все было мертво и покрыто пылью. На табличках под кнопками были одни сокращения. Если Мика бы попросили здесь разобраться он сразу бы сдался. У Леуди и того был задумчивый вид. Славка похмурилась с минуту и начала щелкать переключателями. После пятого щелчка от трансформаторов раздалось напряженное гудение а на пульте замерцали диоды. Еще через минуту в подвале зажегся свет.
«Теперь в пультовую!» - проскользнула мимо Мика к дверям Славка.
«Почему она умеет стрелять? Почему она все это знает?» - спросила всех разом строгая Элис. – «Она не должна этого знать!»
Отвечать ей никто не взялся.
Пультовая оказалась за соседней дверью, короткий коридор и зала с окном туда куда вели ныне заложенные ворота. Там выход к грузовому лифту диагонального спуска на нем одновременно уместилось бы два броневика вроде их него. Из этой залы вела еще одна утопленная в стене дверь – на этот раз из иридиума – винтовка бы ее не взяла да и замка на ней не было видно как и ручек.
Славка с головой залезла под пульты, вытащила оттуда пластиковые крышки и стало мудровать над некими проводами.
«Ты точно знаешь что делаешь?» - спросил ее Леуди.
На что ему жестом показали что он может не сомневаться.
И действительно через минут пять экраны на пультах зажглись.
На всех было одно и то же изображение – консоль введения пароля.
Леуди попробовал снять ее знакомым Мику способом поиска предпосылки. После другим уже не понятным способом. Экраны моргали но показывали все тоже.
«Консоль лежит на уровне основной сетки. Безнадега»
Славка за время пребывания под пультом заметно посеревшая подсела к клавиатуре. Пробежалась пыльными пальцами по клавиатуре оставляя темные отпечатки, экран моргнул и погас на черном экране возникла незнакомая Мику скупо прорисованная консоль. Леуди присвистнул.
«Жутко древний протокол – ничего особенного часа за два дверь будет открыта» - щелкнула пальцами Славка.
К ним зашла мама в сопровождение малышей.
«Мы пришли вас звать пить чай. Ох и чистой ты стала!» - заметила она Славке.
«Тут сто лет никого не было! Пылища! Сначала чай, а после я открою этот замок как нечего делать!»

64.
После чая она сказала что нет нужды сидеть в пультовой всем и оставив их в машине отправилась туда одна. Мик вылез погулять, и вскрыл одну из оранжевых коробочек. Внутри в пенопластовом корпусе оказался набор патронов разных цветов для для распылителя краски, баночка растворителя и трафареты с логотипами какой-то фирмы.
В коробки стоящие за вскрытой ими стеной он решил не лазить. Ему пришло в голову что если в городе появились бы силы способные навести порядок у них могли быть неприятности из-за того что они залезли сюда. Впрочем если эти силы будут те же что правили здесь ранее неприятностей им так и так не избежать. С этими невеселыми мыслями он подошел к двери в пультовую. Оттуда было видно Славку сидевшую с ногами в кресле перед пультом – она вся ушла в работу, ее руки просто летали над клавиатурой. Худая босая девчонка вся в пыли с пышными волосами – этакая испачкавшаяся кукла, и ее руки перхавшие над клавиатурой. Странно это все было.
Компьютерщики которых видел Мик в своей жизни или в разных фильмах, были тихим, спокойным племенем, в их размагниченных движениях не была следа той скорости которую видел Мик сейчас. Скорее это было похоже на профессионального наборщика. Может быть Славка не решала сейчас задачу по взлому языка на котором была составлена программа а по памяти набирала то что запомнила когда-то?
Мик хотел бы увидеть что там было на экране, но он не стал заходить. Славка наверное замечала все эти вопросы возникавшие у всех по ее поводу, скорее всего они были ей неприятны, возможно она пошла сюда одна именно для того чтобы у них не появилось новых вопросов к ней.
На открытие замка у нее ушло даже меньше времени чем она обещала. Она позвала их минут через сорок.
За толстой с пол метра дверью оказалась лифтовой зал и выход на лестницу. Над лифтовыми кабинами мерцал одинокий огонек.
Славка нажала клавишу вызова, одна из пар створок разошлась открывая убранную дорогими деревянными панелями кабину лифта.
«Лифты могли сломаться от времени» - предупредил Леуди.
«Проверим!» - решила Славка. – «Нам нужны будут те коробочки».
Они загрузили лифт коробочками с краской так что по весу они были равны человеку и Славка не входя в лифт нажала одну из двух клавиш бывших на пульте в нем. Дверцы закрылись и огонек над лифтом сменил цвет с бирюзового на малиновый.
«А не получится что он теперь будет считаться занятым?» - спросил Мик
Славка захихикала – «Это было бы весело. Если получится спущусь вниз по шахте грузового и выгружу коробочки».
Спускаться вниз по шахте грузового не пришлось, огонек на панели снова зажег бирюзовый. Леуди нажал вызов и через несколько минут они получили лифт с коробочками обратно.
Мик подумал что теперь придется выгружать все обратно и вздохнул.
«Настало время для основного испытания!» - вдруг заявила Славка и прежде чем они опомнились оказалась в лифте и нажала клавишу.
«Вот ведь….» - все что было сказать у Леуди. Ведь с ними была Луиза и Элис. И конечно Славка пропала на куда большее время чем Элис. Огонек сменился на бирюзовый и они могли вызвать лифт и спустится сами но решили все таки дождаться Славку.
Минут через десять случилось долгожданное событие. Лампочка сменила цвет на рубиновый.
К разочарованию Элис по поводу самовольства Славке никто ничего так и не стал говорить.
«Как там?» - спросил ее Леуди.
«Ну как и ожидалось. Вот только такого количества пыли я еще не видела» - Славка хмыкнула.
«И для тебя там есть кое что забавное» - видимо речь шла о технике так как это сказано было Леуди.
«Спускаемся»
Теперь со Славкой вниз поехали Леуди и Мик. Выгрузку коробочек решили оставить на потом.
Внизу был зал со спортивный зал в школе Мика весь уставленный большими коробками. Святили прореженные полевые светильники. В их мерцающим янтарном свете было что-то от свечного или факельного освещения. Сказать что пыли было много ничего не сказать. Пыль темным сантиметра в три слоем укрывала все словно чехлом. Хорошо хоть она слежалась и не была особо летучей.
В пыли видны следы ног Славки они вели к одной из дверей за которой находилась по всей видимости еще одна пультовая. Но точно таких же дверей в стене была не одна а судя по следам Славка направилась прямо к нужной.
«Ты там свет зажгла?»
«Ну да»
«А как ты догадалась что свет включается именно там?» - не выдержал Мик.
«Я уже бывала в подобных военных убежищах. Расположение в них стандартное чтобы случае чего не плутать».
Легко объяснила Мику Славка как ему казалось неразрешимую загадку.
«Значит это военное убежище?» - скрыл свое смущение Мик.
«Ну да так строили в желтой зоне еще до содружества».
Леуди отошел осмотрятся и вдруг что-то заметил.
«Вау!» - вырвалось у него
Славка засмеялась.
За штабелем ящиков открылась арка ведшая в соседний зал. Это был гараж и в оранжевом мерцании виднелись контуры стоявших там нескольких машин. Первой из них был силует большого танка отдаленно напоминавшего танки аэфиквесов.
«Когда в город пожаловали честолюбцы я стала искать в сети нет ли упоминания о чем-то что может помочь против них. Ну если бы их не спалили. Так нашла упоминания о этом старичке и узнала об этом месте»
Что сказать она разом ответила на кучу их вопросов.

20:19 

56.
Мик сразу и окончательно проснулся от одного прикосновения к его руке Славкиной. Иногда он мог просыпаться, без долгого раскачивания и борьбы с нежелающей уходить сонливостью. Тогда когда его ждало что-то интересное. Но не в тех случаях когда это ранее пробуждение касалось учебы. А вот Славка наверное каждый раз могла бы его поднимать мгновенно. Узнай об этом мама и его опоздания на занятия окажутся в опасности. Мик пока не знал рад он этому или огорчен.
“Не зажигай свет. Жду тебя в фае” – шепнула девочка и исчезла в направление двери, так тихо и мгновенно что Мику показалось что она ему привиделась.
Бросая неуверенные взгляды на темные углы Мик оделся и спустился вниз. Славка была там, стояла у блока управления щитами которые брат наученный горьким опытом перенес внутрь. Когда Мик подошел к ней она протянула ему штурмовую винтовку. Он взял несколько растерявшись, ведь до этого на его дежурства она ему эту штуку не давала.
“Вот предохранитель, нажмешь сюда будет длинный луч, но так можно быстро батарею посадить. Впрочем в твоем случае переводи сразу на длинный – глядишь кого-нибудь и зацепишь”
“Что-нибудь случилось? Ты кого-то ждешь?” – занервничал Мик.
“Да нет” - опять ее кокетливая улыбочка не предвещавшая ничего хорошего. – “Просто мне нужно сейчас отойти”.
“Ты что!! Куда?!” – у Мика даже в груди что-то заболело от беспокойства и отчаяния. – “Ты же сказала что поедешь с нами!»
Славка немного зарычала.
“Да поеду я! Нужно посмотреть что у наших сторожей есть на случай нашего отъезда”
Мик совсем ослабел от страха.
“Не надо смотреть! Ты чего?!” – у него просто слов не было от страха. – “Уже скоро ехать!”
“Именно, ничего со мной не случится, не вибрируй так”.
“А если случится?! Что мы тогда…”
“Только не в коем случае не иди ко мне на выручку! Пойдешь и мне точно будет не сладко – вояка из тебя никакой. Я бы посоветовала вам если поднимется шум отчаливать немедленно…”
“Да ты что!!” – дернулся бедный Мик.
“Могла бы нарисовать схемку как вам ехать. Но не дергайся – я понимаю что никуда вы без меня не поедете. Поэтому вернутся мне надо обязательно. Все пока – я пошла”
“Славка…. Возьми хоть винтовку с собой!”
“Мне шум не нужен”
“Славка постой!” – а что он мог, раз и она вновь исчезла.
Он присел у блока держа тяжелую винтовку на руках. Опять вспомнилось как в школе все его друзья мечтали об этом – подержать такую штуку в руках, а то и выстрелить в какого-то врага. Теперь часть этих мечтаний осуществилась вот эта черная хищная вещь – как ладно она ложится в руки, сколько уверенности в ее весе. Сколько уверенности в превосходстве она давала тому который стрелял из нее по его брату? И вот она у него - его сила, его уверенность? Это не было предательством, оружие служит только одному хозяину – смерти, ей все равно кого убивать. И сейчас он всем своим нутром боялся что случится так что ему придется воспользоваться этой силой. Сделать то страшное и мерзкое что он уже видел – оборвать чью-то жизнь. Разве он сможет?
Нет он сделает это! Если сейчас там у пролома на улице у сломанного забора замаячат серые тени он включит поле на полную, снимет винтовку с предохранителя переведет реле на длинный луч и в случае нападения попробует хоть в кого-нибудь попасть, не сделать этого значит стать убийцей собственной семьи да и самоубийцей тоже! Но ему так не хотелось чтобы это произошло!
Мик специально думал на эту не очень приятную ему тему, чтобы не думать о другом – еще более мучительном…. И не вслушиваться в тишину.
Время ползло тянулось замедляя секунды, превращая его ожидание в пытку. Это изматывающая тишина, как он хотел чтобы она оборвалась наконец, была оборвана вернувшейся Славкой которая со свойственной ей показной легкомысленностью скажет что все – ерунда, и не о чем беспокоится. И как он боялся что ее нарушат выстрелы там в ночи. Но ее не нарушало ничего, и ожидание длилось и длилось. Он все чаще посматривал на часы, четыре, пятнадцать минут пятого, половина. В тридцать семь минут тишина была нарушена – не выстрелами, и не Славкой.
Со стороны их комнат раздались знакомые шаги брата.
Леуди вышел из арки, подошел к нему, Мик молчал – ему нечего было сказать.
Брат взял у него штурмовую винтовку, осмотрел ее смотря больше на Мика, кажется он все уже понял, наконец он нарушил молчание.
“Где?” – в той усталости которая была в его голосе Мик услышал понимание что хозяйки винтовки здесь нет.
“Сказала что должна посмотреть что у следящих за нами на случай нашего отъезда, обещала обязательно вернутся…” – его голос дрогнул, Мик почувствовал свои близкие слезы.
Леуди замычал как от боли.
“Давно?”
“Без чего-то четыре ушла” – ответил Мик и всхлипнул.
“Ну что за дура!” – застонал Леуди и выругался.
“С тех пор тишина. Выстрелов или другого шума не было” – с надеждой сказал брату Мик - может еще все в порядке, а?
Из арки вышла мама увидела их и по их лицам поняла что что-то не так, Мику было просто невыносимо больно видеть у нее такое лицо.
“Славки нету” – сразу сказал ей Леуди. – “Сказала что обязательно придет”.
Мама взялась за голову как при сильной головной боли и постояла так молча.
“Маленькая дурочка! Ох как же Лу об этом сказать?”
Лу говорить ничего не надо было – она стояла позади мамы и во все глаза смотрела на винтовку в руках Леуди. У нее было лицо совсем маленькой девочки в этот момент по щекам бежали слезы и крупно тряслась нижняя губа. Сейчас будет грандиозный рев – понял Мик.
“Ну а вот и она! Сказала же что придет!” – не без театральности на утренний синий свет вышла Славка.
У Мика было такое состояние что ему хотелось бросится обнимать эту показушницу, но он вполне так же понимал свою сестренку погнавшуюся за ней с кулаками.
Вроде действительно напуганная Славка в миг забралась от блистающей слезами Луизы на обломок колоны, не помешала ей в этом одетая полицейская безрукавка, не длинная песчаного цвета снайперская винтовка с коробкой компьютера прикрепленной сбоку ствола. Там она и сидела пока Луиза убедившаяся в ее недосягаемости немного успокоилась. За этим с непониманием наблюдали вышедшие из прохода девчонки и Мефи а вот Питер кажется готов был бросится на защиту Славки его смущало только то что Лу сквозь возмущение ревела.
Луизу успокоила мама, обняла ее и отвела в сторону. Славка спустившись с колоны на всякий случай направилась в другую сторону – к Мику и стала инструктировать их будто ничего не было.
“Значит так! Леуди подаст вездеход задом к дому и вы сразу начнете туда грузится, без суеты по порядку, и как можно быстрее. Последняя госпожа Ирма закроет дверцы, сразу после этого Леуди быстро стартует через сломанный забор и двор дома напротив, дальше буду подсказывать”
“А ты? Ты когда сядешь?!” – выкрикнула издалека заплаканная Лу.
“Я пойду к вездеходу с Леуди и буду открывать вам дверцы когда он подъедет”
“Пусть Мик откроет!” – потребовала Луиза желающая чтобы постоянно исчезающая Славка была у нее на глазах.
“Нет Луиза – Славка понимает что ей нужно сейчас быть от тебя на некотором расстоянии!” – заверила ее Славка.
После Славка подошла к Леуди и взяла у него штурмовую винтовку.
“Тебе ее в кабине поставить негде будет” – объяснила она и протянула Леуди пистолет бывший у нее под безрукавкой.
Винтовка вернулась к Мику, мама и Луиза смотрели на эту раздачу оружия одинаково несчастными глазами.
“Только держите их на предохранителях. А то у меня теперь главный страх как бы вы ненароком не перестреляли друг друга» - попросила их Славка.
“Идем?” – спросила она у Леуди.
Но тот не спешил.
“Знаешь? Не одной Луизе есть тебе что сказать».
“Ну потом! Ладно? Когда доедем. Времени же нет!” – занервничала Славка. – “Они вот-вот заметят что их наблюдатели готовы!”
“Потом так потом” – согласился Леуди и они вернулись в арку.
«Вот и покидаем этот дом – подумал Мик не без грусти. – «А здесь нам было не плохо…»
Спустя несколько минут из сарая донесся негромкий но заполняющий собой все гул генераторов. Мик оглянулся запоминая этот зал. Девчонки сбились стайкой и держались за руки, для них наверное этот дом был вообще родным Что их всех ждало там снаружи?

57.
Щиты вездехода слабо светились призрачным фиолетовым светом, Он подплыл ко входу скользя на экране в полуметре от земли. Напряженное надсадное гудение генераторов в утреней тиши наверное слышно было далеко…. Леуди подал его задом к самому проему опрокидывая стойки щитов охранявшие вход со двора, Славка открыла дверцы, все было продумано дверцы удлинились направленными фиолетовыми экранами превращаясь в некое подобие коридора. Славка замахала им руками торопя и они по парно стали пробегать в салон. Светившимся из темноты каким-то по домашнему уютным светом. Точно салон последнего автобуса везший его однажды из пригорода до дома…. Тули с Мефи, Койса с Питером и Экой, следом за Рути и Огори настала очередь Мика и Луизы, он ухватил чуть растерявшуюся сестру за руку и они одним рывком преодолели открытое место. Внутри было тесновато из-за стоявших всюду коробок и мешков.
Свет давали небольшие оранжевые лампы, и он не обманывал - внутри не смотря на тесноту было действительно уютно. Мик стал помогать чуть растерявшимся девчонкам застрявшим у входа занять места в салоне. Питер и Мефи были уже впереди у брата и Эку утянули с собой. Последними в салон вбежали Юлаги и мама, завозились не зная как отключить выдвинутые из дверцы поля.
“Белые тумблеры на дверцах” – подсказала Славка сверху, она оказалась на кладке коробок у решетчатого гнезда невысокой плоской башни вездехода. Лу с момента как оказалась внутри вертевшая головой во все стороны выдохнула с облегчением. А вот мама смотря как девочка влезает в гнездо башни напротив обеспокоилась.
Но времени уже не было, Леуди тронул машину, едва она захлопнули дверцы. Снаружи под ударом щитов вездехода рухнул забор. Сухие доски лопнули с громким электрическим треском, если гудение генераторов еще мог кто-то не заметить то последним они известили о своем уходе всех кто был в ближайшем квартале.

Включились экраны внутреннего обзора и салон изнутри стал еще больше похож на салон небольшого автобуса, только без кресел пассажиров и с непривычно низким потолком, квадратные окна экранов были в точности как окна, трудно было поверить что за ними еще сантиметров пятнадцать брони в экранах были вмонтированы небольшие окошки-бойницы уже настоящие в которые при желание Мик мог вставить ствол своей винтовки – только он не хотел. Фильтры изображения экранов убрали фиолетовое свечение поля и сделали синюю темноту более проницаемой, могло показаться будто в машине время шло по иному и синяя звезда здешнего солнца уже вышла из-за горизонта.
От того что творилось за этими окнами все вцепились кто во что мог,
вездеход с ходу высадил решетку ограждения противоположного двора и она какое-то время изогнутая катилась впереди погоняемая полем после застряла в остатках крыльца того дома где совсем недавно Мик пришел в себя и услышал от Славки что на его семью напали.
Миновав двор и протаранив еще одни полу опрокинутые ворота Леуди свернул по узкой улочке налево. Славка молчала но перед братом горел квадратиком экран навигационной карты – их уникум перестал скрывать что она на ты с компьютером, интересно когда она успела нарисовать для Леуди эту карту? Или она занималась этим сейчас сидя наверху? Машина неслась по узкой улочки которой совсем не давно шел Мик, виляя из стороны в сторону, вдавливая щитами помятые заборы, прыгая через завалы обвалившихся сараев то и дело преграждавшие этот и без того узкий проезд. Но напрасно они так все держались внутри чувствовались лишь плавные наклоны и легкие толчки, так будто вездеход и не ехал не куда а раскачивался подвешенный в сарае на подъемниках, управление экраном и инерционные стабилизаторы были отлажены Леуди почти до совершенства. В общем покажи эту гонку Мику в каком-нибудь кино и он признал что это круто, ему наверняка понравилось бы и он мечтал так прокатится, да еще с штурмовой винтовкой в руках. Но вот он в машине, брат за рулем винтовка есть - и что? Мику однозначно не нравилось, его нервы были словно перетянутые струны и пустынный незнакомый город проносящейся в синем полумраке мимо внушал ему только чувство опасности и дурные предчувствия.
“Славка, зачем ты туда забралась?” – не выдержала мама. – “Иди к нам!”
В гнезде сверху обозначилось движение и оттуда показалась перевернутая Славкина голова.
“Я помогаю везти – тут вторая кабина” – пояснила она бодро.
Мама только вздохнула и успела перехватить Питера решившего что и ему нужно наверх. Тот не мало не растерявшись сходу потребовал у нее свою планшетку, искусству переключения мамы он научился от старших братьев и сестры.
“Ты с ума сошел?” – ужаснулась мама показывая ему на нагромождение вещей.
“А моя сумка вон!” – в миг нашел он лежавшую сверху сумку.
“Питер не придумывай! Зачем тебе сейчас планшетка?” – попробовала урезонить его мама.
“Ну мама!!” – с ходу взвыл Питер.
“Да дай ты ему” – попросил Леуди спереди.
Получив планшетку Питер отделил ее нижнюю часть и открыл окошко портативной камеры, Питер думал головой - нравится им эта поездка или нет но записать ее в семейный архив не мешало.
Мефи сидела в обнимку с обмершей Экой и кажется ее подбадривала сама впрочем не выглядя очень бесстрашно.
Луиза перебралась к маме. Других девчонок эта гонка ошеломила и перепугала, стоило машине податься к забору или прыгнуть через очередное препятствие и они вцеплялись в ручки бывшие вдоль бортов. Не все – Юлаги висела на маме и смотрела куда угодно кроме окон, а Огори закрыла глаза и на ощупь пыталась найти Рути. Той было не до подруги она вертела головой стараясь своими перепуганными глазами запечатлеть все-все происходящее. Мик помог Огори найти свою руку, та приоткрыла один глаз, вздохнула и перебралась ему под левую руку – подальше от оружия. Странно но с маленьким поваренком под рукой Мик в раз почувствовал себя уверенней. Видимо он стал защитником, а защитникам сильно боятся не положено.
И в этот момент спокойная часть их поездки подошла к концу.
“ХАШШ!!” – громко ахнуло справа и на миг высветило вишневые пластины щитов за окном.
Огори под рукой дернулась просто как от тока.
“Тихо, тихо!” – зашептал ей Мик и сам здорово перепугавшийся этой неожиданности.
В салоне произошли моментальные перемещения Мефи с Экой мимо него проскочили к маме, Тули, Койса и Рути оказались возле него. Один Питер бесстрашно продолжал снимать все на камеру, только стал совсем белым и глаза его округлились.
“Питер иди сюда!” – закричала на него мать.
“Что это было?” – несколько излишне спокойно поинтересовался Леуди.
“Снайпер какой-то” – с настоящем спокойствием ответила ему сверху Славка. – “Пытался проектор сбить, все в порядке даже не царапнуло. Поле держит просто на ура, сейчас уровень напряжения перераспределю. В общем ходовые испытания показали что ручного оружия мы можем не боятся, только под тяжелое энергетическое нам лучше не попадать, и с ракетами лучше не встречаться. Увидишь ракету знаешь что делать?”
“Что?” – спросил Леуди.
“Тут с двух сторон заборы сразу сворачивай сквозь забор желательно под прямым углом, вряд ли у них тут есть ракеты с АйПиэС пилотажем”.
“А если скажем дома каменные с двух сторон?” – поинтересовался Леуди.
“В каменные не сворачивай, если лететь будет что-то действительно суровое убирай поле, тарань ворота ну там дверь или окно и сразу включай поле обратно. Но это не желательно – можем застрять. Сейчас после поворота надо быть осторожнее там развилка центральных автострад, открытое место, они полные придурки если у них там никого не сидит, после того как вывернешь на 7-ую линию – вот она на карте, увеличивай скорость и не гони прямо. Дальше там будет много параллельных шоссе улочек - поедем по ним, шоссе наверняка кем-нибудь контролируется а то и заминировано”.
Славка повторяла что говорила раньше, кажется и она нервничала
Впереди за холмом замаячили многоэтажные эстакады уже отсюда было видно на сколько они разрушены, обогнув очередную баррикаду из опрокинутых грузовиков они оказались в прямой улице ведущей под холм, здесь была уже городская застройка – заборов не было, два длинных здания с разбитыми витринами магазинов и довольно узко их вездеход занимал всю проезжую часть и никаких поворотов, у Мика все дернулось внутри когда он увидел как им навстречу выворачивает обшитая броней легковушка один к одному та которая таранила их забор. Верх был открыт там сидела какая-то молодая девица в одежде помощников куди, вывернув машину она перегородила им дорогу и привстав стала стрелять по ним из какого-то пистолета, явно не зная что им их поле не пробить. Мама дернулась к сидящему впереди Леуди, Мик ее понимал, эти чертовы экраны лишали с виду вездеход той надежности которой он обладал, казалось что куди видит сидящего за рулем Леуди и стреляет прямо в него.
Нет она не могла в него попасть, но это было все! Поворотов не было ширина улицы такова что им точно не развернутся! О черт! А после Мик заметил что Леуди не ищет поворотов и не думает останавливаться, напротив набирает ход. Он шел на таран….
“Сядьте на пол!” – услышал Мик свой голос и удивился самому себе. – “Сядьте на пол и упритесь во что-нибудь по ходу!”
Дура в легковушке тоже заметила что они не тормозят, и нет чтобы выпрыгивать из машины и бежать стала пытаться ее развернуть….
Удар был все-таки не таким сильным как ожидал Мик на Тули и Койсу повалились коробки Рути и Огори намертво вцепились в рубашку Мика, а он видел как легковушку приподняло полем и вездеход швырнул ее метров на десять вперед догнал и снова бросил вперед – тяжелый вездеход кажется даже скорости не потерял при этом пинаемая им машина влетела одним углом в витрину магазина и застряла в нем они наехали на нее, в салоне всех подбросило раздался громкий железный скрежет и треск и все. Они ехали дальше а позади оставалась сломанная пополам и раздавленная машина, что было с той которая ее вела Мик знать не хотел.
“Леуди ты как?” – спросил он у брата, тот не ответил.
“Очень хорошо” – одобрила Славка. – “Даже скачков напряжения нет. После того как выезжаем с улицы сразу налево»
Она не соврала Мику ночью, чужая смерть для нее ничего не значила.
Когда они миновали некое подобие арки улицы у выезда к автостраде Мика на мгновение просто приковало к себе увиденное, транспортная линия имела два десятка этажей, шириной где-то по пятнадцать рядов в каждом направлении, плюс четыре скоростных трассы сверху меньшей ширины сбоку к этому строению прикреплялись транспортные и пассажирские монорельсы, подвесные линии. Между них висел лес разных надстроек - площадки парковок оранжевые капсулы заправочных станций и сервисов. Пестрели балконами и городками на сваях различные придорожные рестораны и магазины В километре от них эта эстакада впадала в другую раза в четыре большой величины туда же сбегались еще с пяток подобных транспортных гигантов. Они не были видны издалека только по тому что то что они сейчас миновали воспринятое Миком как холм было пологим бортом некоего глубокого желоба не меньше чем километровой ширины в нем и находились эти дороги-гиганты. С начала горожанами а после Аэфиквесами это сооружение использовалось как естественное укрепление. После лучевых ударов из космоса гигантское строение изобиловало прорехами в местах ударов ярусы были похожи на раскрошенный слоеный пирог в воздухе на перекрученных шпалах висели огромной величины плиты и расслоившиеся конструкции ограждений. Несколько опор поддерживающих строение отошло и в этих местах яруса изогнулись, просели один на другой. Это приковывало взгляд но смотреть на это было совершено некогда, к улице из которой они выехали мчались два полицейских броневика, на этот раз настоящих а не самодельных, они выехали очень вовремя, пока желтые соображали и поворачивались им удалось немного оторваться после их осветило пламя выстрелов и щит вездехода снова начал “ахать”.
Леуди гнал во всю как и положено в подобных случаях бросая вездеход из стороны в сторону, но Мику казалось что все выстрелы преследователей попадают в них, он все ждал того угасающего взвоя с котором разряжаются щиты пока их генераторы держались. Страх Мика в этот момент перерос какую-то особую черту и стал как-то выше всего происходящего, и от этого он даже успокоился что ли. Кулачки державших его рубашку Рути и Огори приобрели каменную твердость да и на всех остальных смотреть было больно, самыми спокойными были пожалуй малыши, Мефи сидела закрыв глаза, Питер которого прижала к себе мама продолжал снимать все на камеру, Эка оглядывалась явно не очень понимая происходящего ее пугало само движение в машине и она искала глазами Койсу. Про Юлаги не поймешь насколько она была испугана на то чтобы постоянно крутить головой оглядываясь ей смелости хватало.
“Все в порядке” – попробовала успокоить их сверху Славка. – “Так они еще долго могут стрелять – без толку. Леуди не старайся от них далеко оторваться».
Говорить последнее нужды не было, более легкие броневики с современными двигателями стали быстро сокращать отрыв. Из них один вырвался вперед и пытался зайти им с боку. Не вышло и он снова отстал. Дорога была разделена решетчатыми конструкциями с проекторами щитов, когда здесь была энергия эти ограждения были скрыты подсвеченными бордюрными щитами. Перегораживая преследователям путь Леуди бросал вездеход от одного ограждения к другому их щиты срывали с решетки кубики генераторов. Мика мучила идиотская и очень несвоевременная мысль о иске за порчу имущества общего пользования. Сзади то и дело раздавался противный звук рвущейся ткани – поля их вездехода и преследователя вдавливались друг в друга. Оглядываясь назад Мик заметил еще несколько машин съезжавших с эстакады в их направлении. Это было нехорошо. Тем временем они приблизились к большой автостраде, Мик успел испугаться что проезд под ней завален обломками, но они вышли к достаточно целому участку, свет просвечивающий насквозь нижний этаж показал ему что этой беды с ними здесь не случится. Дорога была свободна, плохо было другое в темноте под эстакадой Леуди не решился так бросать машину из стороны в сторону и когда они выехали с другой стороны полицейский броневик протиснулся между ними и бордюром и продолжал лезть вперед, обогнать их теперь ему не давали сцепившиеся и почти воющие от напряжения поля. Неожиданно Мик понял что должен делать как учила Славка он перевел скобу винтовки на длинный луч, но столкнулся с другой проблемой, руки девчонок держали его рубашку намертво. Он придумал, осторожно чтобы они не заметили расстегнул пуговицы, одним рывком, рыбкой выскользнул из рубашки и схватив оружие подскочил к одному из окон высунул ствол в гнездо. Вездеход все таки качало из стороны в сторону и то вверх, то вниз прицелится было сложно. Мик хотел срезать им видневшийся под нижним броневым щитом проектор ходового генератора но в этот момент машину подбросило и он нажал спуск когда прицел был заметно выше. Нажал подержал секунду и отпустил – выстрела вроде не было винтовка в его руках даже не вздрогнула, он было подумал что сделал что-то неправильно, проверил снял ли он винтовку с предохранителя. А после в окно увидел на полицейском броневике алую полосу, где-то между нижней рамой и квадратами броневых щитов. Мик подумал было повторить попытку когда полицейский броневик вдруг стал заворачивать прямо в них, поля уже просто ревели, мальчику показалось что преследователи хотят вдавить их в ограждения но Леуди просто поддал еще хода и броневик оказался сзади он пробил ограждение и покатил по пустой парковочной зоне удаляясь от шоссе в сторону. Теперь Мик думал что его выстрел заставил полицию оставить преследование – все-таки их защита была не предназначена для сопротивления боевому оружию. Штурмовые винтовки были только в армии. Только Мик успел себя убедить в этом как у полицейского броневика исчезло ходовое поле он упал на дно и на нем высекая искры из бетона подкатил к ограждению другой трассы. Мик вынужден был признать что куда-то действительно попал.
“Поздравляю Мик” – раздалось сверху. – “Выстрел на все сто, не знаю во что ты там попал но горит прекрасно”.
Отвлекшийся Мик обернулся и увидел что у подбитого им броневика врезавшегося в ограждение открыты верхние люки, оттуда ни кто не вылезал – там весело плясали оранжевые огоньки пламени.
Я их всех убил! – пронзила его ледяная мысль. – Я только что их всех убил! А ведь только хотел их остановить…. Чтобы они не гнались… А оказалось что убил всех кто был в броневике!
А эта Славка его еще хвалила!
“Только по второму не стреляй” – Попросила Славка будто он жаждал стрелять по второму – «Он нам еще пригодится”
Ослабевший и словно оглохший Мик вынул ствол винтовки из гнезда и побрел к Рути и Огори вжавшимся друг в дружку с закрытыми глазами, через все переживания он успел испугаться как бы они не вцепились ему сейчас так в кожу как до этого в рубашку, осторожно издалека взял оставленную ими рубашку одел ее и только тогда сел рядом. Почувствовав его они поступили хитрее, Рути обхватила его руку а Огори ногу, второй раз вырваться от них ему будет сложнее – понял Мик.
Уцелевший броневик больше не делал попыток сблизится более того держась позади он тоже стал вилять из стороны в сторону, там вовсе не хотели быть жертвой второго выстрела.
Второй им нужен для того чтобы по ним не стреляли издалека тяжелым – понял Мик. – И не пускали ракет, побоятся пускать ракеты ведь они едут почти друг за другом.
Отъехав километра два от центральной автострады Леуди вывел вездеход на линию отходящую от шоссе, они стали подниматься вверх, шипение поля поглощавшего выстрелы стало более интенсивным по ним стали попадать и издали. Мик успел привыкнуть к этому шипению, ему уже не казалось что вот-вот и их самодельные щиты не выдержат. С возвышенности стало видно что кроме второго полицейского броневика за ними гонятся еще по крайней мере шесть машин, но пока все они были достаточно далеко. Поднявшись на верх канала шоссе они попали снова в узкую прямую улочку. Скорость у них была такова что после подъема вездеход подлетел метра на три и какое-то время двигался так. Следом за ними в улицу вскочил и броневик, видимо боясь что они могут скрывшись с глаз прибавить и свернуть куда-нибудь там прибавили хода.
И тут Мик услышал как на башне открывается люк!
“Славка!” – в один голос закричали он, мама и Леуди.
Ответом им была короткая тишина и после звучный отдающейся эхом выстрел снайперской винтовки.
И спустя еще несколько мгновений из решетки высунулась знакомая голова.
“Все в порядке – я тут! Леуди не пропусти поворот”
Улочка в этом месте поворачивала под прямым углом, Леуди повернул и они понеслись по улице залитой синим светом восходящего солнца Сароледелы, преследовавший их броневик сворачивать не стал а на полной скорости влетел в глухую каменную стену напротив въезда, раздался грохот удара поднялось облако пыли. Выстрелом Славка или повредила что-то в его управление, или, что представлялось Мику более вероятным, убила водителя. Одним выстрелом! И это наверняка не было случайностью как в случае с Миком.
“Славка закрой люк!” – потребовала мама с сердитостью в которой было больше страха и беспомощности.
“Сейчас пока нельзя” – не согласилась Славка и поспешила пояснить. – “Они тут глушат все, сенсоры работают едва-едва, поэтому могут быть неожиданности, надо иметь возможность для быстрых действий”.
“Славка закрой!” – попробовала настаивать мама но ей просто не ответили.
“Славка…”
Какое-то время ничего не происходило Мик подумал было что они оторвались, мимо проносились помпезные здания в желтом стиле с изобилием портиков, колон и тяжелыми давящими своей массой и сложностью украшениями, тут видимо не было войны – почти все было целое, только никого не было видно. А после в промежутках между этих домов он заметил несущуюся по параллельной улице машину.
“Славка слева!”
“Спокойно! Вижу. Они попробуют вырваться вперед и устроить заслон, но на этой глупой технике шансов остановить нас у них не много. На всякий случай будьте готовы к резким поворотам. Леуди если впереди будет много машин не пытайся протиснутся между ними, выбирай самую хлипкую и давай через нее!”
Нападение состоялась минут через десять, это был не заслон – все происходило у перекрестка, два броневика перегораживали им дорогу и еще пять машин бросились на них спереди и с боков, расчет видимо был на то что одновременного тарана не выдержат их щиты.
Но они думали что увидев перегораживающие им дорогу броневики Леуди притормозит он же как и на той улочке к шоссе вновь прибавил хода. Этого они не ожидали, и пропустив вперед погнались сзади. Вот только впереди на этот раз была не хлипкая гражданская машинка как на той улице а полицейский броневик с усиленным каркасом и не малой массой! Столкновение с ним не несло им ничего хорошего. Мик прижал Рути и Огори к полу.
“На пол!” – скомандовал спереди Леуди.
И тут они все услыхали страшное – сверху захлопала снайперская винтовка! Эта невозможная дура опять вылезла на крышу! Мик очень живо увидел что сейчас может произойти – удар о броневик сомнет их щит, генератор не выдержит и они останутся без инерционных стабилизаторов, тогда столкновение просто выкинет Славку из машины.
Сделать он уже ничего не успел, перед самым броневиком Леуди резко свернул и вместо лобового удара они врезались в него бортом, на миг их щит исчез все в салоне включая пассажиров полетело к левому борту, на Мика и девчонок посыпались коробки, Огори в голос заревела. Генератор завыл в ультразвуковом диапазоне и поле вернулось. От удара они не остановились протолкнули броневик вперед и по его борту их успело увести в сторону когда в тот же броневик стали врезаться нацелившиеся на них машины. А сверху так же методично как и до столкновения через равные интервалы бахали выстрелы винтовки. Леуди вывернул в сторону, свернул на перекрестке после они въехали в другую улочку параллельную той на которой произошло столкновение. Мик успел разглядеть что один из броневиков и по крайней мере две машины не принимавшие участия в таране остались на ходу, но гнаться за ними они не спешили. Щиты выли в нехороших тонах по ним пробегали волны каскадных перепадов но Славка уже что-то делала с ними, в общем все было позади.
“Не делай так больше Славка!” – попросил Леуди.
“Я обещала что сделаю все возможное чтобы вы не пострадали” – непонятно ответила ему девчонка.
“Если ты вылетишь из машины как ты сдержишь обещание?”
“Ну если я вылечу с винтовкой… Спокойно! Я никуда не вылечу! Вы что думаете я по пояс что ли высовываюсь?”
Ну что тут можно было сказать, у Мика было большое желание залезть наверх и схватить эту дуру за ноги, а то и вытащить оттуда вниз. Вот только он отдавал себе отчет что это у него вряд ли получится. Он не полез, остался утешать ревущую Огори.
“Уже все?” – не открывая глаз шепотом спросила его Рути.
“Ага”
Так и не открывая глаз она на голос подползла к Огори и крепко обняла ее.

58.
Это оказалось действительно все, они ехали и ехали а преследователи так и не появлялись. Вскоре после окончания погони они оказались в районе дорогих поместий. Семи и более этажные дворцы были раскрашены в ярких контрастах – черное с красным, белое с золотым. Архитектура и тут была в принятом тут «классическом стиле» с излишеством украшений - сразу было ясно что скромность у обитателей этих домин не в почете.
Дворцы окружали зеленые и синие сады а местами у них можно было увидать и многоцветное великолепье Гаярского леса с листвой искрящейся на ветру, это было роскошнее самих дворцов, целые гектары растений живущих только в проточной воде. Людей не было видно, никого, но не было и следов мародерства, объяснение было простое – они ехали теперь не быстро и Мик видел верхушки невысоких и таких неубедительных с виду стен ограждающих усадьбы покрывали различные люки, пазы, и коробочки прячущие системы защиты, каждое такое поместье готово было дать бой за себя, даже если внутри никого не было.
Окончанием рая богачей послужил десятиметровая стена бескрайнего здания торгового центра, там где к ней подходили улицы внутрь вели огромные ворота. Леуди сбросил скорость – кто знает что их ждало там внутри? Но не поворачивать же назад, объезда центра в обозримом пространстве видно не было. Осторожно они въехали в здание.
Торговый центр и изнутри был огромен и пуст. Улица по которой они ехали продолжилась и тут даже не потеряв не сколько в ширину, а после по ней они достигли еще большей. Это был без преувеличения целый город магазинов, ресторанчиков и всякого вида павильонов развлечений. Местами тут уже как следует по мародерствовали – битые стекла, оплавленные дыры в прозрачных металлах, месиво из товаров на которых не польстились грабители.
Пару раз Мику показалось что он видел движение в улочках которые они миновали. Впрочем возможно это с ним шутили его напряженные нервы. Площадь торгового центра измерялась километрами. Неужели в Массуотре хватало покупателей для этого гиганта. Впрочем здесь возможно закупались и жители окрестных планет сателлитов. Как никак тут был космопорт. Но все равно Мик не мог представить это здание заполненное людьми. В его сознание Массуотра воспринималось как пустынное место.
Сколько магазинов они миновали и как он видел через прозрачные стены павильонов товар так и оставался в них нетронутым. Зато все ресторанчики и забегаловки были разгромлены. Все места где могла была быть пища и вода. Кто-то не просто грабил их а с ненавистью разносил в пух и прах. Иногда возле них были следы боев.
Вначале они ехали на слабом ходу. После Леуди прибавил ходу и заметно. Мик подумал что это от того что он убедился что завалов нет. Но Леуди все прибавлял и прибавлял, Мику стало тревожно он за оглядывался.
Крыша этому самому огромного из всех виденных Миком торговых комплексов состояла из высоких своды круглых куполов, Мик заметил там движение и посмотрев увидел нечто соперничающее с грандиозностью постройки – их наполняли серые валы дыма.
“Кажется пожар!” – известил их Леуди.
Девчонкам конечно же понадобилось это увидеть, посмотрели и посерели от страха. А Леуди и так гнал на полную, его видимо с экрана сообщений письменно предупредила Славка. Огня пока не было видно.
Их гонка закончилась когда улица за поворотом оказалась перегороженной огромной величины трейлером стоявшем поперек. Им пришлось давать назад. Впереди оказалась центральная линия шедшая проспектом вдоль всего здания по ширине она была сравнима с шести полосной дорогой. Когда выехали на нее Мик увидел огонь, это было метрах в трестах от них, внутренние постройки горели сразу с двух сторон за ними все скрывали облака дыма зато дальше среди дыма проскакивали языки пламени метров на десять вверх.
“Подожди!” – остановила Славка Леуди думавшего пересечь «проспект и ехать дальше к краю этого обреченного города товаров. – “Центральная линия свободна, давай пока по ней. Мы едем быстрее чем распространяется пламя! А там должны быть большие поперечные на выезд».
Вскоре они достигли одной такой поперечной, но въезд с центральной в нужную им сторону перегораживал лежавший на боку трейлер – баррикады они тут что ли делали?
«Попробуй с разгона стукнуть его в кабину. Сверху видно – за ним ничего нету” – посоветовала Славка.
“Все на пол! Славка держись я отключу поле!”
Между кабиной грузовика и стеной магазина оставался зазор. Леуди ркшил что с разгона они могут проскочить там отодвинув кабину. Не тут то было! Трейлер оказался очень тяжелым они влетели в него так что не смотря на инерционные стабилизаторы включенные на максимальную мощность все вместе с вещами подъехали к кабине Леуди и наконец оказались все рядом. А Мик ссадил себе обо что-то коленку, и несмотря на это кабина отошла от стены недостаточно. Леуди повел машину назад беря новый разбег.
“Еще один раз и я буду управлять вместе с тобой” – предупредил его Мик.
Кабина находилась в нише ниже уровня пола салона и ограждена была бордюрчиком условной высоты.
“О так вы все тут!” – обрадовался им брат. – “Упритесь в бордюр ногами”.
Взяв на этот раз более длинный разгон Леуди попробовал пробиться через образовавшуюся щель. Они врезались с оглушительным скрежетом, стабилизаторы сработали лучше – все осталось на своих местах. Вездеход почти проскочил, протиснулся в щель до половины и тут отогнутую ими кабину что-то вернуло назад, их зажало точно посередине и как не ревели генераторы им не удавалось сколько-нибудь сдвинутся.
Вот и приехали! Что же теперь делать?! Бросать машину с их вещами, их водой и едой, и бежать по этому злобному воюющему городу было самоубийством. Да и успеют ли они пересечь это чертовски широкое здание прежде чем сюда доберется огонь?
“Леуди останавливай!” – Мик услышал голос мамы.
Ну да, конечно! - Славка уже вылезла из машины и босая спрыгнула на полную осколков и мусора дорогу. Подбежала к месту где державшая их кабина трейлера соединялась с фургоном, осмотрела все там и вернулась обратно, ловко взметнула себя на крышу. По движению в башне они поняли что она внутри.
“А сказать что выходишь нельзя?” – простонал Леуди. – “А если бы я в этот момент вырвался?”
“Вырвался бы ты! Как же! Жди!” – ответила Славка вынырнувшая из сетки головой вниз.
“Все так плохо?” – спросила ее мама.
“Да нет. Ерунда! Жесткое крепление – дурацкая вещь, влево вправо можно, вверх вниз никак. Мик мне нужна твоя винтовка!»
Ну да! Такое простое решение!
Заполучив штурмовую винтовку Славка выпрыгнула из машины и через секунду была у места стыка, четыре коротких выстрела без какого либо промедления и она уже скакала обратно.
“Теперь можно ехать!” – отчиталась она возвращая Мику винтовку.
“Подожди” – попросила мама Леуди и выдвинув из пола короткую лесенку по ней поднялась к сетке башни.
“Ох! Ой! Ай-ай!” – послышался сверху Славкин голос пополам с хохотом. – “Щекотно же! Нет!!»
Мама спустилась обратно.
“Не порезалась?” – спросил ее Леуди.
“Крови вроде нет. Посмотришь у нее – сразу от меня на люк ногами убежала”.
“Некогда!” – донеслось обиженное сверху. – “Пожар же! Огонь же не ждет! Некогда щекотаться! Может поедем?”
До арки ведущей из здания они добрались минут за пять но их невезение продолжалось - в самой арке надежно перегораживая ее стояли бок к боку два громадных трейлера. Было видно что по крайней мере один из них врезался во что-то стоящее спереди кабина машины была задрана выше крыши прицепа.
“Если хоть один их них пустой мы можем максимально поднять вездеход и проехать внутри” – предложил Леуди. – Только кузов сметем”.
“И рискуем в арке засесть уже серьезно” – отозвалась сверху Славка.
Миг и они увидели ее опять через окна, опять без какой либо осторожности она спрыгнула на усыпанную мусором дорогу и скользнула за застрявшие в арке машины им осталось только ждать, или… Славка задерживалась, может ей нужна была какая-то помощь? Мик совсем было собрался сходить посмотреть, когда увидел ее выскользнувшую из щели между трейлеров и махавшую им руками. Они не поняли, Леуди открыл люк бывший как сбоку от кабины. Не успел он высунутся наружу как эта девчонка была уже в нем.
“Возьми левее – я думаю мне удастся выгнать его в эту сторону”
Это было радостное известие, просто воодушевляющее, Мик признаться сильно упал духом при виде этого непреодолимого на вид препятствия воспрянул духом.
Леуди быстро отогнал машину, за левый трейлер. Славка исчезла, на этот раз долго ее ждать не пришлось впереди низким гулом загудел генератор грузовика, это был негромкий но всеохватывающий звук, сродни тем которые можно услышать на космодроме. Через него можно было услышать что в механизме машины не все в порядке – но своей мощи от этого она не потеряла. Минуты три потребовалось на то чтобы дно трейлера оторвалось от земли. После гигант тихо двинулся с места и стал вдвигаться внутрь. Тем временем снаружи появились первые признаки распространявшегося пожара. Из узеньких улочек внутренних построек в проезд стал втекать стелющийся вдоль земли дым.
Но они успеют! Они должны успеть!....
А после Мик увидел перед трейлера – кабину, если конечно это нечто из смятого бесформенного метала можно было назвать кабиной. Трейлер видимо с ходу врезался во что-то неподвижное и инерция огромной машины смяла кабину как бумажный пакет. Внутри ее места больше не оставалось там было смятое содержимое капота, гнутый измятый метал и наверное раздавленные им те кто раньше вел эту машину. Славка управляла вися снаружи и просунув руки в разрывы в измятом металле, мама даже застонала увидев это. Впрочем девочка тот час спрыгнула и поспешила к ним. Трейлер продолжил свое плавание по затапливаемому тяжелым дымом проезду еще более становясь похожим на некое водное судно. Когда Славка на машине мама ее уже встречала, девочка осталась снаружи.
“Славка иди сюда” – попробовала приказать ей мама, только в ее голосе было очень мало от приказа.
“Нет уж, я пожалуй лучше здесь посижу” – расслышал Мик бормотание сверху. После девчонка несколько искусственно закашлялась.
“Тут между прочем полно дыма!” – пожаловалась она. – “А скоро наверное будет и столько же огня! Может мы все таки уедем отсюда?”
Но мама твердо стояла на том сначала что Славка учинила с собой лазая по этому страшному металлолому. Смешно но дело зашло в тупик, Леуди не решался вести машину когда Славка была на крыше, мама ждала ее на лестнице кабины а девчонка сидела сверху. Выход из положения нашла Луиза.
“Славка может ты покажешь маме только свои руки?” – спросила она снизу.
“А этого будет достаточно?” – с недоверием спросила сверху Славка.
Мама вынуждена была подтвердить что достаточно, явно думая что стоит Славке дать осмотреть ее руки а там уж она осмотрит ее всю. Не тут то было! Девчонка свесилась с крыши вниз головой, ее ноги остались снаружи. Впрочем маме хватило и рук.
“Боже! Она вся в крови!”
“Это не моя!” – донеслось возмущенное сверху. – “Разве не видно что она уже свернулась и высохла?! Я что виновата что ее там столько много везде?! Вот - не каких царапин нигде нету!”.
Поверить в такое было трудно, но мама сдалась. Славка заняла свое место.
Леуди тронул вездеход и они на тихом ходу пробрались в возникшую от выведенного трейлера щель, места было немного, из бокового трейлера пробив пластик фургона свешивались какие-то огромные ящики, а впереди был раздавленный контейнер, тот в который врезался трейлер освободивший им дорогу. На шасси впереди стоящей машины белая краска в местах сломов облетела и там празднично сиял искрящийся под синим солнцем метал. В тех местах куда пришелся удар были темные пятна – Мик думал что знает что это такое. Он в очередной раз поразился девочке Славке, смотря на эти пятна издали он и то чувствовал тошноту, а лезть туда руками…. И еще девчонка называется….
После не долгой заминки у ворот им наконец удалось покинуть это гигантское здание грозившее стать для них огненной ловушкой. Дорога ведшая от ворот была уставлена грузовиками, часть из них как и в воротах врезались друг в друга, по всей видимости они шли в притык друг за другом на хорошей скорости, когда впереди что-то случилось, часть успела свернуть в стороны, остальные… в общем по разному…. У многих были открыты дверцы. Мик надеялся что водители успели выпрыгнуть

59.
С этой стороны торговый центр был на возвышенности, дорога от него шла под заметным уклоном. Объезжая брошенные трейлеры они выбрались на открытое место, и оттуда увидели причину аварии - метрах в двадцати от спуска посередине дороги была большая воронка, в ней и около нее громоздились оплавленные обломки нескольких грузовиков. По всему было видно какой страшный жар здесь был в момент взрыва. Объехав воронку они оказались снова на пустой дороги шедшей через пустыню к очередному району города. Сзади горел торговый центр высоко в небо уходили столбы черного дыма.
Если их еще кто и пытался преследовать то этот пожар должен был стать преградой на их пути. После воронки дорога опустела и Леуди набрал скорость. Они ехали по пустоши между обломков коричневых скал. Местами их уже было пытались разбить и вывести.
Минут через десять они подъехали к новому району. Он был огорожен стеной из древнего бронированного бетона высотой метра четыре. Дорога шла к воротам, открытые створки были из прочного сплава в руку толщиной, их открыли когда-то очень давно – створки успели как следует утонуть в песке а тому кто попытался бы их закрыть помешали бы четырехэтажные башни магазинчики построенные снаружи у въезда. Наверное последний раз ворота открывали когда тут все ездили на таких бронемашинах как была у них.
Магазины у ворот сгорели а широкий въезд в город был прегражден внушительной величины баррикадой из гнутых железных конструкций, труб и бетонных балок. Баррикаду уже успел кто-то штурмовать. В ней виднелись черные выжженные прорехи, следы взрывов, в одном месте в ней зиял пролом достаточный для того чтобы сквозь него прошел вездеход. Наверняка его сделал танк аэфиквессов. Но ехать в него сразу, не зная что их ожидает с той стороны Леуди не решился. Едва он остановился Славка выскочила наружу!
Вот дура! А если сейчас по ней начнут стрелять! Леуди чертыхаясь открыл люк и поспешил за ней, Мик с винтовкой следом, мама хотела было его остановить но не успела.
Поднявшееся солнце уже припекало, воздух был по здешнему горяч и свеж одновременно, и нес все те же ароматы пожарищ как и везде здесь. Стояла мертвая тишина.
«И чего вы все сюда высыпали?» - неодобрительно спросила их эта юная героиня - она еще и была недовольной!
«Так, ты что у нас в разведчики записалась?» - спросил ее Леуди.
«Что-то вроде» - не капли не смутилась девчонка.
«Нет уж. Давай-ка я сам схожу.»
«Я конечно могла бы спросить тебя о том что мы будем делать с вездеходом если тебя подстрелят…»
«Ну не надо! Только не говори что ты сама с ним не совладала бы!»
«Может и совладала бы – но дело не в этом»
«Так в чем же дело?»
«А дело в том что – какой смысл тебе туда идти?»
«То есть как какой?» - несколько растерялся Леуди.
«Ну пойдешь ты – и дальше что? Ты же ровным счетом ничего там не увидишь. Ты даже куда смотреть не знаешь. Леуди давай каждый будет заниматься тем что он умеет, так будет лучше для всех, а эти разборки под открытом небом до добра нас не доведут».
Леуди конечно еще возражал и спорил но чем кончилось - понятное дело, она опять их переубедила. Нет не в том что они должны вот так давать ей рисковать собой, только в том что она все равно пойдет – чтобы они ей не говорили.
«Просто невозможная девица!» - пожаловался Леуди влезая внутрь, мама впрочем на этот раз не очень переживала, очевидно другого результата она и не ожидала.
Мик подумал и полез в гнездо башни.
«Тебя то куда понесло?» - заворчал снизу его родитель. Впрочем не очень сердито.
Кабина в башне оказалась больше чем казалась разве что немного уступала нижней, тут тоже были экраны отчего она казалась стеклянной. Был пульт и несколько мониторов. Одного взгляда Мику было достаточно чтобы понять что не дорос до того что виднелось на них. Либо Славка ими не пользовалась либо она общалась с компьютером непосредственно на языке военного программирования. Мик подозревал что второе так как это все жило и компьютер периодически выдавал сообщения на черный фон состоящие из таких символов которых Мик и не видывал не где.
Славки на этот раз не торопилась, до ее появления все успели в конец издергаться.
Наконец она вынырнула из-за баррикады.
«Ну что ты так долго?!» - простонал ей от лица всех Леуди.
Славка была какая-то притихшая.
«Там старик умирающий»
Все же ты не совершенно равнодушна – заметил про себя Мик
Повисла тишина, никто не знал что сказать.
«Может можно как-то спасти…» - нерешительно спросил Леуди. – «У нас лекарства есть»
Грустная Славка отрицательно покачала головой.
Опять помолчали никто не знал что сказать.
«А он свободный или…» - Мик замялся не желая произносить слово невольник.
Девочки посмотрели на него удивленно, ну да – до старости невольники здесь просто не доживают, сообразил он глупость своего вопроса.
«Пойду побуду с ним» - вздохнула Славка.
«Я с тобой» - стал вылезать из машины Леуди.
Мама тоже встала.
«Мам побудь с девочками» - попросил ее брат. – «Мик смотри с башни, наружу не высовывайся»
«Я с вами» - решилась Тули.
«Под ноги только гляди» - проворчала Славка. Вот уж кто бы говорил….
Они ушли и началось долгое ожидание, Мик сидел в башне и глазел в похожие на магические формулы сообщения. Иногда машина рисовала что-то знакомое – стрелки, диаграммы. А иногда даже осчастливливала его целыми схемами каких-то приборов или механизмов. Наверно он сидя тут мало чем отличался от пигмея питавшегося бананами. Разве что не терял умного вида – будто ему все понятно. А ведь думал что еще в компьютерах что-то понимает….
Тут он вспомнил кое-что и у него в голове не состыковалось.
Славка однажды сказала Лу что не хочет быть свободной потому что о ней некому будет заботится. Теперь же он убедился что девочка была совершенно самостоятельна, с такими познаниями она вполне могла претендовать на хорошее место в любой фирме работающей с техникой. Да они бы передрались бы за нее….
Впрочем наверное она имела в виду не материально заботится – догадался он. – Возможно этому совершенному солдату, технарю, программисту все же не хватало обычной человеческой теплоты. В таком случае можно сказать – не все потеряно….
Вокруг броневика стояла абсолютная тишь и неподвижность, подумав Мик слазил вниз в кабину Леуди, опустил машину на землю и ослабил щиты на столько что их не должно было быть заметно издалека. Так машина не должна была бросаться в глаза – мало ли тут брошенной разбитой техники вот так стоящей на улицах.
Мама, Огори и Рути пользуясь остановкой устроили импровизированный стол и на нем готовили обед. Мик еще раз почувствовал что не смотря не на что внутри их машины очень уютно. Или может ему везде уютно где они собирались всей семьей хоть как-то защищенные от рехнувшегося мира?
Славка, Леуди и Тули вернулись часа через два, по их виду было сразу все понятно. Леди и Тули были совсем подавленные, Славка печальная но спокойная. Решили пока никуда не ехать, посидели без разговоров, после по обедали. Брат похвалил его за то что он догадался поставить машину на землю.
«Сходим похороним дедушку?» - попросил он Мика чуть погодя.
Мик кивнул
«Я вас прикрою» - постановила Славка.
«Может лучше броневик постережешь?»
«Броневик с включенным полем сходу не взять, успеем возвратится если что. Все равно надо кому-то по сторонам смотреть пока вы копать будете»
Две короткие лопаты нашлись прикрепленными к днищу броневика. Нашла их конечно все та же Славка.
«Стандартное местоположение» - пояснила она им и не дожидаясь с винтовкой через плечо ускакала на баррикаду.
Леуди и Мик пошли следом.
«Что ты о ней думаешь?» - спросил Мика брат.
«О Славке?... Уникум… Ну в общем не знаю что и думать»
«Я тоже не знаю, хорошо что она на нашей стороне, плохо что у нее есть какие-то планы о которых она не хочет рассказывать».
«Знаешь она не производит впечатление человека могущего предавать» - подумав ответил Мик.
«Дай то Бог» - вздохнул Леуди.
Улица за баррикадой была сильно разрушена, раньше на ней стояли четырех пяти этажные кирпичные дома, после боя бывшего на улице они все осыпались с фасада, торцевые и задние стены уцелели внутри возвышались горы из рухнувших перекрытий и разбитой в щепу мебели. Старик лежал у одной из таких гор на бетонной плите. Того чего опасался Мик здесь не было, не крови не других ужасов. Он был невысокого роста худой в опрятном строгом костюме. Похож на клерка а может на музыканта. На лице его с закрытыми глазами был покой и сосредоточенность что ли, кроме бинта на руке у него не было видимых повреждений.
«Отчего он умер?» - спросил брата Мик, шепотом будто мертвый мог его услышать.
«Сначала он потерял много крови, пока был под завалом. Его освободили соседи, оказали первую помощь но не выдержало сердце…. Так по крайней мере Славка рассказала.
«Инфаркт? Но у мамы же были лекарства для сердца!»
«Не инфаркт. Сердечная недостаточность, низкое давление. Ну и он был уже слишком старый, не помогло бы даже искусственное сердце – у него не осталось сил на операцию» - пояснила сама Славка, из чего Мик почерпнул что она она понимала и в этом. Сколько еще могло уместится в этой непричесанной голове? Как она успела столько узнать? C нее же наверное просто не снимали шлем мысле записи!
«Я буду там» - она указала на уцелевшую часть здания
Место для могилы они нашли у уцелевшей стены, раньше там был разбит небольшой газончик, земля большей частью состояла из того же песка и копалась хорошо, вот только края постоянно осыпались. Пока копали Леуди рассказывал.
«Знаешь он даже не очень удивился что она – рабыня хотела ему помочь. Здесь жили раньше совсем не богатые люди, у некоторых были невольники но отношение к ним как я понял было другое, более человечное. Больше он удивился когда пришел я, богатые к жителям этого района относились почти как к рабам. Я пояснил что мы приехали не из желтой зоны… знаешь он сказал что всегда хотел накопить денег и уехать…. Туда к нам. Подожди – здесь камень надо вытащить…. Вот. Давай передохнем»
Леуди присел на мостовую и достал из кармана старинного вида наручные часы.
«Он мне их подарил, сказал что его прапрадед получил их в награду за хорошую службу. А взамен он попросил чтобы я позаботился о Славке и других «маленьких оцененных ангелах.» - Леуди говорил словно через силу, Мику было жалко старика и жалко брата но он не знал что ему ответить.
После перерыва снова копали, где-то на глубине метра начиналась коричневая цвета древесины каменная плита. Могила выходила совсем не глубокая. Осыпающееся края сильно затрудняли рытье.
Он появился когда когда они вырыли где-то наполовину, невысокий мужичок в потрепанной куртке с множеством тесемок и грязных джинсах, постоял посмотрел на лежавшего на плите и подошел к ним морщинистый почти старик.
«Похоронить хотите? Он хороший человек был – будто не из этого гребаного мира. Может и правда не из него…».
Мик покосился на развалины где скрылась Славка, и кажется на втором этаже уловил блеск окуляра. «Только бы не стреляла!» - взмолился он про себя. Не зная как сказать этому пришельцу что ему не надо делать резких движений.
«Давай помогу» - обратился к нему мужичок.
Мик с облегчением передал ему лапату и вылез стараясь быть между пришельцем и Славкой, Леуди тоже видимо думавший про это посмотрел на него с признательностью. Без него надо сказать дело пошло быстрее. Закончили постояли.
«Чудная она судьба, вот ведь даже нашлись те кто его похоронил, что значит хороший человек был…. Вы не обижайтесь ребята – но вы тоже странные… ну и хорошие конечно»
«Мы были здесь когда он умирал, мне вот он часы подарил» - пояснил Леуди достав подарок.
Мужичок потер седую щетину на подбородке.
«Да его часы, все берег их – думал сыну отдать. Да где его сын? Бросил его старого. Вот я и говорю – добрые вы и будто не отсюда»
Мик не знал стоит ли им говорить что они прилетели из Федерации.
Леуди и их новый знакомый перенесли тело старика в могилу, против ожиданий Мика и здесь ничего страшного или противного не было, в воздухе остался слабый запах одеколона. Уложили на «деревянную» плиту, мужичок остановил их сходил в развалины и добыл там кусок ткани, вернулся и заботливо словно от холода укутал старика закрыв голову и сложенные на груди руки.
От развалин к ним шла Славка с винтовкой под подмышкой.
«Это с нами» - поспешил успокоить помощника Мик.
«То-то у меня все затылок чесался» - ответил ему растерявшийся мужичок.
«У вас чуткий затылок. Здрасте!» - хмыкая одобрила подошедшая девчонка. – «Надо в тенек отойти – там некие вооруженные куда-то топают».
Отошли за дом при известие о «вооруженных» Мику стало не уютно, мужичок же удивленно смотрел на Славку.
«К машине не выйдут?» - обеспокоился Леуди.
«Не – они по другой траектории» - успокоила его Славка несколько смущенная удивленному вниманию к ее особе от незнакомца.
Их было семеро они прошли перекрестка через два от них.
«Что-то ребята я вообще ничего не понимаю!» - пожаловался мужчина. – «Она ваша что ли? Такого я еще тут не видел»
«Она наш товарищ, не раба» - хмуро ответил ему Леуди.
Дядя совсем растерялся, Славка захихикала.
«Вы же вроде как из богатых – ну судя по одежде, а этот малыш вроде рабыня».
На «малыша» нахмурилась Славка.
«Мы из Федерации, а она больше не рабыня» - взялся объяснять Мик.
У их собеседника появилось на лице смутное понимание.
Мик вкратце пересказал историю их появления здесь.
«Вот значит как – значит вообще не ваша война. Куда же вам теперь? Я то думал вы в Гекторрию выбираетесь, там тарси – туда богатые уезжают, но туда с ней нельзя. У Тамило рабы значит – но туда вам дорога заказана»
«Она говорит что знает надежное место. Вот только мы тут у баррикады застряли» - вздохнул Леуди.
Он посмотрел на Славку скептично
«Правда надежное малыш? Ниже есть объезд»
Славка показала ему большой палец.
Они пошли к могиле, лопатами стали засыпать могилу, Славка помогала босыми ногами обрушивая вниз лавины песка.
«Вообще-то она знает что говорит, спасала нас уже не раз. А вы сами то как?» - не смело спросил мужчину Мик.
Тот ответил Славкиным жестом.
«Мы люди не богатые, рабов не держали - самим бы в них не попасть. Богатым тоже особо дорогу не переходили – чего им нас трогать. Вот все разойдутся и станет совсем спокойно, мертвых только очень много»
«А с едой у вас как?» - спросил Леуди.
«Ну нам властям и раньше особо доверять не приходилось, у всех свои запасы были, а теперь когда под гранатами столько народу погибло то на годы хватит, у вас самих как с этим делом? Я бы вас позвал у нас остаться только» - он не весело ухмыльнулся – «Одни будут от вас шарахаться, другие от нее»
«Еда у нас будет» - заверила его Славка – «С водой тоже порядок?»
«Тут подземный ключ. Редкое место где своя вода еще осталась. Вы если что приходите»
Попрощались у холмика
«Мы тут камнями обложим и табличку сделаем, все как надо. А то может останетесь? Если ее приодеть то никто и не поймет что она была невольницей. Она ведь явно из наших из бедноты – вон какая беленькая»
«У нас еще есть» - вздохнул Леуди – «А беленькая только она»
Разошлись.
У броневика Леуди заметил.
«Надо же, и здесь нормальные люди есть - ну среди свободных»
«Папа твой тоже вполне нормальный мужик» - заметила Славка.
«Надо было все таки ему хотя бы пару мясных консерв оставить»
«Еще не поздно, он еще у могилы я уверена» - оживилась Славка.
«Только поосторожней и не задерживайся»
Славка юркнула под броневик, туда где был передний люк и через считанные секунды выскочила оттуда с двумя банками. Пулей проскочила мимо них к баррикаде все так же с винтовкой за худой спиной.
«Ты вот спрашивал – клеевая она, вот она какая»
Леуди в ответ показал Мику большой палец Славкиным жестом и по стариковски кряхтя полез к тому же нижнему люку. Мик полез наверх, как Славке удается взлетать к нему за один миг? Люк там открылся, в башне сидела Луиза. Срятала от него покрасневшие глаза.
«Чего вы так долго?! Сколько можно ждать?»
Мик взъерошил ей волосы.
«Ну чего ты? Знаешь как тяжело песок тяжело капать. Ты его выгребаешь а он раз – и обратно»
«А консервы она кому понесла?» - спускаясь вниз спросила скрипучая после слез Луиза.
«Там еще дедушка подошел, знакомый умершего - помог с похоронами».
«Может его надо было с нами ехать позвать? Ой. Тули ты чего обнимаешься?»
«Он бы не поехал» - пояснил Леуди. – «Он там не один и видимо дом у него там есть»
Славка появилась на этот раз довольно быстро к явному облегчению Луизы да и всех остальных.
«Ну и как?» - спросил Леуди.
«Поцеловал меня в щеку зачем-то» - пробурчала недовольная Славка. – «И пожелал нам удачи».
Мик молча позавидовал дедку – он бы сделать такое не за что не решился бы.
Теперь к их возвращению Огори сумела как-то напечь пирожков, перед отправлением пили чай.
запись создана: 16.10.2012 в 20:16

20:19 

51.
Собирать генераторные блоки ему помогала как и было обещано маленькая Алуонти. За делом он думал про то что сказала ему Славка. И что из этого стоит пересказать матери. Однозначно что не все - мама совсем издергалась и расскажи он ей все как это было неизвестно что ей могло придти в голову. Она и так всегда косо смотрела на эту девчонку.
Но если он совсем промолчит… Этим он все равно что поддержит то неизвестное что собирается делать Славка, он будто снова услышал ее странный шелестящий голос, тот которым она говорила о своих бывших хозяевах. Нет он не хотел бы оказаться на месте того кто сек ее плеткой!
Она вовсе не была беззлобным ангелом. Затаилась в форме слабой, маленькой девочки и ждет своего часа, готовая набросится оттуда на ничего не подозревающих врагов. Чудовищем которое он видел в фойе. Она умела убивать так легко будто не лишала людей жизни а просто переставляла предметы. Он был этому свидетелем Не испытывая ни каких чувств и сожалений. Это было бы очень странно для девочки ее возраста. А для того кто говорил тем не человеческим голосом? Может быть для него так поступать с людьми в порядке вещей. Что за монстр был рядом с ними?
Но тем не менее по всему она – это единственная надежда для его семьи. Единственная кто могла противостоять окружавших их убийцам и сумасшедшим. И… для него она все равно та Славка с которой говорил тогда на крыше…. Он хотел верить что она тогда ему не лгала.
Наконец Леуди обратил внимание на свою помощницу и заметил что это смуглый детеныш совсем съежился, поблескивая на него из подо лба настороженными если не испуганными глазками.
“Что случилось?” – стараясь успокоить ее голосом спросил Леуди.
«Вы недовольны что я занимаюсь этой работой?” –спросила она его не поднимая головы, Юлаги было не свойственно ходить вокруг да около.
“Почему я должен быть не доволен?” – не понял Леуди растерявшись.
“Я Алуонти!” – почти рассердилась его непониманию девочка, смешная она все таки эта Юлаги.
“А! Ну да, брат говорил мне, но послушай, теперь когда от тех кто принимал эти законы один пшик остался - какое это может иметь значение?”.
“А разве от них ничего не осталось?” – удивлено подняла на него глаза Юлаги.
“А ты разве этого не поняла до сих пор?”
Юлаги крепко задумалась, ей было уже не до сбора блоков.
“Простите, а что же теперь будет с Алуонти, если желтых больше не будет” – на него устремился просто пронзающий взгляд.
“Ну что будет, что вы сами решите то и будет. В сообществе живет много Алуонти я думаю они придут вам на помощь, ну и рабов конечно всех освободят”.
Если кто останется в живых после этой мясорубки – подумал он про себя.
Глаза девочки засияли ему такой искренней радостью, такой что ему даже неудобно стало, после она снова крепко задумалась и остальные блоки ему пришлось собирать в одиночестве.
“Мы опять построим свои подземные города на Енге!” – наконец осчастливила она его минут так через десять размышлений.

52.
Трудно описать что пережил Мик услышав выстрелы в их доме. В голове его стало пусто, не осталось даже того гнева к нападавшим. В его голове оставалось место только для одного вопроса…. Вопроса сводившего его с ума! В кого только что стреляли?
Он долго не мог заставить себя лезть в щель рядом с машиной сломавшей забор во двор, ведь там в машине все еще вздрагивал труп мужчины с разорванной шеей. Стоял рядом и мучился. После наконец вспомнил что можно войти через пролом в сарае….
Выстрелы из дома прекратились еще до того как он подошел к забору и Мик боялся думать и о том что это может значить….
Осторожно выглянув из сарая он не увидел никого во дворе, никого живого – зато там было три трупа, ближайший был недалеко и смотреть на него Мик не мог, мало того что тот смотрел себе за спину его шея еще была согнута под таким углом что там видимо вообще целых позвонков не осталось….
Между сараем и аркой ведущей в дом было открытое ровное место. Мик заставил себя выйти из сарая и идти туда, во все глаза он смотрел на вход. Туда в темноту арки откуда дымилась пыль, мимо опрокинутой стойки генераторов которую собирал его брат….
Он боялся что оттуда вот-вот может выйти один из чужих, и ему было просто плохо от того что подойдя поближе может увидеть там внутри своих родных убитыми – брата, сестру, маму или Славку или кого-нибудь из девочек,… Ведь там внутри стреляли…. От одной мысли об этом в нем рождалась не выразимая словами боль. Хорошо бы все это был бы какой-то кошмар…. Хорошо бы он сейчас проснулся…. Он не хотел туда идти, но не мог и ждать в не ведение что с его близкими.
Перебарывая себя он заглянул внутрь и увидел живых, у входа стояли Леуди и Славка. Мик во все глаза смотрел на брата – тот был бледным и испуганным но все таки в его лице не было такой беды которую он так боялся увидеть. Той скорби означающей что кто-то из близких им людей больше никогда не будет с ними….
В фойе тем не менее произошло что-то ужасное, в воздухе висела пыль часть колон было разбито со стен сколот облицовочный камень на полу лежали тела мужчин одетых так же как и те что были во дворе. Здесь они были еще страшнее – у одного не было рук, в груди и спине чернели выжженные дыры и из них текла казавшейся совершенно черной в тени кровь. К счастью среди убитых никого знакомого мальчик не увидел.
“Мик! О Боже! Это ты? Где тебя носило?! Мама чуть с ума не сошла!”
“Думаю не стоит его сильно ругать” – вздохнула Славка. – “Этот рыцарь ходил меня спасать. И насмотрелся всякого, я думаю он сам сожалеет что ушел отсюда”.
“Все целы?” – смог спросить совсем ослабевший от облегчения Мик.
“У Тули обморок, Лу… - в общем можно сказать тоже обморок”
Леуди – дорогой братец, сколько было облегчения было в его голосе, и у него тряслись руки. Без сил Мик прислонился к стене.
Из арки ведущей к комнатам вышла мама, Мик был просто счастлив увидеть ее, увидеть что она жива и невредима. Но в каком состояние она была, бледная, маленькая, увидела их и по ее лицу побежали слезы, Мик понял что она хочет чтобы он подошел к ней и заставил себя оторваться от стены.
Он не мог видеть как ее глаза со страхом осматривают его.
“Да цел я! Цел!”
“Как ты мог так поступить со мной?! Как ты мог поступить со всеми нами?! Ты подумал что мы чувствовали найдя эту твою записку?”.
После она обернулась к Славке.
«Я понимаю что не мне указывать тебе что делать. Ты взялась сама решать это. Но от того что ты ушла даже не сказав толком куда и зачем здесь всем было плохо! Ты не думала о том что все так и рвались идти тебя искать?! Не подумала что случилось бы если тебя нашли эти самые куди или другие садисты этого города?!»
И так далее. В общем у мамы накопилось весьма много чего им сказать. Мику оставалось только молчать. О том что бывает если Славку находят он не хотел и вспоминать не то что говорить маме. Славке к счастью тоже хватило ума не возражать на эти вскоре ставшие противоречивыми и не очень разумными тирады.
«Если вы хоть каплю меня уважаете я хочу знать куда и зачем вы уходите!» - это звучало уже скорее жалобно.
“Хорошо” – серьезно обещала ей Славка.
Мама выглядела совсем слабой и постаревшей, Мик видел что ей хочется еще о многом их спросить, но сил у нее на это нету. Она показала ему идти вслед за нею. Мику хотелось как-то успокоить ее что-то сказать – но он не знал что. И еще - он теперь наконец ясно понимал что идея идти за Славкой была вовсе не правильной. То что это он довел свою маму до такого состояния…
В коридоре он увидел Огори и Рути, последняя улыбнулась ему робко но счастливо. Да и Огори тоже была ему заметно рада. Какое же счастье что с ними ничего не случилось! И только после он заметил Луизу – его сестренка сидела на полу и словно даже не замечала его, он подумал было что она обиделась на него за его уход, но посмотрел ей в глаза и понял что она его не видит.
Ее испуганный взгляд был устремлен в никуда…. с ней случилось что-то страшное! Мик почувствовал как мир вокруг него стал стремительно тускнеть, терять ту радость которая было появилась в нем когда он узнал что никто из его семьи не пострадал.
А что если она теперь так и будет? Вот так не видеть их…- Ужалила его страшная мысль.
Мама подошла к Луизе, осторожно подняла ее на ноги, обняла, а сестренка словно и не замечала всего этого – ему стало так больно что хотелось закричать. Они шли впереди опираясь друг на друга - Луиза и поникшая его мама. Наконец Луиза все таки как-то отреагировала на мамину ласку, ухватила ее за руку. Так они пришли в комнату Лу, мама уложила сестренку на кровать, укутала одеялом. Он стоял рядом не зная как подступится, и что он может сделать.
“Посиди с ней” – попросила мама. – “Я проведаю малышей”
Мик осторожно присел на кровать рядом с Луизой, он не знал что ему делать, не решался даже тронуть его дорогую сестренку открытые растерянные глаза которой ничего больше не замечали. Как он мог уйти и оставить ее?! Идиот! Это он виноват что это произошло! Будь он здесь он что-нибудь придумал бы, как-нибудь ее защитил…. Когда ей это было так нужно его не оказалось рядом! Он был так виноват что с ней это случилось….
Потерянный Мик сидел и жаждал чтобы скорее вернулась мама. Дались ей эти малыши когда Луизе так плохо! Она могла бы послать его к ним. Наверное она знает что можно сделать чтобы помочь Луизе! Ну где же она?!
После он почувствовал что в комнате что-то изменилось, Луиза смотрела на него, осознано а не тем отсутствующим взглядом. Смотрела так будто не верила что он здесь, будто боялась что он ей только кажется. У Мика вырвался стон облегчения. Глаза Луизы в миг наполнились слезами и он как следует получил по уху.
“Почему ты ушел?! Почему ты ушел?!” – кричала она на него и молотила его кулаками а из ее глаз летели слезы.
Это застало его врасплох и не смотря на бестолковость этих маханий она пару раз попала ему весьма хорошо. И через эту боль и чувство нелепости происходящего Мик чувствовал такое огромное облегчение. Будто кто-то помиловал его в последний момент, не стал его казнить столь страшно… Ему даже хотелось теперь чтобы она стукнула его еще больнее – он это заслужил! И еще он не знал что делать с размахавшейся руками Лу. Наконец сообразил обнял, прижал к себе, она тот час вцепилась в него из-за всех своих сил, так что заболели разбитые ребра, но ему было хорошо… так хорошо….
В дверях была мама, смотрела на них с таким облегчением на лице а по ее щекам катились слезы. Подошла обняла их вместе, Лу сразу вжалась в нее и зарыдала в голос, так они и сидели неизвестно сколько времени, после рука сестренки намертво зажавшая его рукав ослабла, Луиза заснула.
“Я посижу с ней – тебя кое кто очень ждет в коридоре” – сказала ему мама.
Там была Юлаги, увидела его и так вся потянулась к нему, но не решилась, только глазищи ее вспыхнули словно звезды. Тогда он сам обнял ее, оторвал от пола и закружил по коридору. В ребрах закололи иглы – ну и пусть…. Девочка на миг растерялась, но только на миг после его опять обняли а ее глаза стали просто бездонными, он не мог в них смотреть, нет он никак не заслужил чтобы на него так смотрели. Унес ее в свою комнату и посадил на диван а она все сияла на него своими глазищами.

53.
Он проснулся ночью, ему снилось что он еще не вернулся в дом, снились ужасные трупы в сгоревшей оранжерее и умиравший Хар. Будто бы он не умер а по всюду искал его и то извинялся что ударил его и просил ему помочь. То спрашивал где его брат, и все никак не мог умереть.
Во сне брата Хара и его самого убила не Славка а он - Мик. Он прятался от него в пахнувших смертью развалинах, пытался вернутся домой и никак не мог найти дорогу, все время выходил к той стене с вздутыми трупами и насекомыми или проклятой оранжереи.
Проснулся он в испарине было темно и томительную минуту он еще не мог понять где он, осознать что это был только сон. Ныл бок. На ощупь он узнал свой диван, диван в его комнате в лабиринте. Вспомнил что уже вернулся….
Это было такое счастье быть дома – проснутся дома. Он лежал одетым только без ботинок и укрытый одеялом, видимо он так устал что уснул как только пришел в свою комнату, кто же его укрыл – мама? Тут он услышал рядом чье-то дыхание, осторожно дотянулся до стоявшей у изголовья лампы. На краю дивана спала Юлаги, без подушки положив локоть под голову и подтянув к носу худые коричневые коленки.
Вот кто его укрыл, будь это мама она позаботилась бы и о ней. Осторожно чувствуя нежность к этому коричневому заботливому детенышу он укутал ее в одеяло. Подсунул под голову подушку. Девочка спала крепко и не проснулась, только поморщилась недовольно. Сна больше не было не в одном глазу, да и этот его кошмар все еще стоял перед глазами. Если бы он по пробывал уснуть возможно он опять полез бы ему в голову. Мик решил что пройдет по дому и проверит все ли в порядке, как ни как он оставался одним из ночных дежурных.
Стояла тишина в коридоре едва-едва горели светильники, Мик начал свой обход с детской там были три кроватки поменьше и в них три похожие головы, Питера Мефи и Эки, кровать мамы пустовала зато в кресле сладко спала Хокса. Мик знал где мама – они спали вместе, мама и Лу. Бедная маленькая Лу, тяжело ей пришлось из-за него. К брату и девчонкам он заглядывать не стал – мало ли что там…. Глянул только в комнату Славки - ну конечно ее там не было, носило ее где-то опять!
Впрочем, должен же кто-то дежурить - наверное она была на крыше. Путешествие на крышу было не близким, по ночам они ходили туда в ходах аэфиквесов, светильники на этажах не включали а в ходах были святящиеся камни. Пробираться по лабиринту из таинственных проходов, подниматься по узеньким лестницам – это было само по себе настоящее приключение о котором Мик раньше мог только мечтать. Но сейчас от беспокойства ему было не до игр, он проделал весь этот путь так быстро что на крыше долго не мог отдышатся.
Город был совершенно темным только, в нескольких местах Мик заметил одинокие огоньки. Что же это лучше чем видеть отсюда вспышки выстрелов и дым пожаров. Отдышавшись он посмотрел на крышу надстройки уже зная что там увидит, конечно же – на крыше тоже никого не было!
Оставался сарай во дворе, или эта дура опять отправилась путешествовать! Мик вделал себе по ноге от досады и беспокойства, и заставил себя спускаться. Внизу в фое ему стало не по себе - он вспомнил что когда был здесь в последний раз тут лежали мертвые, присмотрелся, его глаза уже привыкли к темноте и света падающего через арку со двора вполне хватило чтобы увидеть что тел здесь не было. Пахло жженым камнем и пылью. Вот и двор тут было совсем не по ночному светло, и тихо, в его сердце защемила беспомощная злость – ну нет ее и здесь! Опять…. Уже без всякой надежды он заглянул в сарай – пусто. Он не знал что теперь делать – он даже не успел поговорить с ней и вот ее опять нет….
“Ищем кого?” - спросил его такой знакомый голос откуда-то сзади и сверху.
Он обернулся и увидел темный силуэт головы у крыши, ему захотелось что-то сделать от вспыхнувшей в нем радости, но он не знал что.
“Как ты туда залезла?” – наконец нашелся он.
“С той стороны есть лестница” – темный обрис руки указал на стенку сарая противоположную улице.
Кажется это было приглашение, лестница оказалось добротной, толстые деревянные бруски белели в сумраке они высохли и потрескались от солнца но явно не потеряли своей прочности. Сарай был достаточно высоким – строили здесь с размахом, дворец а не сарай. На верху когда нужно было перебираться с лестницы на крышу он почувствовал себя неуютно. Сорвись с такой высоты и вполне можно и ногу сломать. За этой мыслью его ухватила крепкая узкая рука.
Славка… вот она здесь, целая и невредимая!
Со стороны улицы крышу сарая украшала деревянная надстройка из очень твердого, покрытого толстым слоем лака дерева, они устроились в ее тени. Славка притащила сюда какую-то накидку и та липкая крошка которой по ее же совету они посыпали все во избежание пожаров не мешала им сидеть. Рядом с ее местом стояла штурмовая плазменная винтовка, Мик видел такие в различных героических фильмах про армию. И так же как и его друзья мечтал подержать ее в руках. Она представлялась ему чудом, достижением современной науки и техники. Своего рода знаком отличия свидетельствующем о силе Сообщества. Сейчас он не хотел ее видеть, как не хотел и думать о тех у кого она была раньше. И в кого она стреляла.
“Не спится?” – спросила его девочка, Мик все никак не мог придумать с чего начать разговор.
“Пока пытался тебя отыскать насмотрелся всякого. Теперь это все перед глазами стоит… Ты видела что во дворике того дома? ” – Мик показал на тот дом где были расстрелянные, отсюда он был вроде как и совсем не далеко, а тогда ему казалось что он прошел до него чуть ли не пол города. Лучше бы он был подальше… – “И еще я думал что ты у баррикад из машин куди. Там в оранжереи…. Ты там не была?”
“Мертвые то?” – спокойно так переспросила его Славка. – “Я осмотрела окрестности, этого добра тут хватает. У куди, ты к завалу из машин не подходил? Нет? Вот и славно, там кое что покруче копченых в оранжереи».
Она говорила об этом так спокойно.
“Вот тебе будто совершенно нет до этого никакого дела. А я вот спать не могу” – пожаловался он ей и вдруг вспомнил смерть Хара и Дерги, очень может быть что он зря завел этот разговор.
“Меня очень мало беспокоят мертвые, умирающие или убиваемые – я же убийца, я думала ты уже это понял. Как тебе это объяснить в мало способна к сопереживанию, у меня этого нет».
Мику было неуютно от таких признаний, он хотел бы ей не поверить, или вернее сказать у него это не укладывалось в голове.
“Ты убивала?” – спросил он.
Она подняла на него лицо.
“Нет, я не так спросил” – поправился Мик. – “Ты убивала до этого? Много?”
«Много больше чем ты можешь себе представить” – по ее голосу нельзя было сказать как она к этому относилась.
“Но зачем?!... Впрочем прости – я понимаю что ты не сама стала такой. Что ты не выбирала для себя это…”.
“Не сама – но я такая, и я убиваю” – почти весело ответила ему девочка, так словно речь шла об чем-то маловажном ну как о одежде или о прическе.
Нет она не делала это через силу по необходимости, так как пытался объяснить себе Мик. И то что она была убийцей не тяготило Славку. Мик долго молчал, ему было сложно понять что кто-то может так легко относится к вопросам чужой жизни и смерти. Это было просто дико как-то…. Ему легче было поверить в то что эта девочка хорошо умеет скрывать свои подлинные чувства.
“Тебя кто-то послал к нам?” – решился он все таки задать ей вопрос который как он опасался мог оказаться лишним.
“Меня никто не посылает, я сама решаю что мне делать. Сначала признаться у меня были другие планы, но то что я оказалась у вас меня вполне устраивает, вас надеюсь тоже”.
Что он мог на это ответить, Славка неоднократно спасала все его семейство и в будущем она одна могла здесь их защитить.
Но допустимо ли им то что ради их безопасности эта девочка рискует собой? Какие бы у нее не были умения ее все же могут убить!
Мик не знал….
Он бы наверное хотел занять ее место, освободить ее от этой опасной роли – но как? Его трясло уже от того что он увидел. Он не мог даже подойти близко к убитым, а убивать?
Нет он вряд ли сможет сделать что-нибудь из того что делала Славка. И Леуди тоже, Мик хорошо знает своего брата – он может загородить их собой спасая, но убить он никого не сможет.
Мик снова вспомнил как убивала Славка - быстро и не по-человечески ловко, у ее врагов не было ни каких шансов на спасение. Они даже до самого последнего момента не понимали - как их смерть близка к ним. Никому не пришло бы в голову что эта хрупкая с виду беззащитная девочка может быть так опасна….
Им и дальше придется рассчитывать на нее, хотят они этого или нет - случись что, и она их единственная надежда.
“Что мы будем делать дальше? У тебя есть мысли про это?”
“Завтра будем восстанавливать ваш броневик, установим на него щиты. После надо будет прорываться в северный пригород – оттуда все ушли и там будет безопаснее чем здесь. Куди установили наблюдение за домом. Но пока не собираются повторять нападение, кое чему происшедшее здесь их научило. Они подозревают что здесь офицер флота со своими людьми – иначе они не могут объяснить исчезновение своих людей приходивших сюда. Скорее всего они надеются что тут много ценностей и нападают на вас чтобы ограбить. А может быть и просто ради воды и еды. Машину скорее всего будут пробовать остановить – поэтому будем прорываться сходу на шоссе и гнать по нему пока не оторвемся, и уже после сворачивать на север”.
“У них наверняка есть машины быстрее нашей” – засомневался Мик.
“Быстрее да, но не с такой защитой, поэтому вести машину будет Леуди а я показывать им как тяжело иметь дело с хорошим стрелком в момент преследования”
“Понятно, но у них тоже могут снайперы – ничего что мы здесь сидим – на крыше?”
“Их снайперы сейчас на восточной окраине, те психи что запекли куди пытаются помешать горожанам покинуть город – обвешивают себя взрывчаткой и устраивают засады из бегающих мин”.
Мика передернуло, как тяжело однако говорить с девочкой способной так спокойно об этом рассуждать….
“Но ты прав – утром скажу всем не шастать по двору, и не маячить у окон - одного снайпера они могут выделить и сюда. Ты лучше ступай еще поспи, я утром завалюсь отсыпаться. Да и твоему брату может понадобится помощь с машиной”.
Мик признался себе что спать ему все таки хотелось, на лестнице его страховала Славка, он не нашел возможности от этого отказаться на высоте он чувствовал себя не уютно.
Юлаги в его отсутствие вытянулась на кровати и разметала в стороны свои палочки-лапки. Укрыв ее по новой Мик попробовал было уснуть в кресле но скоро понял что это не для него. Сложил коричневые ручки Юлаги в одну сторону и осторожно прилег на другой край. В последний момент кровать просела и немного побеспокоила спящую Алуонти. Мик почувствовал что его невесомо обняли и расслышал сонное.
“… Ну что ты все ходишь Тули? За домом духи присмотрят...”

54.
И в этот раз они снова чудесным образом выжили, ни кто даже не был ранен, по крайней мере телесно. Благодарить за это они должны были Славку и на этот раз ее маленькую Луизу – вот действительно неожиданность для Ирмы.
Но бедная Лу – если что-то подобное еще раз повторится ее психика может не выдержать.
А сколько надо чтобы сошла с ума сама Ирма? Не много, очень не много. Она старалась даже не думать про это, у нее не было права быть слабой когда детям грозила такая опасность! Но если трезво оценивать ее состояние… Да - она чувствовала что была уже на пределе.
Девочки оказались крепче, утром Тули так осторожно – заботясь о ее состоянии передала ей еще одну новость, еще один страх – Славка заметила что за домом наблюдают, на двор и к окнам лучше не подходить. Сама Славка легла спать после ночного дежурства. Никто кроме нее и не подумал о том что нельзя оставлять дом без присмотра. Даже после всего случившегося, они оставались все такими же беспечными. Если бы не девочка этим убийцам стоило только пробраться потихоньку в дом ночью и утро для них уже не наступило. Сколько еще они могут продержатся в этом доме?
Как оказалось долго они здесь задерживаться и не собирались. Леуди с утра в сарае чинил машину. Тули смущено пояснила - что Славка сказала что они должны ехать в какое-то безопасное место на севере города. Смущенно потому что на этот раз с Ирмой этот вопрос они обсудить забыли.
Ну что же – решение Славки было по всей видимости опять правильным. Ирма заставила замолчать в себе то что недавно почитала здравым смыслом, то что тревожно шептало о том что стоило ли верить неизвестной девчонки? Пусть даже спасавшей их и умной но по сути неразумному ребенку.
Поэтому ее и не стали ее беспокоить, это было вполне объяснимо. В последнее время она совсем сдала и принятие решения о столь опасном деле как эта поездка только измотали бы ее. Надо ехать - значит надо ехать.
Все такую же притихшую Луизу забрали в свою компанию Рути и Огори. Как догадывалась Ирма - по поручению Тули. Мик сидел на первом этаже и присматривал чтобы никто не выходил во двор, на ее вопрос как его старший брат оказался в сарае он показал ей на угол дома и бетонного забора со стороны фасада. Там к окну на втором этаже была приставлена лестница. Спуск оттуда с одной стороны прикрывал забор с другой высокий сарай - это наверняка тоже придумала Славка.
Подумав Ирма решила проведать ее, потихоньку прошла в ее комнату. Их маленький командир спал не укрываясь, свернувшись калачиком. Во сне она выглядела совсем малышом, уткнулась носом в подушку, волосы рассыпались во все стороны. Чей же ты детеныш? Живы ли твои родители? Ждут ли они тебя?
А у изголовья ее кровати темнела вороненым металлом штурмовая винтовка - орудие смерти от которой не спасают каменные стены и броневые листы. Сколько было лет тебе когда ты узнала что эта за вещь? Как они посмели сделать такое с таким ангелом?
За эти недели мир открылся для Ирмы в новом свете, страшным, черным от человеческой ненависти, беспощадным к слабым. В нем не было места даже для надежды на сострадание.
Раньше когда к ним в организацию привозили маленьких невольников она отказывалась от осмысления того что видела в них, ей казалось что они пострадали от каких-то отдельных маньяков, что это просто какая-то случайная ошибка, что они жертвы стихии. И при этом думала что она столкнулась с самым ужасным во вселенной. Что ее после этой работы уже не чем не удивишь.
Это была ее защита от того что она видела в их глазах. Тогда когда она представляла что к ним привозят жертвы стихийного бедствия….
Теперь она больше не смогла бы так думать. Правда заключалась в том что размер этого бедствия охватывал всю желтую зону если не все человечество. А причиной его были обычные люди, не маньяки и не извращенцы а здоровые семейные, любящие своих детей и родителей, своих друзей и столь безразличные к судьбам кого либо еще. Смерть для слабых в таком мире вполне возможно была только избавлением. Теперь ей казалось что ее дом на Карти - безмятежное спокойное место с которого она прилетела на Сароледелу только приснился ей. Что она столько лет прожила не видя реального мира и только сейчас столкнулась с ним лицом к лицу.
Она прошла в детскую, Хокса и малыши смотрели какой-то детский фильм на планшетке Питера, причем не мультик а настоящий фильм. Удивительно – она и не думала что эта игрушка на это способна.
В последнее время разные крупные товаропроизводители включились в программу «Дио», и рекламируя свои товары несколько занижали их возможности. Так сказать – «купите – мы гарантируем что наш товар оправдает все что о нем сказано, и свыше этого вы получите приятный сюрприз”. Но она не ожидала что это зайдет так далеко…. Или это старшие братья улучшили компьютер Питеру?
Она посидела немного у них, ее несколько обеспокоило содержание этого фильма – он был ей не знаком а если это ее умный Мик вытащил из местной сети то в нем могло оказаться действительно что угодно. Но нет, события фильма происходили в обществе не имевшем и следов рабовладения. Фильм ей понравился, спокойное такое повествование вроде воспоминаний, наверное он и был сделан по чьим-то воспоминаниям.
Речь шла о брате и сестре – принце и принцессе некоего небольшого государства. Не смотря на свое высокое положение они были обыкновенными проказниками, всячески избегающими надзора многочисленных гувернанток, воспитателей и учителей. Под видом обычных ребят убегающие в город или космопорт и дружащие там с теми кого им по их статусу и видеть не полагалось. В общем добрая хорошая история, даже развеялась немного. Ирма подумала что ей надо будет узнать про автора этого фильма, и посмотреть не все ли его произведения такие.
Мефи порывалась ей что-то рассказать о фильме но Питер делал ей такие глаза что она не посмела. Видимо фильм действительно добыл Мик и на всякий пожарный велел держать это в секрете. Бедняги – он и Питер, ну не держатся секреты в Мефи, не доросла она еще до этого.
Тули затеяла небольшую уборку, желание Ирмы ей помочь конечно только привело девушку в ужас. Огори и Рути уже не много привыкли что она помогает им с готовкой, на этот раз с ними была и Луиза. В отличие от прошлой на этой импровизированной кухоньки оборудования было немного и работы всем хватало. Когда она привезет их домой по всей видимости ей придется переоснащать и свою кухню. А то маленький поваренок Огори требовал идеального качества и способна была огорчатся если у нее не получались даже какие-нибудь мелочи.
К обеду встала и Славка обежала всех по утреннему бодрая, вот если бы только еще и винтовку она с собой не таскала….

За столом Леуди сообщил что к вечеру машина будет на ходу, но в ней практически нет энергии, все с опаской посмотрели на Славку – не подалась бы на новую прогулку девочка.
“С этим проблем не будет – энергоблоки в сарае за контейнерами” – успокоил их командир.
“Откуда ты их взяла – заряженные?” – поразился Мик.
“Правда не догадываешься? К нам тут гости дважды заезжали если ты не заметил!”.
Дважды - значит уже тогда она планировала их отъезд. Ох Славка – если бы ты еще побольше делилась с ними своими планами – хотя бы с Ирмой. Впрочем Ирме от этого спокойнее бы не стало….
“Тогда вечером можем отправляться” – заключил Леуди.
Эта новость была неприятной неожиданностью для Ирмы, она то рассчитывала что они пробудут в доме еще хотя бы несколько дней. И куда же они поедут в этом Богом оставленном городе? Действительно там так безопасно как обещала Славка?
“Лучше ночью – вернее раним утром. Как я заметила с дисциплиной у наших стражей не очень и по ночам они не отказывают себе во сне. А пока надо загрузить в вездеход то что мы будем брать с собой, побольше еды и воды. Желательно это проделать так чтобы они не догадались что мы готовимся к отъезду”.
После обеда Славка задержалась с Ирмой - видимо заметила как ее расстроило сообщение о скором отъезде, вокруг да около она ходить не стала.
“Надо ехать, здесь стало опасно – не думаю что они ограничатся только наблюдением”.
Ирма тяжело вздохнула.
“Я знаю – мне говорили про снайперов”
“Снайперы это ладно, они могут попробовать осуществить позиционный штурм и я не уверена что у них нет гранатометов”.
Ирма вспомнила гибель космодрома и ей сразу захотелось того что она только что так боялась, ехать поскорее из этого места куда подальше и как можно скорее. А еще какой-то там “позиционный штурм”….
“Куда мы поедем?” – спросила она девочку со слабой надеждой что услышит ясный ответ на этот вопрос.
“Есть одно место, там нет поблизости ничего что могло бы заинтересовать мародеров или военных по этому там пусто. И там есть где спрятаться».
“Но мы не сможем взять с собой достаточно воды и пищи, сколько мы там сможем просидеть?”
“У нас будет машина, а я могу поискать где взять еду и воду”.
Как все просто… В ее возрасте - все так просто, впрочем в доме оставаться все равно нельзя, а Славка как оказывается везла их все таки не в полную неизвестность.
“Ты уходила искать это место?” – догадалась Ирма.
“Это далеко отсюда. Я уходила проверить что творится в окрестностях и узнав поняла что нам придется уезжать отсюда. Остальное время я искала то что нужно для машины”.
“Славка – мы все так беспокоились. Почему ты нам ничего не сказала?»
На это Славка недовольно сморщила носик.
“Я не была уверена что в переезде возникнет необходимость. Что вас раньше времени будоражить? Надеялась что первые двое были случайными гостями».
“Да я не про это”
Славка опять поморщилась.
“О мне вовсе не надо беспокоится. Ладно пойду помогать Леуди – щиты то он на машину еще не установил” – и она быстренько улизнула от неприятного разговора.
Ну ладно девочка – сейчас Ирма действительно мало что могла сделать для твоей безопасности, но как только они выберутся из этого ада она сделает все чтобы у тебя началась нормальная человеческая жизнь. Славка может не беспокоится, о ней будет кому позаботится в будущем….
Думать так Ирме было приятно. Вот только на самом деле у нее складывалось впечатление что их маленький герой может прекрасно обойтись и без чьей либо помощи. Луизе же она тогда сказала о своей зависимости от хозяев только для того чтобы показать ей что помочь невольникам не так просто. Если она и останется с ними то вполне возможно что и дальше помощь будет исходить от нее, беспомощному и нерешительному семейству Ирмы. Если она останется с ними… Тяжело об этом думать – но у Ирмы не было никакой уверенности в этом. Нужны ли они этому маленькому бесстрашному солдатику, видавшему смерть и способному убивать без каких либо переживаний? Захочет ли она лететь вмести с ними?
Власти федерации этому бы не были помехой. После всего случившегося они будут готовы простить бывшим невольникам и не такое. Ирма опасалась что эта девочка просто не сможет принять их тихую не богатую событиями жизнь, тогда когда познанные ей умения наконец дали ей силу, в пору начала взросления когда и менее отчаянных деток обуревает бездумная жажда приключений.
Времени на эти раздумья у нее не было, надо было собираться. Она поднялась в свою бывшую комнату и начала разбирать привезенные сюда вещи, увы они не могли взять с собой весь привезенный багаж. Чем больше в машине останется места для питья и воды тем лучше. И теперь ей надо было выбрать только самое жизненно необходимое, свое и для троих младших. Надо было проследить чтобы Мик и Луиза взяли с собой то что нужно а не только самое любимое. Да и Леуди тоже мог в этом отличится – прошлой зимой отправляясь в лыжный курорт он умудрился оставить дома все теплые вещи и ей пришлось устраивать настоящую погоню за ним и его компанией. Тогда догнав их она заставила остальных проверить взятую с собой одежду и убедилась что не один он был среди них такой молодец.
После нужно было прикинуть что из их вещей могло пригодится девочкам, о чем она сейчас горько жалела это о том что они совершенно случайно не взяли с собой какой-нибудь запасной обуви. Как эти босоногости будут в городе где полным-полно битого стекла обломков метала и всякой химии? Они окажутся прикованными к этой машине случись что.
И как Славка ходила там? Да еще так далеко.… Опять Ирма забыла посмотреть ее ноги, а ведь именно за этим заходила пока девочка спала. Впрочем вроде та не хромала и вообще скакала как белка. Что же у нее со ступнями такое? Стали такими твердыми от постоянного хождения босиком? Да нет - видела она ее ноги, обычные лапки без каких либо заметных мозолей….
Спустившись Ирма начала с того что поручила Тули собрать бывшие в доме лекарства и проверила что они собираются брать из продуктов. За последним присмотрела Славка и как обычно все оказалось очень разумно и продуманно. Даже уложено было так что не перемешается и не придется гадать где что лежит. Каждый раз когда она сталкивалась с такими вот проявлениями Славкиного рационализма ее мучило чувство несовпадения. Вот и теперь будто отчаянная взбалмошная девчонка отдельно, а продукты собирал кто-то другой, взрослый и опытный.
В сарае ее ждало одно удивительное зрелище. Часть пластин оборудования из полевого вездехода была выложена на стол и за ними сидело некое сказочное существо, при ближайшем рассмотрение оказавшееся Юлаги.
Мик обрядил свою любимицу в одну их своих рубашек, да еще с длинными полами, маленькая Алуонти носила ее на подобие восточного халата. Этой находкой Мик ее удивил – обычно такой оболтус просто невозможно, но вот - порой мог подумать и о вполне разумных вещах. Или ему было просто не удобно от того что она почти голышом?
На голове же у нее был удивительный самодельный шлем с лампочками и всякими проводками. Девочка так ушла в свое занятие что не заметила ее появление, Леуди позвякивал железками из машины, и Ирма не стала их отвлекать.
Сам Мик нашелся в фое вместе с Рути и Луизой, он вполне ответственно относился к своей роли наблюдателя. Из вещей он брал конечно свой компьютер – благо тот много места не занимал, банки памяти еще несколько компьютерных частей явно свинченных откуда-то из дома. И просто спартанский набор из одной смены белья и запасных штанов. В общем первый кандидат на звание оборванца у нее был. Помогать ему собираться с горячей готовностью вызвалась Рути и он смущенный поплелся за ней следом.
“А ты чего хочешь взять Лу?” – подошла Ирма к сидевшей здесь же Луизе.
Та подняла на нее свои огромные печальные глазищи.
“Всех, всех вас!”
“Я надеюсь ты не думаешь что мы кого-то здесь оставим?”
“А остальное не важно” – вздохнуло это море печали.
“Понятно, нука давай к себе и бери пожалуй всю свою одежду. На старших наверное не налезет но на младших должно»
Луиза оживилась такому предложению и поспешила к себе на верх.
“И не вздумай даже близко приближаться к какому либо окну!” – поспешила напомнить ей Ирма.
На кухне ее ждала просто беда, бедная Огори была в полной растерянности больно смотреть было как эта маленькая хозяйка металась из стороны в сторону хватая то одно то другое и не в силах решить что из всего ее хозяйства нужно брать а что оставить. Увидев ее она бросилась к Ирме со слезами.
“Госпожа, госпожа! Я просто не могу….”
Пришлось Ирме ее успокаивать и помогать, от полной растерянности наверное у Огори из головы вылетела одна светлая мысль – о том что посуда очень хорошо убирается одна в другую, стоило ей об этом вспомнить и масштаб бедствия сильно уменьшился.
Ирму сильно порадовали малыши, не каких скандалов которых она опасалась не случилось. Мэфи и Эка брали всех кукол. Кукольный дом они брать не собирались.
“Они как и мы тоже поедут искать новый дом!” – объяснила ей Мэфи. Все куклы были одеты словно собрались в поход.
Питер отобрал в дорогу вполне приемлемую по количеству часть конструктора, так же как брат он брал собой свой компьютер и планшетку, за то чтобы это взять были и девочки и даже смущенная Хокса.
“Хотите пересмотреть фильм?”
“Мама” – с видом мудрого ментора остановила ее Мефи. – “Ты не знаешь! Мы не досмотрели его до конца. Ты думаешь там одна серия? А там их целая тыща!»
Питер был в ужасе и расстроен до слез говорливостью сестры.
Вот значит как, фильм который она у них оказался сериалом. Ну что же значит без старших братьев тут точно не обошлось – у компьютера Питера просто не хватило бы объема для подобных чудес, видимо Мик пожертвовал ему один из своих банков памяти. А то что соблюдалась такая секретность могло говорить о том что не весь этот фильм так безобиден как та серия которую она видела. Мик конечно не стал бы давать младшим что-то не приличное но любил смотреть и ужасы. Что же будет ей чем заняться – поработает немного цензурой, тем более что возможно судя по виденному этот фильм принесет ей не только одни огорчения.

55.
Вечером все собрались за столом, Огори наготовила разных вкусностей к их последнему ужину в этом доме. Луиза и Рути помогали как сказала Огори многое сделали сами. Случись это раньше и ее дочь обязательно прибежала бы к ней хвастаться чему она научилась и предлагать что-нибудь попробовать. Теперь если бы Огори не рассказала она бы и не узнала.
После застолья уложили младших спать и собрались обсудить завтрашний отъезд. Точнее сказать для того чтобы их командир разъяснила какие у нее планы. Мик развернул на столе гибкий экран и вывел на него карту города.
Уезжать она решила в пять утра, перед самым рассветом. Хорошо бы девочка была права и бандиты стерегущие их в это время спали…. Но это означало также и то что в этом мире с мгновенными заходами и восходами солнца уезжать они будут в полной темноте…. Только бы им не сбиться и не заплутать в разрушенном городе.
Дальше по плану Славки им надо было дворами проскочить к эстакаде. Она шла от космодрома к центральной транспортной линии проходившей в пустыне с северо-запада от города. Та самая возле которой горожанам удалось остановить повстанцев. Так они могли миновать лабиринты центрального района и добраться до северного шоссе. То место в которое собралась Славка была на северной окраине города в промышленной зоне. Они могли ехать туда двигаясь вдоль шоссе по параллельным улочкам. Ехать по самому шоссе было слишком опасно как и вообще выезжать на открытые места.
“И что же нас ожидает в конце пути?” – спросил Славку Леуди. Еще днем Ирма заметила что он стал более насторожено и скептически относится к Славкиным идеям. Не вышло ли у них какой-нибудь размолвки?
Славка набрала что-то на экране и карту города Массуотра сменила другая карта – города поменьше. “Немного истории – до того как этот мир был захвачен желтыми на Сароледеле жил гордый народ Шкаи, ныне он уничтожен без остатка. «Колонизацию» как называли интервенцию господа рабовладельцы не удалось провести быстро, часть Шкаи еще долго скрывались в долине оврагов и оттуда делали вылазки через пустыню. На месте этого города стояла опорная крепость Золотого легиона. С того времени прошло много времени, аборигены уничтожены и желтые рассчитывали что война больше никогда не вернется на Сароледелу. Крепость Массуотра превратилась в город, часть оборонительных построек снесли, другие перестроили под иные цели. Здесь сменилось несколько поколений и даже старики не помнят о тех временах. Мы едем к месту где располагалась Северо-восточная башня внешней оборонительной линии. Верх башни разобрали в те времена когда на том месте находились грузовые терминалы. До строительства транспортных централей груз из космопорта накапливался в них и оттуда его отправляли в столицу караванами. Основание башни использовали под склады, подземные этажи и находившееся там убежище законсервировали.
Теперь на этом месте промышленный район. Но подвальная часть башни и бывшее там убежище точно уцелело – они есть в реестре собственности префектуры. Их законсервировали на всякий случай, мы их расконсервируем. Место там спокойное и безлюдное. Раньше там были одни старые заводы, а нынче я думаю вообще никого нет - брать там нечего”.
“Откуда ты все это взяла?” – настороженно спросил Леуди.
“Надо правильно пользоваться источниками информации” - безмятежно улыбнулась Славка.
“Ты это из сети узнала” – догадался Мик.
“Ну да!”
“Славка значит ты и это умеешь?” – осторожно поинтересовалась Ирма у девочки. – “Компьютер тебе тоже знаком?”
“Программные языки принятые в протокол общего пользования. Военные программные языки и кодировки Дал Кон. Составление систем сложной организации, взлом и защита. Я могу управлять любым планетарным, атмосферным и космическим транспортом, чинить это все и вообще правильнее всего мне было бы представится мастером по технике”.
Девочка решила рассказать о себе еще кое что. Что же если она хотела их удивить то ей это удалось, особенно взволновалась Юлаги – даже вскочила, конечно ведь техника – это то что ей нравится.
А вообще тут было над чем подумать. Ирма слышала о запрещение курса по подготовки специалистов по «синей защите» рассчитанный на военное время. Запретили его за опасно частое использование мнемозаписи. Этот курс был рассчитан на пять лет, кроме того он мог быть пройден теми кто уже имеет знания программирования на современных информационных машинах.
Мальчики тоже наверное слышали про это.
“Это спец войска какие-нибудь что ли?” –с не совсем настоящим удивлением поинтересовался Мик.
Славка опять осияла их улыбкой.
“Ну можно и так сказать, только не просто – “спец”. А “спец-спец-спец.” войска”.
“Надеюсь не “желтых”?” – выдохнул вовсе невпечатленный а скорее опечаленный Леуди.
Как же не желтых? Кто еще может использовать мнемозапись на таком ребенке?
“Я кажется и так много сказала. Давайте спать что ли – завтра предстоит тяжелый день. Мик я подниму тебя ночью на смену?”
“Поднимай конечно!” – горячо согласился он.
“Может лучше меня?» - предложил Леуди.
“На сколько я поняла из ваших разговоров, ты лучше водишь чем он, тебе нужно быть бодрым с утра”.
“А разве поведешь не ты?” – удивился Мик.
“У меня будет другая задача”.
“Только не говори что не собираешься ехать с нами!” – испугалась Ирма.
Тут уже вскочила Луиза с отчаянной решимостью сделать все чтобы забрать Славку с собой.
“Да поеду я!” – перепугалась последняя этой решимости. – “Как вы без меня дорогу-то найдете?”
Тогда что? – хотелось бы Ирме знать но она решила не волновать больше бедную Лу, все равно ведь эта упрямая девчонка сделает все по своему.
“Скажите мне что вы все поедите!” – потребовала Луиза.
Ее волнение было таково что все действительно подтвердили ей что у них нет иных планов.
запись создана: 16.10.2012 в 20:14

20:20 

46.
Без сознания он видимо пробыл достаточно долго и видимо его обморок перешел в состояние сна.
Ему снилось было что все случившееся здесь было кошмаром. Вообще все – война, полет на Сароледелу…. Он лежит в своей комнате оттого что книга читая которую он уснул попала ему под бок. Сейчас откроет глаза и окажется у себя дома в комнате, брат за стеной будет позвякивать инструментом что-то собирая, мама готовить на кухне, внизу в гостиной в своем кресле читает газету дед, как обычно…
Но нет! А как же девочки?! Славка?! Неужели они только приснились?! Это было бы слишком жестоко!
Запах гари и тлена, камень на котором он лежал и не сильная ноющая боль в ушибленных ребрах, успокоили его насчет этого. Бок опух и прокалывал острой болью если Мик шевелился. Увиденное не было сном, оно даже не кончилось еще. Он лежал в развалинах дома на каменой плите. И где-то совсем не далеко была та проклятая оранжерея которую Мик не забудет никогда…. Где-то там лежал тот парень убитый стрелой и убитые Славкой….
Он открыл глаза и увидел что находится внутри дома. Точнее того что когда-то было домом. Крыша, внутренние стены и практически все перекрытия упали засыпав первый этаж. Только на четвертом этаже коробки с окнами, в углу уцелела часть комнаты. Там из-за обломка того что когда-то было полом виднелся край посменного стола, упавший на него шифоньер. У стола стояло уютного вида кресло – садись и пиши чего-нибудь, или читай книгу. От этого уцелевшего места веяло чем-то злым и сумасшедшим. Слабый запах разложения говорил о том что возможно не все успели выйти из дома прежде чем он рухнул. И тоже были где-то здесь…. Мик не хотел здесь оставаться....
А где же Славка? Неужели она снова оставила его одного в этом ужасном городе?! И тут перед его глазами всплыла смерть Хара и Дерги и его даже затошнило от ледяного ужаса которое он испытал тогда. Самым страшным была не грозная опасность для его жизни которую он чувствовал все это время. Это было заглушено потрясением пережитым им при смерти раненого юноши. Самое страшное было в лице девочки Славки убивавшей без намека на гнев, ненависть хотя бы неприятие. И без жалости, сожаления, даже без капли отвращения. Он увидел и ощутил тогда очень ясно что она не сдерживает чувства, не скрывает их – ее действительно несколько не волновало происходящее, не радовало, и не огорчало. Подобная бесчувственность испугала Мика гораздо сильнее чем любая ненависть. В этом было что-то не человеческое…. И еще ее движения, ее действия – было в них что-то неотвратимое, предрешенное не одной ошибки, ни какого колебания, точно перед ним была машина а не человек…. Вот какие значит убийцы – профессионалы….
За что она убила тех двоих? Потому что Дерги убил того юношу? Потому что они хотели убить ее? А может зато что они были рабовладельцы?
Может и хорошо что ее нету? Может лучше всего ему больше никогда не видеть этой девочки?
Нет! Он ведет себя как трус! Он думает только про себя! Она не виновата что сделала это! Она остановила убийц и этим возможно, спасла его жизнь. Какое он имеет право судить ее? Пережившую такое….
Пусть она придет, и он как-нибудь ей объяснит, что не надо больше убивать, никого не надо, они скоро улетят отсюда в нормальный мир, где ей помогут, ей обязательно помогут…. Если только можно помочь человеку способному вот с таким вот безразличием убивать людей… ребенка….
Окна дома утонули в обломках выше подоконника и были похоже на необычные низкие арочные двери Славка появилась в одном из них словно быстрая бесшумная тень, она проскользнула внутрь так что даже не зашуршала кирпично-каменное крошево. Мик ничего не смог поделать с собой и сжался от ужаса, хотел он или нет сейчас он ее боялся.
Славка не обратила на его страх никакого внимания, ее что-то сильно тревожило.
“Мик, посиди здесь, я домой – там не ладное”
Когда до него дошло то что он услышал мальчик вскочил пораженный новым страхом - гораздо большим чем все предыдущие.
“Ч-чт-то там?!” – услышал он свой вскрик, чужим каркающим голосом, он боялся услышать ее ответ.
“ У дома чужие”
“Я с тобой!” – ему хотелось сказать это решительно но получилось только как жалобная просьба.
“Нет не надо. Ты будешь мне мешать. Будь здесь чтобы мне не пришлось еще и за тобой присматривать!» - в ее словах была воля, такая что Мик понял что остается. Тем более что она была права – что он мог сделать? Только сразу же опять попадет в историю. Славка увидев что он не настроен возражать стремительно исчезла за окном, опять без малейшего шума.
Он поспешил к окну – хотя бы увидеть в каком направление она убежала, но ее уже ни где не было. Впрочем то что он хотел он узнал, их дом был за окном через улицу, его убежище было одним из соседних домов, а ведь когда он видел этот дом из окна он и не думал что это развалины, с их стороны этот дом выглядел совершенно целым…
Чужих он увидел сразу, деревянный забор во двор проломила бронированная машина. Вроде той которая была там на холме только побольше, наверное не гоночная модель а с купе. Крыша-щиток была откинута в сторону, на сидение лениво маялся жарой здоровенный мужик с залысиной, спереди нее лениво спорили еще двое.
Что они сделали с его родными?! Где его мама братья и сестры?! Что с девочками?! – Мик в раз почувствовал себя готовым убивать. Даже так как это делала Славка….
И тут… это было так быстро что он почти поверил что ему это померещилось. Что-то небольшое в долю секунды подкатилось к машине и одним мгновенным прыжком перепрыгнуло ее во двор. Мик ожидал переполоха, шума от тех кто там разговаривал. Но шума не было, как и стоявших там мужчин, была тишина. Тот лысеющий гигант сидевший в машине скособочился наклонившись к дверце. Сначала Мик подумал что дверцу заело и он дергает ее чтобы вылезти но мужчина двигался как-то бесцельно и Мик увидел как по светло оранжевому металлу кожуха потекло темное…. Он понял кем был этот загадочный прыгун. Его опять немного затошнило – убитый в машине все еще вздрагивал….
И все таки - какое счастье что Славка за них, а не против….
Ответом на эту мысль был железный стук частых выстрелов в доме….

47.
Луизе было страшно, постоянно страшно, днем, ночью когда она просыпалась, во сне…. Самым главным был страх что она потеряет здесь на Сароледеле кого-то из своей большой и любимой семьи. Этот страх выворачивал ее душу, и когда у нее уже не было сил думать об этом внутри еще долго что-то саднило - словно разодранное до крови.
Ей было страшно того что происходило вокруг, ее мир с добрыми людьми живущими друг ради друга, мир скрывающий сказочные чудеса и прекрасных героев разбился словно стеклянные витражи в окнах. Вместо него она оказалась в ужасном месте где место людей занимают чудовища только похожие на них внешне. Она видела их с крыши, грязные с черными плазменными винтовками висящими под рукой. Они воровато рыскали по развалинам домов словно гиены рыскали ища крови и страданий, и только чудом еще не пришли сюда. Она слышала ужасные крики тех которые были им найдены. Она и ее семья были совершенно беззащитны перед ними….
Был еще и другой страх - непонятный, страх у которого не было образа, она не смогла бы описать того что его вызывало. Будто вплотную к Сароледеле, к городу с именем Массуотра подступилось что-то бредовое, огромное, невидимое, и бесконечно жуткое. Девочка находила одной ей видимые следы присутствия этого ужаса и не могла никому даже рассказать об этом.
Мама возможно тоже это чувствовала, она будто постарела, убеждала Луизу что не стоит так переживать и беспокоится только от того что кто-то отошел в другую часть дома, и не осознающая что сама постоянно всех обходит проверяя.
Девочки с испуганными затравленными какими-то глазами, они сейчас представлялись Луизе белками во время лесного пожара. Смуглые, быстрые, глазастые и незнающие где им искать спасения в огне подступавшем к ним со всех сторон. Малыши непонимающие происходящего но все равно боявшиеся вместе со всеми. Нет Луиза не могла ни кому из них говорить о своем непонятном предчувствие, тем более что у нее была пугающая ее догадка – причина этого страха была не в городе, что-то случилось с ее головой….
Днем ее мучил страх за других, особенно за Славку, Мика и Рути. Они были какими-то слишком яркими что ли. По ее мнению они вели себя неосторожно, особенно Славка – зачем она так рискует собой сидя на крыше? И братик Мик не хотел ей не в чем уступать. Они что не понимают что с ними может что-нибудь случится? И Рути – быстрая, все время в движении, постоянно обегавшая весь дом в своей неуемной энергии, Луизу мучил страх что с ней неминуемо что-то случится….
Тогда когда в город ворвались Аэфиквесы и в доме случился обвал был ужасный миг когда она была одна и ей показалось что ее страхи осуществились – все кроме нее погибли! Для нее была загадка как она не сошла с ума в этот ужасный миг…. Хорошо что мама успела ее найти, и успела сказать что другие тоже уцелели.
После мама ушла наверх, Луизу потрясло то что она ушла – она почувствовала себя брошенной, ей представлялась тогда очевидным что она больше ее не увидит.
Но вскоре пришли Тули Рути и Огори и сказали что видели маму и Леуди с Миком. Вместе с облегчением Луизу придавило ужасная ясность, она поняла кто стал жертвой в этот раз – Славка! Видимо эти мысли отразились на ее лице, ее стали утешать буквально все. Рути переживавшая за нее захотела сбегать наверх и узнать поскорее что со Славкой все в порядке. Они тогда с Огори поймали Рути в четыре руки. Нет! Луизе страшно было даже подумать что в этот ужасный момент кто-то куда-то уйдет.
А потом от той скользкой спирали где пропал Питер прибежала сама Славка, и Луиза минуты две рыдала вцепившись в свою отчаянную подругу.
“А все тебя ищут” – вздохнула с облегчением Тули.
“А где они?”
“На лестнице, лифт же обвалился”
“Тогда я за ними!”
Луиза конечно не смогла удержать ее.
“Не переживай, зато я их всех приведу” – утешила ее Славка.
Тогда она действительно их привела.
Но прошло несколько дней и к ним в сарай пришли чужие, те бандиты которые рыскали по опустевшему городу. И Луизе открылось что не все в их доме так беззащитны. Славка убила их…. Двоих взрослых мужчин, убила так что бедная Тули боялась вспоминать об этом. Луиза не видела мертвых, не видела и места где это произошло, она больше не за что в жизни не войдет в сарай! Нет мама была права тогда когда она боялась этой девочки…. Что-то в ней было такое…. Она могла даже убивать…. Но Луиза все равно не перестанет любить ее за это!
Только Славка видимо так не думала… она ушла….
А потом были все эти догадки что Славка сакра - ну зачем им, ее братьям и девочкам надо было говорить об этом? Разве обязательно Луизе было знать такое? Хотя они даже не знали что Луиза это слышит, она сидела в соседней комнате….
Луиза успокаивала себя тем что Славка жива, она просто ушла и скоро вернется! Обязательно вернется! Но время шло, а ее не было, неунывающей Славки, решительной Славки, всегда знающей выход из любого трудного положения, отчаянной Славки отказывающейся заботится о себе. И как не боролась с этим девочка но постепенно в ней зрело предчувствие о том, что Славку она больше никогда не увидит, ее страхи начали сбываться.
Леуди обставил им комнатки в одной из сторон лабиринта пустующих помещений на первом этаже. Лабиринта скрытого от основного дома за потайными панелями. Только это были совсем маленькие комнатки, конечно без окон. Воздух в них гнали с улицы встроенные в стены, старые как мир дребезжащие кондиционеры. И пока брат не подключил обогреватели было довольно холодно, впрочем и теперь ей не сразу удавалось согреться. Несмотря на это Луизе эта комнатка нравилась больше чем ее шикарная спальная сверху. Возможно по тому что она чувствовала себя в ней в большей безопасности.
И еще потому что все от ламп до ее кровати поставили здесь Мик и Леуди. Остальное семейство помещалось в соседних комнатках, в той которая побольше – мама с Мефи и Питером. Дальше: Мик, Леуди и Тули, Рути и Огори. С другой стороны жили Хокса и Эка, Юлаги и была пустующая комнатка – Славки…. Там все было готово к ее появлению….
Девочки ходившие по дому стали приносить к ней всякие красивые вещицы, статуэтки, картины. Они так ловко всему находили подходящее место что вскоре и эта комнатка стала достойна миллионерши. За это она задерживала их у себя и они говорили о разном.
Завтракали, обедали и ужинали на втором этаже в небольшой гостиной, там же располагалась маленькая кухня Огори. А еще была игровая Мефи и Питера, раньше эти двое не могли долго играть вместе, начинали ссорится и спорить. Но теперь целыми днями сидели рядышком и Эку звали к себе и обязательно везде с ними был игрушечный компьютер Питера.
Питер, Питер, смешной малыш, сказочник – он с такой уверенностью говорил им что Славка жива и с ней все в порядке. Если бы все было действительно так….
В этот день она пролежала в пастели дольше обычного, у нее в последнее время по утрам иногда случались приступы слабости. Наконец она заставила себя сесть, одеться и идти на завтрак. Она решила одеть свое домашнее платье, в том в котором ходила дома до прилета на эту ужасную планету. Может ей станет лучше в этом платье помнящим запахи дома.
Все уже поели в гостиной за столом сидела мама, она ждала ее, на столе были расставленная для нее Рути посуда с завтраком. Мама стала беспокойно расспрашивать ее о самочувствии , видимо то что ей нездоровится было заметно….
А после в гостиную ворвался Леуди в сопровождение заплаканной Рути. На брате лица не было…. Он увидел ее и замялся, он явно хотел говорить не при ней… случилось что-то страшное…. Луиза почувствовала как ее покидают силы, она не могла ждать когда он скажет что произошло, если он сейчас не скажет она просто потеряет сознание от страха. Мама тоже обмерла….
“Не надо так нервничать! Просто мы тут что-то ни как не можем найти Мика…” – голос Леуди дрогнул.
Ноги как-то разом ослабели и Луиза села на пол. В голове у нее было совсем пусто от леденящего ужаса, она знала что так случится, знала что следом за Славкой будет Мик….
Луиза пришла в себя на кровати в комнате мамы, видимо у нее случился обморок.
У кровати на ковре сидела Огори, больше никого не было, Огори было страшно, она даже не сразу заметила что Луиза очнулась, сидела и смотрела куда-то в сторону двери тиская руки от волнения.
Наконец она обернулась и встретилась глазами с Луизой.
“Ой!” – эти вот “ой” у нее всегда очень здорово искренне получались, но Луизе было сейчас не до них.
“Огори а где Рути?” – спросила ее Луиза.
Огори вздрогнула, она расслышала тревогу в голосе Луизы в ее глазах зажглось подозрение и страх.
«Рути и все ищут господина Мика” – слабеньким голосом ответила Огори, в ее интонациях звучало – “Ну скажите что просто так спросили о моей Рути! Скажите что ей нечего не угрожает!”
Луиза не могла этого сказать, она очень хотела бы чтобы ее предчувствия были просто разыгравшимся воображением, но Мик….
Нет, она не могла сейчас даже думать о братике, иначе она просто не выдержит и все….
“Пойдем поищем ее”
Огори вскочила готовая бежать, спохватилась.
“А как же? Может быть вам стоит немного полежать? Я приведу ее»
“Не беспокойся со мной все в порядке, идем”
Все собрались в том сарае, в том в который Луиза дала себе слово не входить, она вошла…. Среди других была и Рути, Огори сразу устремилась к ней.
Они стояли у кучи каких-то железок с проводами у мамы в руках была бумага видимо записка. Вот мама заметила ее, подошла обняла за плечи.
“Как ты себя чувствуешь?” – в ее голосе была усталость и тревога но не было горя которое так боялась услышать Луиза.
“Вы нашли записку от Мика?”
Мама протянула ей бумажку на ней знакомым почерком значилось.
“Это принесла Славка, я иду за ней, мы скоро будем!”
“Может я схожу поищу балбесов?” – спросил маму Леуди.
“Нет! Не надо…. Что в этой куче?”
“Генераторы полей разной напряженности. Сняты по всей видимости с машин и защитных блоков домов, ума не приложу как она смогла дотащить сюда столько…”
“Она” – это могло быть только про Славку! Значит Славка жива! Ну конечно ведь это она принесла сюда все эти железки! И Мик тоже жив! Луиза почувствовала себя так будто с нее сняли что-то тяжелое и узкое не дававшие ей дышать.
“Мам! Ну я догадываюсь куда они пошли, к той баррикаде из машин…” – Леуди хотелось пойти, хорошо что мама его не отпустит.
«Леуди кроме тебя здесь все мало что могут сделать, не оставляй нас, займись лучше этим добром, его хватит чтобы как следует оградить дом?”
“Хватит. Но я все таки посмотрю с крыши, холм оттуда не плохо просматривается”.
Мама была согласна, главное что Леуди останется дома.
“Я могу сбегать! Я могу быстро и незаметно!» - это была Рути.
Луиза быстро шагнула к ней и крепко обняла это тощее тельце. Рути в ее руках замерла и даже дышать перестала, совсем как Эка тогда.
“Никуда тебя не пущу!”
Огори ухватила подругу с другой стороны и посматривала на Луизу с каким-то мистическим страхом. Ну да, она наверное теперь думала что Луиза знала что все так и будет.
“Ну найдешь ты их” – хмыкнула Хокса. – “Ты думаешь Славка станет тебя слушать? Вон она господина Мика не послушалась и ушла»
Но Рути которую поймала Луиза было не до разговоров, смущенная до предела она не знала что должна делать когда ее вот так схватили. Луиза подумала что если Мик и Славка не станут слушать и ее то уж Рути она никуда не отпустит.
Ей нужно было подумать обо всем, Леуди ушел на крышу, Койса пошла следом, Тули заспешила к малышам оставшимся одним, потихоньку поручив Юлаги позаботится о маме. Огори несколько опасливо посматривая на Луизу утянула Рути за руку в дом.
Вскоре к ним пришла мама.
“Как ты себя чувствуешь, может тебе еще полежать?”
Луизу всегда раздражало что мама относится к ней как к маленькой, но сейчас ей было только очень жалко маму.
“Со мной все в порядке, я только испугалась немного, а теперь - когда вы нашли записку от Мика и я узнала что приходила Славка мне стало лучше”.
“Все будет хорошо, обязательно все будет хорошо” – мама говорила это не только ей но и себе.
Они еще поговорили успокаивая друг дружку и мама ушла проверять остальных.
Ей нужно было подумать обо всем. О этих ее страхах, она не должна больше так боятся, иначе с ней действительно может что-то случится. Надо постараться взять себя в руки. Рути посидев у них вскоре заспешила по делам. Огори обещала что никуда ее не отпустит, в это Луиза могла поверить. Луиза решила что пойдет в сарай.
Она подошла к груде оборудования принесенного Славкой, вещественного подтверждения что та жива. Присела рядом – этих вещей касалась Славка, скорее бы она и Мик возвращались!
И тут среди всех этих проводов и коробочек с прозрачными корпусами она заметила пистолет, незнакомый ей формы с длинной ручкой и широким коротким стволом из дульной части которой выходил прозрачный цилиндр. Но это был точно пистолет! Луиза освободила из завала эту страшную вещь, рукоятка удобно легла ей в руку, не смотря на достаточно большую величину он не был тяжелым – она легко удержала бы его в вытянутой руке. Но он был настоящий, в его формах скрывалась угроза.
В Луизу вернулся страх, эта удобная вещь несла в себе смерть. Зачем Славка принесла ее к ним? Она опять собиралась кого-то убивать?
Нет! Им не нужно никакого оружия! Они не должны принимать участия в ужасе который творится здесь. Если у них не будет ничего такого то с ними и дальше ничего не случиться. А если они начнут вооружаться то их наверняка убьют.
Решено! Она спрячет этот пистолет и сделает вид что ничего не знает про него. Сначала она решила осмотреть всю кучу принесенную Славкой, и не зря – в ней она нашла второй такой же пистолет. Они были для Луизы чем-то вроде ручных ядовитых змей, она не боялась что они ужалят ее, но они были смертельно опасны.
В сарае в углу на стене висели пакеты с разным незнакомым Луизе инструментом, она выбрала тот в котором лежало поменьше, вытряхнула его содержимое на верстак и спрятав пистолеты в него вышла во двор. Никого не было, никто не видел того что Луиза нашла в сарае. Возможно она поступала не совсем правильно, возможно ей было слишком мало лет чтобы принимать такие решения за всех. Очень может быть, нужно было сказать о находке маме. Но мама была так испугана, вдруг она не поняла бы что от пистолетов надо избавиться? Отдала бы их Леуди…. Нет она сама все сделает! Спрячет их, только бы Славка не принесла еще чего-нибудь такое!
Она прошла в дом, хорошо что у входа никого не было, братья говорили что у нее на лице написаны все ее секреты. Луиза прошла через первый этаж к тайным проходам оттуда на второй этаж, там уцелел один пролет лестницы между этажами, им не пользовались и она могла спокойно подняться по ней на один из пустующих этажей и припрятать сверток.
Но как раз когда она подошла к нему со двора раздался сухой громкий треск. С обморочным пониманием что произошло что-то страшное Луиза подскочила к окну, их дворик отсюда был не виден – мешал карниз, но оттуда вверх поднималось клубящееся облако пыли. К ним кто-то ворвался! Кто-то страшный! Только бы Леуди успел включить щиты и не пустить их в дом! Ох! А если он думает что она в сарае?! Он не сможет включить щиты думая что она снаружи!
Надо было бежать вниз, - сказать что она здесь и как назло она вся очень ослабела. Но она должна была спешить! Бежать туда! На встречу своему страху….

48.
С крыши Леуди и Тули ничего не увидели, там до сих пор дымилось пепелище, баррикады из машин отсюда почти не просматривались. Леуди смог бы туда добраться минут за пятнадцать выудить оттуда этих двух придурков и все бы наконец успокоились. В первую очередь бедная Луиза – на нее после того как исчез этот дурак Мик смотреть было страшно. Кстати как там она?
Спустившись с крыши они зашли в детскую, мама была там, уставшая с притихшими мелкими, взглянула на него с беспокойством – не увидел ли он чего-нибудь, не надумает опять уходить.
“Как ты мам?”
“А ты как думаешь?”
“Ну ты держись все таки. Вокруг тихо и пустынно, ничего с этими придурками не случится”.
Она только вздохнула. – «Посмотри как там Лу, пошли ее сюда”
“Ладно”
“И посмотри все-таки что там можно сделать с этими щитами”
Тули хотела было остаться с ней, но мама услала ее проверить как дела у девочек.
Он был на первом когда со двора раздался удар, и треск пересохшего дерева!
Он дернулся вперед успеть включить щиты! Во дворе были чужие…
Почему он не додумался перенести щиток генераторов внутрь? Сделать дистанционный включатель. Он почти ведь добежал…. Блок генераторов дернулся и упал ранняя искры, оторванный кабель ударил Леуди сбив его с ног. По генераторам стрелял стоявший у машины мужчина холодное лицо и короткое незнакомое оружие в руках – что-то вроде ружья. На нем была форма напоминавшая ту которую описывала Тули. Ту которая была на тех кто был в сарае. У него было неприятное лицо, он стоял и смотрел на упавшего Леуди с печатью холодного равнодушия, это выражение видимо так часто бывало у него что уже в печаталось в его черты намертво. Воздух у тупого обрезанного ствола оружия дернулся и рядом с Леуди взорвался камень облицовки, мелкая острая каменная крошка ударила его по лицу опрокидывая на спину. Ошеломленно Леуди посмотрел на стрелявшего – неужели он не видел что у него нет оружия? Зачем он в него стрелял? И тут Леуди стало просто отвратительно, он вдруг понял что его хотят убить! Это существо стоявшее у машины собиралось его застрелить, не потому что он враг, не по какой-нибудь необходимости а просто так – от скуки что ли….
Страшно ему не было, только очень противно, Леуди стало как-то все равно, не хотелось даже сопротивляться. Но он переборол себя и прыгнул в арку дома, он должен был! Он был здесь не один! Оказалось что падая он зашиб себе ногу, когда он разогнул ее коленку прокололо болью так что у него в глазах потемнело.
И конечно она была здесь! Тули бежала к нему от дверей первого этажа! Вот ведь дура! Она не отреагировала на то что он показывал ей прятаться. Ну как же у него же лицо было в крови, вот ведь…. Подбежала глупая вцепилась трясясь в страхе попробовала его подхватить больше мешая чем помогая.
Времени у них не было, они были на середине пути до дверей на этаж когда он понял что в зале они не одни, понял по тому как задохнулась и побелела бедная Тули. Леуди оглянулся сзади стоял тот урод, и целился из своего ствола ему в спину. За ним входили другие не такой мерзкой наружности но наверняка такие же как и он внутри. Леуди попробовал оттолкнуть от себя Тули, куда там! Выскочила вперед закрывая его собой, спиной к ним глаза в пол лица. Так глупо, Леуди увидел как ружье стало отслеживать ее. Если он выстрелит…. Леуди почувствовал что его могут убить даже не попав в него….
«Э нет! Пусть отойдет, с тобой-то мы еще кое что обсудим” – приказал ему тот с ружьем, с той ленью и равнодушием что было у него на лице.
Леуди понял одно - пока они рядом тот не будет в нее стрелять – Леуди им зачем то был нужен, он схватил Тули и пытаясь задвинуть сопротивлявшуюся дурочку за себя продолжал пятиться от бандитов. С минуту тот внизу смотрел на это, до него кажется просто не доходило что его могут ослушаться, когда он так стоит тут с этим своим ружьем.
“Тебе что ногу отстрелить чтобы ты кончил тут дурака валять?”
В его голосе не было угрозы, это и не было угрозой, Леуди понимал что отстрелить ему ногу этому мерзавцу ничего не стоило, как впрочем и голову. Но он в отчаяние продолжал пятится, ему нужно было пройти хотя бы еще не много, туда откуда он сможет докинуть эту трясущуюся дурочку до входа на этаж, и пусть ему сразу отстрелят голову – тогда она может быть не побежит к нему обратно.
Он не дошел до этого места, но и ногу ему не отстрелили. Неожиданно там где стояли эти бандиты раскололись две колоны, Леуди не понимая подумал было что это выстрелил урод с ружьем, и уже после услышал громкий стук от проема к которому он стремился. Он не успел увидеть стрелявшего, очередной выстрел попал в кучу песка и щебня в которую превратилась лестница, это было подобно взрыву, видимо так же как тогда когда все это обрушилось. От неожиданности Леуди споткнулся и упал, увлекая за собой Тули это спасло им жизнь, он успел почувствовать как у его виска дернулся горячий воздух от прошедшего выше выстрела.
Из облаков пыли выскочил тот урод, с ружьем навскидку, он целился в них! Но его тело вдруг дернулось, потеряло форму, согнувшись как-то невозможно, бандит опрокинулся на пол. Все также вцепившись в свое ружье, из него струями летела кровь…. А в зале все стучали эти железные удары, в клубах пыли заорал один из бандитов, дико заорал, от невыносимой боли Леуди сжал свои уши, хорошо хоть крик быстро утих.
Наконец кончилась и эта железная канонада, Леуди подхватил на руки потерявшую сознание Тули и бросился к дверям, то что он увидел там ошеломило его своей неожиданностью. У входа стояла Луиза держа в вытянутых руках два больших пистолета, она не видела его. Не замечала со смертельной бледностью на лице и остановившимися глазами она продолжала зажимать курки пистолетов не осознавая что те уже не стреляли.
Леуди в ужасе остановился держа на руках Тули он не знал как ему подхватить еще и эту, ведь так и будет тут стоять! То что этот ужас который творился там у входа где клубилась пыль устроила его трусиха - сестренка у него в голове не вмещалось. Просто не совпадало это все, вся эта война отдельно а Лу с не весь откуда взявшимися глупыми пистолетами отдельно. Он оглянулся в надежде что бандитов не осталось, или хотя бы они отступили, в рассеивающейся пыли он увидел одного он приседая входил в арку со двора с штурмовой винтовкой на изготовку, другой поднимался из-за обломка разбитой колоны, третий стоял у стены держась за бедро, раненый но живой и с пистолетом в руке. Он не успевал! Это был конец….
Он видел это только потому что оглянулся на выход именно в этот момент. Все это заняло всего несколько секунд, и это были самые страшные секунды за этот день. Не что по верху влетело в зал через арку со двора, на спину того бандита с винтовкой. Это был какой-то зверь, хищник, глаза Леуди не успевали разглядеть его. Но что-то неосознанное в нем кричало что он в страшной опасности. Хищник метнул свое узкое тело вверх и в сторону того что был у колоны, раненый у стены что-то выкрикнул в ужасе тыркая в сторону зверя пистолетом. Леуди показалось что он хочет не стрелять а в ужасе показать ему то – нападавшее, а оно уже покончив со вторым возвращалась к нему – мгновенной тенью под потолком. Этот несчастный успел дурно заорать когда тварь обрушилась сверху подминая его, и задвигалось с неимоверной скоростью нанося короткие резкие удары. Леуди обмерший от ужаса ждал продолжения, что сейчас хищник заметит его Луизу и бросится на них. Продолжения не было, пыль оседала и там у сломанного мертвого бандита была – Славка….
Леуди потребовалось сесть, он еще опасливо искал глазами чудовище растерзавшее бандитов, опасался что тот с винтовкой опрокинутый на пол станет подниматься, и это безумие продолжится. Но время шло а было тихо. Все кончилось…. Это страшное что здесь происходило имело жуткий и неожиданно быстрый конец.
В упавшей тишине он заметил стоявшую в дверях Рути, она ревела в три ручья смотря отчаянными глазами на Тули, явно думала что ее убили. После они все стали выбегать оттуда, Рути, Огори, Хокса - к нему, он заорал на них, загнал обратно, успев сунуть Хоксе Тули. После торопливо отобрал у все такой же отрешенной от происходящего Луизы пистолеты, под подмышки занес ее туда же. И пошел к Славке, осторожный, не до конца уверенный что это она….
Это была она, ждала его у входа со своей знакомой полуулыбкой на лице, больше не какой жизни в этом конце зала не было, сначала он подумал что у нее на руке одета красная перчатка с шипами, после он увидел что нет, просто она держала несколько лезвий между пальцев, и вся ее рука была в крови.
“Ну Лу дает!” – сказала она ему, спокойная будто речь шла о каком-нибудь фокусе, будто не было тут всего этого – трупов, крови развороченного выстрелами зала. Ее рука разжалась лезвия упали на пол, она присела и вытащила из кармана убитого ей последним большой белый платок, стала вытирать руку, у Леуди

49.
Когда Ирма услышала удар во дворе и следом за ним треск досок, ей стало плохо. Ей показалось что - теперь уже точно все кончено. Она была с малышами. Отчаянно спеша она утащила их в потаенную часть дома. Видимо она так выглядела что они даже не решились спорить или спрашивать ее о чем-то.
По дороге вниз ей удалось отловить Юлаги – глупая спешила посмотреть что случилось. Послала ее к малышам. Юлаги не смотря на свой возраст была умной девочкой, случись что - с ними останется хоть кто-нибудь….
Она шла вниз, хотела бежать но ноги ее не несли. Все заледенело внутри от страха и боли, от того что наверное - все уже произошло и кого-то из детей она уже потеряла. Что она могла теперь? Закрыть их собой? Но разве это остановит этих чудовищ?
А после внизу началась стрельба, и ей стало совсем плохо – у них оружия не было. И стрелять могли только чужие - по ее детям…. Не дай Бог кому-нибудь услышать такую стрельбу. Она хотела бежать, хотела быть там, но ноги стали совсем тяжелыми в голове помутнело. Она брела придерживаясь за стенку. Стрельба продолжалась с минуту и затихла, Ирма старалась не думать что это значило….
За поворотом к лестнице послышались знакомые голоса, это были Хокса и Тули, они спорили. Тули рвалась идти вниз, Хокса жалобно но упрямо не соглашалась говоря что – «господин Леуди приказал вести тебя в безопасное место!”
Увидели ее и подскочили испуганные.
“Госпожа! Вам плохо? Скажите что нам делать!”
“Кто там?” – слабым голосом спросила она у них, боясь услышать что они ответят и на другой вопрос – тот который она не могла задать.
“Чужие с оружием госпожа” – стала отвечать ей Тули. – “Господин Леуди не успел включить поле….”
Сердце Ирмы сжалось.
“Что с ним?” – чуть слышно спросила она.
“Все в порядке!” – поспешила заверить ее Хокса. – “Они вбежали в дом, но госпожа Луиза их всех перестреляла!”
“Как перестреляла?” – вырвалось у Ирмы, она с непониманием уставилась на Хоксу, увидела такое же непонимание на лице у Тули.
“Из двух пистолетов! Она так здорово стреляла!” – Хокса вытянула руки перед собой показывая как хорошо стреляла Луиза.
Легче Ирме не стало. Внизу происходило что-то странное! Ирме нужно было туда.
“Тули, ты это видела?” – спросила она девушку, та отрицательно покачала головой.
“Она в обморок упала! Когда они хотели стрелять в господина Леуди”.
Ирма страшным усилием заставила себя успокоится.
“Хокса, Тули спрячьтесь получше. Тули не дергайся! Он за тебя беспокоится, ему будет гораздо лучше если он будет знать что ты в безопасности. Хокса где остальные девочки?” - Ну конечно она махнула рукой вниз. Где еще могли быть эти девчонки! Она заспешила туда. Эти две глупые сразу оказались рядом. Посмотрев в их отчаянные глазищи Ирма обречено поняла – чтобы она им не говорила прятаться она их не заставит. От лестницы с легкой стремительностью возникла Рути, на лице ее была радость.
Она подскочила к ним.
“Все кончилось! Славка пришла! Славка пришла и все кончилось! Славка убила всех остальных чужих! Госпожа Луиза застрелила тех кто ворвался в дом, а Славка тех кто был на дворе и тех в кого не попала госпожа Луиза!”.
Ирма вместо облегчения почувствовала еще большую тревогу, она не понимала что могут значить слова – Луиза застрелила? Ей нужно было быть внизу чтобы увидеть все собственными глазами, убедится что со всеми все в порядке. За время жизни в этом доме она уже стала привыкать какой он большой, но теперь путь на первый этаж казался ей необычайно долгим. Как она надеялась и страшилась того что ожидало ее в конце этого пути. В коридоре ведущим в фае сидели рядышком Огори и Луиза. Слабая от страха Ирма подошла к дочери, та ничего не замечала…. Не видела даже свою маму, но она была целой. Ирма очень внимательно ее осмотрела, нет девочка ни где не была ранена только очень испугана.
После Ирма вышла в фое – то что там творилось было ужасным, разбитые колоны усыпали пол осколками, стены со стороны входа были полностью лишены облицовочного камня и в глубоких оплавленных выбоинах, в воздухе висела пыль. Среди обломков колон и битого камня лежали трупы в военной униформе, некоторые были страшно обезображены, лишены конечностей, другие были целые. У них было оружие… Ирма не могла понять кто их убил, кто спас ее семью от неминуемой гибели. У входа стояли трое. Она даже не поверила своим глазам, там были те которых она так хотела увидеть, Леуди, Славка и Мик.
не было слов. А потом он заметил боязливо выглядевшего со двора Мика.

50.
Тела убитых убирала Славка. Никто другой не способен был этим заниматься. Тули и Хокса хотели было ей помочь но их так пугали страшные мертвые люди что они не могли заставить себя подойти к ним, не то чтобы сделать что-то еще. Славка их прогнала. Леуди подумал было сам помочь ей но получил от нее такой взгляд что пошел отдыхать. Не без некоторой досады – эта мелкая в общем-то девчонка взялась за ними всеми присматривать. И решать кому чем стоит заниматься а чем нет. Но если честно то и не без облегчения, он не был уверен что тоже смог бы он тронуть этих убитых людей. В общем Славка опять их спасала.
Тогда когда это все только закончилось и они успокоились немного, мама вся в слезах увела не на что не реагирующую Луизу к себе. Притихший Мик который как и Славка многое услышал от мамы пошел с ними.
Тогда он подступился к этой девчонке и заставил ее клятвенно подтвердить что с ней все в порядке, и что она не где не ранена. Хмыкая эта глупая девчонка снисходительно поклялась ему в этом. Подумав он задал ей мучивший его вопрос. То как она влетела в дом, и стремительная смерть троих бандитов были у него еще перед глазами, а разум уже сейчас отказывался верить увиденному.
“Славка если можешь ответь мне все же - кто ты?”
Она подняла на него глаза, в них он прочел предостережение.
“Нет! Если ты не хочешь можешь мне ничего не говорить. Но я такого что сейчас здесь видел и подумать не мог!”
Она подошла к нему возможно ближе.
“Леуди, если ты не хочешь чтобы у тебя болела голова, не думай про это” – это была не просьба, совет, в ее взгляде он увидел такое понимание что смутился, будто он говорил с кем-то взрослым.
“Ты не можешь сказать, да?”
Славка чуть улыбнулась – только губами в глазах была та же серьезность.
“Я могу все. Но если я отвечу – спокойнее тебе точно не станет. Я думаю, в конце концов ты все узнаешь, просто не торопи события”
“Девочки говорили про сакр – убийц, ты одна из них?”
Ни что не дрогнуло в ее взгляде, не подсказало ему о правильности их догадки.
“Что касается убийц – ты об этом уже знаешь, думаю что ты видел достаточно чтобы понять что я вполне умею это делать. Что касается сакр - это знаешь несколько большее чем убийца. Это человек начисто лишенный собственной воли, с поврежденной психикой, не имеющий собственного мнения ни о чем. Здешний императорский дом не лишен паранойи, признаться у него есть на то основания. Они боятся мастеров смерти которые могли бы выйти из подчинения. В общем со мной было бы вовсе неинтересно разговаривать будь я одной из них».
Леуди не утаил вздох облегчения.
“Прости меня”
“Поверь без этих вопросов только лучше” – ободряюще улыбнулась она ему, показывая что все нормально.
Теперь он думал об этом сидя у себя – убийца но не сакра, как он должен был к этому относится, что им ожидать от этого чуда, только помощи как было сейчас и до этого или в один прекрасный момент все может изменится, что-то такое промелькнуло в интонациях девочки в последнем их разговоре, в этом предупреждение не переходить за грань вопросов на которые она согласна ответить. И еще то что он видел когда Славка ворвалась и напала на их обидчиков не объяснялось просто понятием убийца – он видел нечто поражающее, такое что готов был усомнится с постулатом вселенской истории что человек никогда не встречал разумных существ иного вида. Наверное ему лучше действительно забыть что он видел, этими воспоминаниями он не поможет девочке столько сделавшей для его семьи.
Рядом тихо появилась Тули.
“Леуди, вы… ты в порядке?” - спросила она явно снова перебарывая себя чтобы не добавить приставку “господин”.
“В полном” – обнял ее он, ему хотелось пожурить ее за глупое поведение там на лестнице, но если подумать – она ведь не могла поступить по другому
“Можно я буду ночевать у девочек сегодня? Им нужна моя помощь”
“Хорошо конечно” – согласился Леуди. Ему было бы спокойнее если бы она осталось с ним, она было сама не своя еще после первого нападения. Но он понимал что решение Тули оправдано, вот только он хотел бы чтобы она просто поставила его в известность а не просила разрешения у него. – “Я поговорил со Славкой – она не сакра”
В глазах Тули мелькнул сдержанный интерес и озабоченность, Тули продолжала чувствовать себя ответственной за девочек.
Леуди пересказал ей сведения о сакрах полученные от Славки, и попросил передать девочкам. Непонятно кто такая эта Славка - но все таки лучше если ее не будут подозревать в чем-то конкретном.
Утром от Рути он узнал что Славка так и не пришла к ним ночевать и не спешила и к завтраку.. Он поспешил спустился вниз опасаясь что их девчонка-загадка опять исчезла. В зале по прежнему пахло пылью и жженным камнем, а вот тяжелый запах крови почти рассеялся. Вчера Славка засыпала кровавые лужи песком и убрала его, после еще несколько раз повторила эту операцию. Со двора исчезла машина бандитов, и не осталось трупов.
Нет она не ушла – Славка произвела себя в охрану! Глупая девчонка сторожила их всю ночь внизу. Она была во дворе, сидела на крыше сарая поджав под себя ноги и что-то мастерила у себя на коленях. Из-за спины девочки выглядывал ствол штурмовой винтовки. Нечто тревожное было в этом единение тонкорукого ангела с красивым чувственным лицом и хищной формы оружия у нее за спиной, нечто из того что он видел вчера. Он подошел к сараю она посмотрела на него сверху и у него пропало все то что он собирался ей сказать. Да и что он мог ей сказать? Она не играла в сторожа - она была им, единственной по сути дела преградой между ними и сошедшим с ума миром. Он услышал узнаваемый такой ее смешок и она спрыгнула сверху в песок.
“Ноги отшибешь” – проворчал Леуди.
Она улыбнулась, опять снисходительно как ему показалось, и сунула ему в руки то что делала.
“Сможешь повторить такое?”
Это было пять генераторов различных типов соединенных друг с другом в определенной последовательности, один из них был приделан через переходник из тех которые он видел вчера в общей кучи и не понял зачем это.
Леуди хотел было спросить девочку о том откуда она умеет возится с техникой и насколько простирается это ее умение и не спросил. Сразу было видно что все соединения были осуществлены вполне грамотно, а первый вопрос был из тех которые Славке не нравились.
“И что это?” – неуверенно спросил он.
“Идем посмотрим” – просто позвала она его.
Она подошла к уцелевшей генераторной стойке ловко заменила один из блоков на сделанный ей и подала на него напряжение.
Что сказать - это было очередное чудо от этой девчонки, в двери задрожал мерцающий сегмент поля не имевший какой либо окраски – один из наиболее мощных блоков полей – ЭнБи, знакомый ему как жителю городка лежащего у военной базы. Вот только он не мог и предположить что это поле можно получить составляя пять бытовых генераторов и один переходник, он подозревал что в этом незнании он не одинок – генераторы поля ЭнБи стоили астрономические суммы.
И опять этот спокойный взгляд с предупреждением – не надо вопросов. Что же он не будет спрашивать и по ее образцу сделает подобные блоки. Но он тем не менее понимает что подобной тайной вряд ли может обладать неграмотная рабыня – Славка не та за кого себя выдает.
Увидев что он не собирается осаждать ее вопросами Славка повеселела.
“Пойду отловлю Юлаги – она тебе поможет!”
“Постой, я понимаю с помощью этого мы можем как следует защитить вход, но если появятся другие мародеры им достаточно будет разбить стену в месте удаленном от щита. Ты принесла генераторов больше чем на прикрытие входа но значительно меньше чем нужно на прикрытие всего дома. Да и в доме не найдется энергосистемы такой мощности чтобы столь мелкими генераторами прикрыть все стены хотя бы первого этажа”.
Это было отчасти проверкой, Леуди хотел узнать на сколько эта девчонка знает то что она делает, в конце концов она могла просто подсмотреть у кого-то как соединить эти генераторы в блок, а если нет и она знала то он хотел знать ее планы.
Как он и подозревал никаких вопросов у Славки не возникло.
“Молодец, нам действительно не защитить весь этот дом!”
Леуди несколько задело подобное отсутствие возрастной субординации, но когда он поднял на нее глаза, то встретился с таким спокойным и понимающим взглядом что так и промолчал. Да, даже если это ему и не нравилось, приходилось признать - эта странная девчонка имела право так говорить с ним, она действительно превосходила его во многом.
“Когда мы прикроем дом мы можем немного покопаться в той машине что стоит в конюшне. Уверена что втроем: ты, я и Юлаги вполне сможем ее починить, работая в соединение каскадного типа генераторы смогут создать щит который не выдержит разве что выстрел танка Аэфиквесов, но их тут недавно все выжгли”.
“Ты хочешь чтобы мы куда-то поехали?” – прямо спросил Леуди. – “Тебе это нужно?”
Славка отступила в тень так что в контрасте с ярким солнцем ее лицо стало скрыто от Леуди, он почувствовал что их разговор пересекает некоторую особую грань серьезности, и приготовился услышать что-то важное.
“И мне, и вам – я знаю место где вы будете в безопасности, если мы сумеем добраться до туда. Здесь оставаться нельзя – теперь про нас уже точно не забудут”.
“Ты знаешь место в котором мы будем в безопасности?”
«Знаю»
«И конечно не скажешь откуда ты это знаешь?» - может и не стоило но Леуди все же спросил.
«Не скажу»
«А почему?»
«Есть такие ответы от которых рождаются новые вопросы».
А ты оказывается философ – не без раздражения заметил Леуди про себя.
«Ты это все делаешь только для того чтобы нас спасти? Мы все очень обязаны тебе. Может и мы могли бы для тебя что-то сделать?»
«Придет время сделаете» - ответила ему девочка.
“И конечно ты не скажешь что именно мы должны сделать!” – вырвалось у Леуди, уж слишком большая уверенность была в голосе этой особы совсем недавно притворявшейся рабыней. Видимо мама не так чтобы была совсем неправа подозревая Славку. Девочка была себе на уме. У нее были свои планы, и им в этих планах тоже отводилось какое-то место.
«Я сама еще не знаю что именно мне может понадобится»
Может я ее не правильно понимаю? – Остановил себя Леуди. - Подозреваю ее в каком-то заговоре. Совсем как мама, а дело может оказаться совсем простым.
«Если ты про то что будет дальше – когда мы выберемся отсюда. То конечно у тебя будет и где жить и все что тебе необходимо».
Его вновь измерил ее снисходительный взгляд.
«Когда вы выберетесь отсюда меня уже не будет с вами».
Это была неожиданная и неприятная новость.
«Почему?» - С досадой спросил Леуди. Он сильно надеялся что она захочет быть с ними и дальше. И тогда - в нормальной обстановке решились бы все проблемы, все неясности нашли бы свое объяснение. Ну почему бы ей не остаться?
«Потому что я вернусь в другое место» - непроницаемо ответила ему девочка.
«Тебя кто-то послал сюда? И ты должна вернутся обратно?»
Славка смотрела на него со слабой улыбкой. Мне известно о чем ты думаешь – это он читалось у нее на лице.
«Меня никто никуда не посылает. Если ты не заметил – я всегда сама решаю что мне делать» - спокойно пояснила она.
“Значит ты не рабыня?” – спросил Леуди - по крайней мере в этом она их обманывала, а значит и все другие ее слова могли оказаться ложью.
“Почему нет? Аэрт Холби купил меня за деньги» - Когда Славка говорила это в ее интонациях прозвучало не что неуловимое но очень не доброе. Настолько что Леуди стало не по себе.
“Меня продавали и покупали. Порой владельцы проделывали со мной забавные штуки. Кое кто за это уже поплатился. А некоторым это еще предстоит”.
К концу фразы голос Славки исказился до страшного шелестящего шепота, Леуди понял что вовсе не хочет увидеть какое у нее при этом лицо, сейчас рядом с ним было то существо что убило бандитов в фойе, опасное и неумолимое как змея. И никакая девочка не смогла бы так это сказать – это был кто-то еще….
Даже если Славка все подстроила чтобы оказаться у них – как он было стал подозревать. Она тем не менее была продана за деньги и значит была рабыней. Лжи здесь не было – она никогда ничего не рассказывала о себе. О том что у нее есть собственные планы он вообще узнал только что. Но ведь она также никогда не говорила что их у нее нет.
«Я не знаю что тебе на это сказать!» - Признался ей Леуди. – «Наверное со мной не случалось ничего такого чтобы я смог понять твою ненависть. Я жил до последнего времени в благополучной семье, в благополучном мире. И даже не думал о том что так как здесь может быть. Теперь я очень хочу только одного – чтобы вся моя семья, все близкие мне люди уцелели в этом аду и как можно скорее выбрались отсюда! Туда где им не угрожала бы опасность!»
«Ну вот об этом я и думаю. Веришь или нет но мне тоже хочется чтобы со всеми вами ничего не случилось».
Наверное это должно было его успокоить, если бы только не было сказано тем же по змеиному шелестящим голосом. Значит это был не голос ее гнева – скорее откровенности ради она дала ему послушать как она умеет говорить – тогда когда не притворяется чуткой и ранимой девочкой Славкой.
“Девочки тоже не пострадают?” – спросил он ее также осторожно, это была даже скорее просьба чем вопрос.
“Я понимаю что вы теперь их воспринимаете тоже как свою семью. Правда не уверенна в том какие у них самих мысли о вас. Но да - я их буду защищать не меньше чем вас. Только не надо думать что я всесильна, и от того что я на вашей стороне вы в полной безопасности. Вы тоже должны постараться чтобы уцелеть».
“Про тебя здесь все тоже думают что ты часть нашей семьи” – с горечью сказал он ей.
Славка села на песок и какое-то время молчала, после спросила его уже другим своим обычным голосом.
“А ты? Ты больше так не думаешь?”
Это снова был голос привычной ему Славки той которая жила в их доме. В этом тихом вопросе Леуди не услышал того чтобы ответ ее действительно волновал. Но она все таки задала этот вопрос…
Кто бы она не была ему стало ее жалко - в конце концов он просто ничего не знал. Пусть даже она обманывает его….
“Я и теперь считаю, но я боюсь этих твоих секретов”
Опять молчание на этот раз надолго. Леуди подумал что видимо самое верное это прекратить этот разговор. Собрался уходить и расслышал сзади едва уловимое, шелестящее.
“Спасибо. Я не забуду об этом, обещаю”.
запись создана: 12.09.2012 в 22:36

20:20 

41.
“Что случилось?”
Тули ответить не могла, но Леуди увидел кровь на полу и видимо понял что случилась беда. Родбежал к лежавшей во дворе Хоксе, у девочки уже была госпожа и Рути.
Когда к ним подошла Тули Хокса очнулась, дернулась от всех не узнавая в испуге, после узнала и разрыдалась взахлеб как маленькая. Леуди увидев что у Хоксы нет ран подбежал к Тули, такой страх был на его лице.
“Это не наша кровь” – поспешила успокоить она его.
Это слово услышала сэн ги Ирма, и заспешила в сарай. Вышла оттуда она очень бледная и ноги ее не слушались. Вдвоем с Леуди они помогли ей вернуться в дом. У входа их ждали Луиза и Огори, они не выпускали младших во двор. Они еще ничего не знали, но чувствовали что произошло что-то серьезное.
Госпожа Ирма послала Леуди за Хоксой. Ей тоже надо было помогать идти Хокса очень ослабла и все ревела.
Наверное они ждали что Тули им все расскажет…. Но Тули чувствовала что у нее просто нет сил говорить об этом. Стоило ей вспомнить и перед ней снова стоял тот чужак… или то как Славка его убивала….
Хорошо что они поняли что она не способна рассказывать сэн ги Ирма дала ей лекарство и проводила до дивана в комнатке возле гостиной на втором этаже. Ей было странно принимать эту заботу….
Воспоминания изматывали ее но Тули казалось что сейчас она не сможет не думать о том в сарае. Однако стоило ей лечь и она уснула - глубоко и без всяких снов.
Когда она проснулась часа через два, то происшедшее вроде как отодвинулось от нее в прошлое. Оно было все также ужасно но не было прямо возле нее…. Было тихо, только слышалось как за открытым окном во двор гудело место сопряжения полей. Сэн ден Леуди не хватило умения отладить проекторы перекрывавшие арку как следует и теперь из мест где соприкасались похожие на синие стекла щиты раздавался этот напряженный звук….
Они ждали ее в гостиной – сэн ги Ирма и сэн ден Леуди, они явно ждали чтобы она им все рассказала. Сэн ден Леуди был бледный и на его лице читалось такое беспокойство о ней…. Разве ему стоит так боятся за нее?
“Как ты себя чувствуешь?” – спросила ее госпожа.
А Тули резануло слух отсутствие в ее голосе того тона приказа который она слышала от чужака. Того тона который она слышала от свободных всю свою жизнь до того как попала в этот дом…
Тули начала понимать что произошло. Голос грабителя, то как он обращался к ней словно пробудили Тули от сна. Она жил в доме сэн ден Ардена как во сне. Но теперь она проснулась и ей было тревожно слышать эту заботу о ней в голосах свободных. Странно что господин Леуди может к ней так относится. Смотреть на нее так….
“Все хорошо” – робко ответила она.
Леуди видно почувствовал эти изменения в ней, посмотрел ей в лицо с болью, со страхом ее потерять. От этого его страха, у Тули полились слезы. Она не понимала что с ней но она не хотела этой боли на его лице…
“Тули, пожалуйста расскажи нам что произошло в сарае” – попросила госпожа Ирма, ее снедало беспокойство. – “Хокса сказала что там был чужой, но она потеряла сознание, и не помнит что было потом… Или может быть не хочет нам об этом говорить… только плачет.
Тули сразу вспомнила – красивый и страшный танец девочки Славки, и лицо того с кнутом державшегося за живот….
Ее затрясло, Леуди присел рядом и обнял ее. Ей понадобилось усилие чтобы не отшатнутся в сторону.
Для нее нынешней пожелание госпожи было равнозначно приказу который она бы просто не смогла не выполнить, не думая она стала рассказывать все что произошло….
Когда она дошла до того места где Славка убивала они ей даже не поверили, и долго молчали после того как она окончила рассказ.
“Тебе это точно не показалось?” – с остатками надежды спросила ее госпожа Ирма. Сэн ги Ирма – на ее лице было написано что случившиеся подтвердило какие-то ее худшие опасения. Она выглядела сейчас пожилой. Тули мучил страх что в этом возможно ее вина….
“Нет госпожа”
“Кто же она такая?” – спросил стоящий в дверях Мик не менее остальных ошеломленный услышанным.
“Возможно она сакра – убийца” – ответила Тули.
Сейчас у нее в голове всплыл один из рассказов, тех что она слышала в трюме корабля везшем ее на продажу сюда. Вспомнила и поняла что все совпадает - все странности Славки встали на свои места. – “Их создают в касте жрецов императора. Ее с младенчества учили всему что может помочь ей убивать. Или притвориться кем угодно, для того что бы проникнуть к тому кого ей приказали убить. Сакры это личные рабы императора, поэтому остальные граждане не имеют власти над ними… Наверное поэтому она так свободно держалась. Она может очень многое знать и уметь, потому что знания записывают сакрам прямо в голову. Но они всегда убивают кого им приказано и выполняют отданные им приказы - они не могут не слушаться….”
“Значит она как королева Влада?” – вырвалось у Мика. – “Совсем как Влада только живая, и наверное не хочет этого делать….”
Леуди сжал кулаки но на его лице Тули не увидела гнева, только новую боль.
Какое-то время все молчали.
“Как все жестоко…” – тихо и печально сказал Мик.
Госпожа Ирма подошла к нему.
“Ребята, пожалуйста, если она вернется не обижайте ее, ну будьте с ней по добрее… И ты Тули, я понимаю что тебе больно от того что она убивала… но ведь она делала это спасая тебя, спасая всех нас…”
Если она вернется…. В голосе сэн ги Ирмы было то что она не только надеется на это…. В ее голосе было что она опасается этого. Или может Тули показалось?
После госпожа еще расспрашивала ее обо всем. Тули отвечала – не могла не отвечать. Это заметил господин Леуди и попросил госпожу Ирму уйти. Той это не понравилось – от беспокойства у нее возникали все новые и новые вопросы, но он настоял. Тули чувствовала себя виноватой.
Весь этот день Леуди никуда от нее не отходил, не давал ей что-нибудь делать, просил просто отдыхать. Она и правда чувствовала себя очень слабой. Постепенно Тули стала снова привыкать к его присутствию.
Вечером Славка так не вернулась….
Мик пытался их успокоить что если она элитная убийца то с ней ничего не может случиться в городе. Но все равно все очень беспокоились, да и сам Мик тоже.
В приказном порядке отправив младших спать, они собрались за чаем в гостиной, госпожа Ирма, Леуди, Мик и Тули. Хокса вызвалась дежурить вместо Славки на крыше. За столом было тихо, говорить ни о чем не хотелось. Наверное их пугало случившееся, то что их обнаружили. А Тули было тяжелее всего то что она наверное больше никогда не увидит Славки….
“А кто такая королева Влада?” – все-таки решилась спросить Тули Мика, сделала она это и для того чтобы снова преодолеть один из оживших в ней запретов. Запретов шедших поперек воли ее господ.
Мик поежился, вопрос напомнил ему о чем-то неприятном, но он ответил.
“Мы смотрели недавно один фильм – “Влада – проклятье Эмирены”
“Вы все-таки смотрели его?” – укоризненно спросила госпожа Ирма Леуди, вздохнула но не стала его останавливать.
“Ну ма! В общем фильм о старых временах, о тех когда кавенкатор Нол пытался возродить Великую Древнюю Империю. Захватывая королевства он собирал артефакты – разные достижения технологий единого космоса, уцелевшие до того времени. Среди них было две машины обладающие искусственным интеллектом превышающим человеческий. Ну “Черный дракон” – о нем ты конечно знаешь. И “Ханкогана”, ее еще называют Владой, потому что она сама себя называла. Компьютерный призрак-убийца, вроде вашей сакры - у нее не было никакого тела, но она умела проникать в любой компьютер, вообще брать под управление любую электронику. Не имея эмоций она выполняла любой приказ, точно и неимоверно жестоко. Ее имя стало синонимом неотвратимой и жестокой смерти, никому не удавалось от нее спастись….
Только после, уже через многие века после падения империи Нола стало известно что оба эти интеллекта несут с собой проклятие. Известно что все пользовавшиеся силой “Черного дракона” погибли от него же. Так же и с Владой - королевой Смерти. Прежде чем убить того кого ей приказали она появлялась перед ним на каком-нибудь экране в виде черно золотого шута, говорила с ним и если он был согласен то убивая становилось мстительницей за его смерть.
В фильме шла речь о том как Влада попала на одну планету которой правил один слабый правитель. Боясь сильных соседей он не давал своему народу развиваться. Люди там жили в полунищем состоянии. Это он делал ради того чтобы могучим соседям не за чем было его королевство. Народ тяготило его правление но свергнуть его не удавалось. Он из-за своей трусости весьма позаботился о своей безопасности. Владу купили что бы убить его, и его наследников. Когда она в виде появилась перед королем тот принял решение народа, и отказался от предложенной электронным демоном мести. Но его сын перед смертью попросил чтобы Влада наказала всех кто виноват в смерти его отца и их семьи.
Как оказалось что Влада была перекуплена у предыдущих владельцев на деньги из фонда повстанцев, фонда средства которого были практически от всего населения этого мира. И там были списки кто и сколько пожертвовал.
Влада убивала и убивала, она подчинила себе несколько автоматических заводов в этом мире и они стали выпускать киборгов убийц Амайшено – чудовищных таких тварей. Она убивала виноватых поочередно, по порядку – сначала тех кто внес больше денег после кто менее, вместе с семьями… даже маленьких детей. Ведь по древним законам семья, род несут ответственность за содеянное одним из них, а убийство правителя по тем законам это страшное преступление.
Военный флот их соседей – тех кого так боялся король, прорвался в этот мир через планетарные щиты контролируемые Владой. Там высадили войска, но и они не могли остановить ее, не приняв вызова и не нападая на них, она стала захватывать электронику их же боевой техники и использовать для осуществления своих казней. Соседи вывели свои войска и началось повальное бегство, но Владу и это не смогло остановить – расстояние для нее ничего не значило. Смерть находила бежавших по всюду, матери отдавали своих детей в другие семьи, но “Королева смерти” находила их и там. Некоторые знали свою очередность, ведь в начале она огласила попавшие к ней списки. Некоторые поддерживали связь между собой и потому кто уже убит знали за кем теперь придет Влада… некоторые от страха убивали себя сами …. И так пока все не умерли, несколько миллиардов человек…”
“Ну ладно все хватит!” – остановила его госпожа. – “Это легенда! Никто не знает, может, ничего такого и не было. Поговорите лучше о чем-нибудь более добром. Хватит на сегодня жестокости…”.

42.
Мик проснулся засветло, не выспавшейся так как лег вчера довольно поздно. С утра он должен был сменить на дежурстве Хоксу, Славка была бы не довольна если бы они бросили это дело…. Славка….
Мик заспешил вниз в гостиной были уже вставшие Леуди и Тули, он с надеждой посмотрел на брата. Нет она не вернулась….
Мик снова почувствовал как все вокруг стало каким-то бесцветным, они не говорили об этом, но думали что Славка больше не вернется….
Нет он не хотел в это верить! За то время за которое этот мир так изменился - город превратился в руины, а они не покидая своего дома превратились в беженцев прячущихся от войны. Он открыл для себя удивительного человека. Того кто теперь представлялся ему просто эталоном друга - Славку. Когда они оставались вдвоем на крыше с ней можно было говорить обо всем…. Она понимала его мысли, чувства лучше чем кто либо еще.
То что сказала вчера Тули…. Значит ли сказанное ею что Славка все это время притворялась? Обманывала их….
Хотя нет, она их не обманывала! Она ведь не говорила кто она такая!
Но кого она должна убить? Дядю Ардена? Об этом говорили вчера мама с братом и Тули, они думали что он ушел а он задержался в соседней комнате и подслушивал, ведь это касалось Славки – его друга.
Мама тогда сказала что вряд ли целью Славки был отец - Славка была вместе с ним прежде, тогда когда он собирался уезжать, она знала что уезжает он неизвестно на какое время, а значит должна была попытаться убить его еще тогда. Тем более она ведь так заботилась о них, можно сказать что она их всех спасла, без ее советов наверно их бы уже нашли мародеры. А теперь когда их все таки нашли она убила грабителей открывая им тот секрет который так хранила…. Глупо было бы так заботиться о семье того кого хочешь убить.
Брат возразил - что может быть и не так. Кто сказал что Славка хочет убивать, она должна выполнить это как приказ, приказ который вложен в ее голову, от которого невозможно уклониться. Возможно она пытается противостоять этому приказу - ее послали убить освободителя рабов. Ту с которой сделали такое! Конечно она не хочет убивать отца! Протянула время до его отъезда, позаботилась о них… Может она поэтому и ушла….
Если то что Мик знал правда то Славку за не подчинение ментальному приказу ждало неминуемое сумасшествие! Просто невозможно было думать об этом! А она еще заботилась о них зная что скоро сойдет с ума! Он так хотел увидеть ее, поговорить с ней.
Эти чувства просто выматывали его, ему было просто невыносимо от жалости к девочке и собственной беспомощности. Думая так он дошел до сарая. Леуди решил что лучше чтобы кто-нибудь дежурил и там. Они выключали щит ограждающий вход в дом со двора днем, чтобы не привлекать внимание его гудением и открытым выходом энергии, но нужно успеть включить его если к ним снова пожалуют гости.
В сарае под самой крышей было множество зарешеченных окошек, они с Леуди подвинули стеллажи так что с них вполне можно наблюдать за происходящим на улице. Самому оставаясь при этом не замеченным. Но сколько они там не дежурили на улице ничего не происходило. Им повезло - они оказались в наверное самом тихом месте в городе. Соседи после того что случилось с куди ушли из города, мародеров привлекали более богатые районы.
Хокса уже привычно пыталась упросить его отдать ей свое дежурство, это выглядело даже забавно - эта героиня откровенно клевала носом но не хотела сдаваться. Он выпроводил ее.
И вот он остался один. Время тут шло как-то через чур медленно. И здесь ему уже начинало приходить в голову что эта затея с дежурствами совсем тупая – совсем никто не ходил здесь по ночам. Он в общем то догадывался что это голос подает его лень и безответственность и старался ей не уступать. Но время шло и шло и ничего не происходило.
Мик передумал все свои мысли и возможно пару раз вздремнул на минуту когда наконец по горизонту начал разгораться глубокий синий цвет восхода - стало светать. Но прошло еще много времени пока он заметил в призрачном утреннем свете что в сарае что-то появилось. На полу недалеко от входа виднелись непонятные очертания!
Признаться в миг когда Мик заметил эту бесформенную тень его просто парализовало ужасом, он готов был руку дать на отсечения но вчера там ничего не лежало! Воображение тот час нарисовало ему труп убитого Славкой грабителя неизвестно как вернувшийся обратно….
Так! Хокса пришла сюда ночью, до нее в сарае никого не было и она конечно ничего не заметила в темноте. Но было это там или появилось когда он задремал?! Это - по сколько как Мик не вглядывался оно не двигалось.
В синий сумрак Мик не мог заставить себя пошевелиться, вдруг оно его заметит!
Наконец спусти такое долгое время свет усилился на столько что ему стало видно что это какие-то вещи. Он вздохнул с облегчением и спустился.
На полу лежали кучкой трансформаторы, проекторы и генераторы поля, оплетенные толстыми мотками кабеля.
Питер почувствовал как мир вокруг становится светлым и радостным, его отпустило наконец напряжение в котором он был со вчерашнего утра - Славка была жива! Это принесла Славка! Она ведь так и сказала Тули. Она была тут совсем не давно! Этой ночью. А значит наверное она еще вернется.
Мик присмотрелся - оборудование явно было снято с машин. Он сразу вспомнил баррикады из машин которыми оградили себя куди на холме. Он понял что знает где ее искать! Но стоит ли ему идти туда? Предупредить остальных? Но тогда его точно никто не отпустит! Леуди в крайнем случае пойдет сам, а вот будет ли слушать Леуди Славка?
Мик колебался, а если он уйдет и в это время кто-то опять полезет через сарай? Да нет ерунда! Улица пустая, здесь никого нет. Да и до холма два квартала, добежать, найти там Славку, упросить ее вернуться и обратно. Он решился!

43.
Славка так и не вернулась, вот уже прошел второй день а ее все так же не было. Леуди было больно думать о том что она ушла от них от того что они причинили ей боль. Наверно он пошел бы ее искать, но он не знал даже в каком она могла быть направлении от дома. Только бы ей хватило ума понять что они ее ждут. Что она им нужна. И Леуди было все равно – убийца она или кто…. Могла она такое понять?
Но он не мог оставить дом. Он должен был побеспокоиться о безопасности младших, да и мама была вся на нерве, она могла просто не выдержать если бы он ушел.
Мать утверждала как-то что эта девочка потеряла веру в людскую доброту и она не примет их помощи…. Она говорила это так определенно будто пыталась убедить и себя тоже.
Действительно лучшее что он мог это позаботится о безопасности других. Но это все мысли - они от головы, а на самом деле ему то и дело приходилось останавливать себя от того чтобы не думать как она там? Что с ней?
Снаружи, в безумном городе, среди всех этих чудовищ убивавших и умирающих девчонка Славка умевшая так здорово свистеть. Их друг, друг не смотря на все свои секреты. Вдруг с ней уже что-то случилось? Вдруг она в опасности и нуждается в их помощи?
Он старался отвлечься делами, еще раз попробовал отрегулировать щиты у входа, так что бы они не налезали один на другой. Не получалось - все падало из рук. Он не мог сосредоточиться, мысли были совсем не об этом. И вновь он думал о том что они виноваты что так и не смогли убедить эту одинокую девочку что она больше не одна. Все с ней в его семействе получилась как тогда на крыше, им было все как-то не до нее со всеми их делами и переживаниями. Даже тогда когда она их спасала своими советами никто не нашел слов чтобы ее как следует поблагодарить. В общем до завтрака он в конец извелся, было утешение, то и дело его приходила проведать Тули. Но после того что случилось в сарае ей кажется приходилось заставлять себя подходить к нему…. Кажется он теперь ей был совсем не в радость…. Об этом Леуди боялся даже думать….
На завтраке не появился Мик, Леуди как и другие не придал тогда этому значения. Наверное устал после дежурства и решил поспать, так уже бывало. За завтраком было не весело, он и Тули попробовали подбодрить маму. Она как-то сильно сдала после событий в сарае. С одной стороны кажется ее даже обрадовало что Славка ушла. Ну она так выглядела, но так бы подумал кто-то другой не знавший ее так как Леуди. На самом деле она все время была на нерве, прислушивалась и ждала не пойми чего. Леуди думал что она больше других хочет чтобы эта девчонка вернулась. При них мама делала старалась делать вид что с ней все хорошо, но всем было заметно что это не так.
После обеда он вернулся к щитам, и часа через два окончательно понял что его знания недостаточны. Это обычно не удручало его, он всегда считал что подобная не задача только помогает ему определить что он еще должен изучить, но сейчас он был слишком слаб, и у него просто кончились силы. Тогда он и заметил Рути, она стояла в дверях и кажется не решалась к нему подойти, присмотревшись он понял что что-то девочка была сильно встревожена, он подошел к ней сам.
“Что случилось?”
“Я ни как не могу найти сэн ден Мика…” – прошептала Рути и заплакала.

44.
Их улица мало пострадала за время этой войны, те же дома, ограды, все чистенько и аккуратно, только людей нет ни кого. Да Мику и не нужны были те люди которые тут жили. Без них было по его мнению куда лучше. Но все же на этой улице ему было крайне неуютно - высокие заборы, закрытые калитки, все залито солнцем, и не где спрятаться если кто появится. Мик чувствовал себя здесь так, будто по улице в пыли за ним уже скользил огонек лазерного прицела. Он даже видел его в своем воображение – маленький, рубиново красный.
Наконец на противоположной стороне он заметил сломанные ворота, долго прислушивался прежде чем решился пролезть в большую щель между продавленных металлических узоров. Это была чужая территория, если тут был кто-нибудь из хозяев они могли подумать про него все что угодно. Единственное на что он надеялся что они не будут сразу стрелять по безоружному мальчишке, но кто их знает….
За воротами оказался просторный двор, в бассейнах еще оставалась мутная жидкость в ней плавали высокие кусты незнакомых растений, с узорчатыми темными листьями между которых прятались длинными белыми соцветиями из множества мелких цветков, по его мнению в них было что-то излишне вычурное. Еще Мику неприятно было думать что теперь без людей скоро это все высохнет и умрет. Он шел мимо обреченной жизни любящей воду и оказавшейся в безводном сухом мире. Однако их тень давала ему хоть какую-то иллюзию убежища.
Дом в глубине двора был похоже пустой, закрытые двери, окна без жалюзей и не одного признака жизни. Если там кто-то и был они не хотели показывать свое присутствие незваному гостю. Он пошел вдоль забора с внутренней стороны, стараясь держаться в тени плавающих кустов. Так он дошел до внутреннего забора отгораживающий этот двор от соседнего. В ограде зиял неровный закопченный пролом, на земле были следы взрыва, ближайший куст был повален и его ветки скручивались высыхая. Листья успели высохнуть а значит взрыв был давно. Осторожно он выглянул в пролом, и осмотрелся.
Следующий двор был совсем пустой, не зелени ничего. И стоявший в нем огромный дом нависал над всем подавляя своими массивными формами. Мику не понравилось это здание, вид у него был не добрый, особенно от простреленного насквозь угла, с чернеющей выжженной дырой. Посмотрев вдоль забора он увидел что на противоположной стороне двора в заборе есть еще одна дыра, как один к одному похожая на ту у которой он стоял.
Это говорило ему о том что он нашел тайную тропу и по ней наверное сможет пройти и дальше, но это также значило и то что попав на этот путь он может встретить на нем того кто его проложил и им пользовался.
Подумав он все же решился идти дальше и так прошел еще три двора, потом был двор через который он пройти не сумел. Еще подходя к забору он почувствовал душную сладковатую вонь чего-то разлагающегося и засыхающего, чем ближе он подходил к пролому тем сильнее она становилась. Он в общем то догадывался что а точнее кто это мог быть. Полный дурных предчувствий он все же посмотрел в провал и увидел то от чего его желудок дернулся вверх и его едва не вырвало, у стены лежали и сидели вздувшиеся трупы с потемневшей кожей. Это была девушка нескольких юношей и дети, судя по нехитрой одежке на них это были рабы. Хозяева или кто другой расправился с ними расстреляв у ограды и так и бросили под открытым небом. Мик смотрел всего мгновение но в него так отчетливо все врезалось что он увидел. А особенно то как на черном песке, у трупов суетились какие-то большие здешние насекомые.
Мик поспешил назад, побежал спасаясь от этого страшного запаха и ужаса увиденного. Остановился он у пролома в предыдущий двор. Туда где лежали трупы он не вернулся бы не за что на свете! Ни за что! Ему так хотелось повернуть обратно - просто до боли в груди! Скорее оказаться рядом с мамой, среди родных, подальше от этого ужаса, но он заставил взять себя в руки. Нет он как-нибудь проберется к усадьбе куди и найдет там Славку, иначе она так и будет бродить здесь где такое….
Он заметил что задняя стена этой усадьбы была местами обрушена, и побрел туда настороженно косясь на лишенные стекол окна дома. После в одном из этих окон он увидел небо. Наверное вряд ли кто-то мог быть в доме где нет крыши и потолков?
Когда он обошел здание он увидел что задней стены у него нет. Внутри бушевал огонь, противопожарные системы погасили его часть мебели и деревянные двери уцелели, но все сильно обуглились. Все хранило на себе следы сильного жара.
Причину этого пожара он увидел за тем осыпавшемся забором к которому шел. За ним была ровная гладкая площадка с местами видневшимися черными руинами. Они имели такой вид будто были слеплены из пластилина и к ним кто-то поднес огонь. В середине площадки виднелась пологая воронка, в ней были на четверть утонувшие в стекле корпуса двух танков Аэфиквесов. Их корпуса выдержали чудовищной мощности луч но их разворотило чем-то взорвавшимся внутри. Даже камни забора оплавились от жара который тут был.
Когда Мик наступил на черную площадку она стала с стеклянным треском крошиться под его ботинками, по этой гладкой поверхности ветерок ручейками гнал пыль. Осторожно вдоль по краю обожженной земли Мик миновал это место. Если кто-то оставался в домах стоявших рядом с этими танками у них не было шансов уцелеть. Впрочем если эти танки не остановили бы они разрушили весь город….
Теперь он вышел на изогнутую горбатую улочку взбирающеюся на холм, вместо привычного песка под ногами оказался твердый камень. Здесь вынырнула на поверхность коричневая, цвета темного дерева скала, опровергая создавшееся у него впечатление что весь этот мир состоял только из одного песка. Миновав еще одно пожарище он вышел на изрядно пострадавшую улицу. На ней беспорядочно валялись остовы сгоревших машин, заборы и дома несли следы ожесточенной стрельб. В окнах не было даже следов стекол, они не исчезли а были тут же под ногами, под ботинками Мика.
Как она может тут ходить? – поразился он думая про Славку. – Босая - она же изрежет себе все ноги!
Эти стекла и спасли Мика, он услышал хруст и его страх скорее чем он смог это осмыслить заставил его нырнуть за остатки забора. И только выглядывая оттуда он заметил то что не замечал раньше, на улице были не только разбитые машины, у незаметного переулка непосредственно перед пожарищем усадьбы Куди стоял самодельный броневик. Мк увлекался одно время машинами и узнал эту машину не смотря на изменения. Когда-то это была одна из самых дорогих гоночных моделей экранохода выпускаемых в желтой зоне. Теперь на машину сверху надели тяжелый кожух брони и большие блоки генераторов щитов. В машине кто-то сидел, хорошо что он не смотрел в эту стороны улицы, иначе Мик был бы давно замечен, это было всего в десяти метрах от убежища мальчика. Безнадежно пачкая углем одежду, и стараясь двигаться без единого звука Мик перебрался туда где забор был по выше.
Хруст который он услышал произвели двое мужчин они вышли через пролом и подошли к машине, одеты они были как Куди.
Мик почувствовал как страх просто силой толкает его уйти подальше от этих чудовищ, куда угодно! То что его от них укрывает только разбитый ненадежный заборчик было просто невыносимым!
Если подумать головой то ему нечего было бояться Куди - он не был рабом. Да и то что он испытывал к ним не было чистым страхом, скорее это было омерзение, как перед гигантскими отвратительными насекомыми.
“… Ничего там нет…” – расслышал он их фразы из их разговора. – “Кавманам не повезло! Черт возьми - страшно не повезло! А их часть или сгорела, или эти черви забрали ее с собой, нечего тут делать едем отсюда быстрее…”.
У Мика вырвался вздох облегчения, но машина у Куди не тронулась, они ругаясь стали в ней копаться, и для Мика снова потянулось ожидание, высота забора заставляла его буквально лежать на наметенным ветром к забору пепле. Ему казалось что его вот-вот заметят.
“…Сходи во двор, найди какую нибудь палку…”.
Это было последней каплей для Мика, он не помня себя пригнувшись рванул к развалинам дома, боясь услышать сзади окрик, а то и выстрел. Вдоль груды камней и вниз с пригорка в остатки каких-то построек. Только пробежав так три усадьбы он смог заставить себя остановиться. Иначе у него просто разорвалось бы сердце, и так оно заходилось бешеным ритмом от этого бега и птичьего кого-то страха.
Если Куди его и увидели они не стали не стрелять, не преследовать его. Но Мик так испугался что ему то и дело казались голоса окриков и звуки погони. Только то что он практически дошел, и то что где-то здесь была Славка остановило его от жажды возвращаться обратно.
Встреча с Куди для этой девочки была смертельно опасной, он обязан был увести ее отсюда. Очень осторожно опасаясь того что те в машине могли устроить засаду он стал по дворам пробираться к усадьбе к которой приезжали те из касты надсмотрщиков. Пересекая узкий переулок у которого они были он заметил что машина все таки уехала и почувствовал себя спокойней.
Это поместье было громадным раз в десять больше чем дворы которые он миновал до этого, вокруг основного здания стояло еще несколько домов. Теперь и основное здания и большая часть остальных обратилась в руины. Внутрь он пробрался через задние дворы их занимали развалины хозяйственных построек, по всей видимости здесь побывал один из танков Аэфиквесов - разрушения не несли на себя следов огня.
Помимо засады Куди Мик боялся что среди обломков наткнется на ужасные труппы - он помнил как ужасно кричали с этой стороны когда поместье пало. Но он никого не нашел, не было здесь и сладковато тошнотворного запаха разложения, пахло гарью и еще был запах будто на кухне что-то сильно пригорело, но и эти запахи уже почти выветрились.
Вот он добрался и до центральной усадьбы, раньше это был огромный дом, он сгорел и большей частью обвалился, это было видимо еще до того как поместье пало. В черных пепелищах были видны подобия баррикад. Остатки стен, груды обломков, все было превращено в укрепления. А оплавленные камни и следы взрывов доказывали что ими пользовались.
Перебираясь среди обвалов он наткнулся на мертвого, это было что-то наподобие комнатки без потолка, в углу сидел старик уронив голову на грудь. Мик отшатнулся увидев его почерневшую сморщенную лысину в обрамлении седых волос, и заспешил дальше. В другом месте он видел в окне руку, ее проплавило к подоконнику расплавленным металлом в который превратилось бывшее в ней оружие….
Обойдя развалины он наконец добрался до одной из машинных баррикад, место прекрасно просматривалось и на нем никого не было. Было видно что машины из которых состоял завал хорошо прогорели и были пробитыми как решето.
Уверенность в том что Славка должна быть где-то здесь у Мика исчезла без следа. Почему он раньше не сообразил что машины здесь должны были сгореть во время боя? И в конце концов почему он решил что она пошла именно сюда? Разбитых машин хватало почти на каждой улице…. Для очистки совести и уже без всякой надежды он решил посмотреть на другие баррикады и выбрался во двор….
Во дворе основной усадьбы находились остатки оранжереи, запах кухни здесь стал сильнее, огонь выгнул металлические решетки очистил их от стекол и перекрасил все в черный цвет. Он вышел к задней ее части, прошел вдоль кирпичной стены, а когда вышел к торцу краем глаза заметил что-то ярко алое внутри….
Это было не похоже на людей, бесформенно раздутые алые куклы с полопавшейся и обуглившейся кожей. Снизу висевшие прогорели до кости…. В оранжерее на балке подвешенные за руки висело то что когда-то было защитниками и обитателями этой усадьбы, под ними виднелись присыпанные пылью угли….
Мика вырвало, потом сразу еще раз и еще, он ушел от страшной оранжереи, а его все выворачивало и выворачивало в пустую…. Увиденное совершенно опустошило его, у него не было сил о чем-то думать, не было каких-нибудь чувств. Он только точно знал что Славку здесь не найдет, и что он очень зря пришел сюда. Ему хотелось оказаться дома…. Сразу, будто проснутся от дурного сна…. Но это был не сон, до дома нужно было дойти…. А сил идти не было, выбравшись из усадьбы он присел отдохнуть в закутке у забора.
Обратно до следа лучевого удара он возвращался по узенькой улочке, по той которую заметил среди развалин убегая от Куди, там как он был уверен что никого не повстречает. После увиденного ему страшно было увидеть каких-либо людей, живых, или мертвых.
С него хватило, лучше уж он сядет и будет ждать Славку в сарае, и когда она опять что-нибудь принесет ни за что ее никуда не отпустит…. Мик решил что он возвращается.

45.
Улочкой он вышел к стеклянной стоянки аэфиквесов и решил что пойдет и дальше по ней, если он не ошибался то она должна была привести его к переулку выходящему прямо к их дому. Тому что он видел с крыши. Он не хотел возвращаться той же дорогой какой шел. Приблизится сейчас ко двору с трупным запахом он просто не смог бы….
По его расчетам он почти дошел до нужного переулка когда расслышал слабый стон, у Мика все сжалось внутри от ужаса! Ему захотелось бежать обратно! Неужели его ужасы все еще не закончились? Надо было возвращаться старой дорогой….
Но тому кто стонал нужна была помощь, он не мог так просто уйти…. Возможно он в силах ему помочь….
Переборов страх Мик заставил себя пойти по направлению откуда он слышал стон. Вскоре он увидел на песке темные полосы… они еще не успели высохнуть…. Ох! как ему хотелось не идти дальше! Убежать и все забыть...
Это был небольшой двор, раньше его окружал забор сделанный из тростника или бамбука, очень много тонких длинных тростин связанных между собой. Они были не настоящие, наверное из пластика, где их коснулся огонь этот тросник расплавился в белую массу. Часть забора была разметана сгоревшей машиной лежавшей тут же. Кровавые следы привели Мика к тому месту где часть забора свернулась на подобие копны сена. Осторожно подойдя Мик увидел за ней стонавшего, это был юноша возраста Леуди, он лежал на боку у копны и вокруг него песок потемнел от крови. Мик сразу понял что он ничего не сможет сделать - в груди несчастного торчала тонкая металлическая стрела, она проткнула его насквозь войдя в спину под лопатку и вышла спереди на добрую ладонь, почти посередине…. Мик стоял и не знал что ему делать, уйти он не мог – юноша был без сознания но еще живым, если бы он был в своем мире он бы бросился вызывать помощь, возможно раненого бы и сумели спасти. Но здесь помощи было ждать не откуда. И еще - судя по тому что на раненом из одежды было одна набедряная повязка он был рабом. Юноша снова застонал. Мик заплакал - он не мог уйти, но не мог и помочь, мог только стоять и смотреть как юноша умирает. А самым ужасным для него было то что если бы не цвет кожи юноша был бы очень похож на его старшего брата. Решившись Мик подошел и присел рядом. Он думал было по пробовать вынуть стрелу, но вблизи увидел что по всей длине из нее торчали тонкие шипы, он не смог бы ее вытащить…. Мик не знал сколько он просидел так прежде чем раненый очнулся, он не видел сидящего рядом Мика но понял что рядом кто-то есть.
“… я ведь только хотел найти что-нибудь поесть” – расслышал мальчик, и эти слова вызвали у него новый поток слез.
Как он их ненавидел сейчас! Если бы он мог он убил бы тех всех Куди! Он отомстил бы…. Неожиданно ему припомнилась оранжерея, те красные тела….
Проклятая война! Почему они все такие безжалостные?! Что он здесь делает?! Зачем мама привезла его сюда?! Кому было нужно это проклятое наследство?!
Неожиданно сквозь слезы он увидел, что юноша открыл глаза и смотрит на него.
“Почему вы плачете?” – услышал он тихий вопрос.
“Я не хочу чтобы ты умирал!” – всхлипнул Мик.
Юноша долго молчал, после ответил слабым голосом.
“В моей жизни не было ничего хорошего, но я старался жить правильно… я не боюсь смерти.…”
После он пошевелил рукой и Мик понял что он хочет чтобы он взял его за руку, Мик взял его большую ослабевшую руку в свои, ему сейчас было все равно что она была липкая от крови что она была уже почти холодной. Ему неожиданно открылось что это вовсе и не так уж и страшно.
“Бог воздаст тебе за твою милость” – услышал он еле слышимое, после юноша ослабел, Мик подумал что он хочет отдохнуть, но не решился отпустить его руку, наверное ему было лучше что он не один….
А через некоторое время Мик понял что юноша умер, понял по его особенной совершенной неподвижности и чувству что он остался здесь один. Плакать он больше не стал, то что сейчас произошло перед ним вызвало в нем гораздо более сложные чувства чем просто скорбь, ему еще нужно время чтобы понять что это.
Он еще сидел у мертвого юноши не решаясь уйти, а после услышал шаги сзади. Теперь Мик не испугался, видимо весь лимит его страха был уже израсходован. Да и бояться тут было нечего - метрах в десяти от него стоял мальчишка лет десяти, он был в каком-то очень детском костюмчике из коротких шортиков с лямками через плечи, в высоких шнурованных ботинках. И сам он имел какой-то очень детский вид, такой которому обязательно умились бы любые взрослые. Одежда на нем была чистенькой и достаточно дорогой чтобы Мик понял что перед ним сын кого-то обеспеченного семейства. А может Мику все-таки было чего бояться, ведь в руке этот малыш держал легкий автоматический арбалет.
“Это я его застрелил! Его голова моя!” – выкрикнул паренек не приближаясь, в его голосе была испуганная сердитость, он опасался что Мик не будет его слушать и…
До Мика стало доходить на что претендовал этот мелкий, его резко передернуло.
“Это я стрелял! Я! Из этого “Шалпа”! И стрела моя!” – выкрикивал мальчишка тонко и обиженно.
Мик встал и посмотрел на него, видимо что-то такое было в его глазах что этот мелкий каннибал больше не споря обратился в бегство.
Это было уже совсем сумасшествием каким-то, у Мика это не умещалось как-то, неужели юношу действительно убила эта сопля? Зачем? Ради того чтобы забрать его голову?! Он их что коллекционирует?! Нет, здесь действительно происходило нечто безумное!
Мик стал осматриваться, ему хотелось бы как-нибудь похоронить этого парня, того кто за те несколько секунд в которые они общались перестал быть для него чужим. Или хотя бы спрятать его тело, чтобы эти сумасшедшие не смогли глумиться над ним. Но парень был большим и тяжелым, и Мик боялся его трогать из-за торчавшей в нем стрелы – ему до сих пор казалось что умершему может быть больно…. К тому же куда бы он его не потащил? Если допустить конечно что он вообще сможет его куда-то тащить, за ними б все равно оставались кровавые следы. Видимо ему придется оставить все как есть, умершему наверное было уже безразлично что сделают с его телом…. Но Мику то это не было безразлично!
Он крепко задумался над этим, и слишком поздно услышал шаги у себя за спиной, дернулся было обернуться, но жесткие как будто деревянные пальцы сдавили ему шею, сила в них была такова что Мик почувствовал что его могут просто в воздух так поднять. Он обоими руками не мог пошевелить эти пальцы. Перед ним появился тот мелкий, он смотрел на него с торжеством и злорадством, он улыбался.
После его ударили по виску, с такой силой что у него помутнело в голове он упал на поваленную ограду и даже не почувствовал падения, не успел он опомнится как жесткий словно из стали ботинок врезался ему в живот, у Мика перехватило дыхание.
“Ты неправильно понял Дерги, он вовсе не претендовал на твою добычу. Это же из тех плясунов Армая – “давайте будем милостивы к малым сим”, “ мы должны заботится о тех кого судьба отдала под нашу ответственность”. Уроды, не было бы вас, не было бы и никакого бунта!”
Мик наконец увидел того кто его поймал, это был парень лет семнадцати плотного телосложения с простоватым лицом сельского парня, он был похож на простачка добряка которыми часто изображают удачных богатых фермеров в разных веселых фильмах и шоу, этакого дурачка. Вот только он явно не был добряком. По лицу Мик догадался что перед ним брат этого малыша - каннибала, Мик попал в беду, но толи от удара по голове, толи от того чему свидетелем он стал ему было не страшно, как-то все равно, только тело по животному боялось новых ударов и боли.
“Хар, ты его убьешь?” – с уважением спросил брата Дерги, он был счастлив тому что у него был такой сильный защитник.
“Нет, он все-таки человек, а мы с тобой не убийцы. Таких как он надо судить, но он мелок и для суда. Пусть катится на все четыре стороны, это ему будет уроком. Если конечно у “мистера - жалостливого” нет каких-нибудь претензий” – с этими словами он снова ударил Мика в живот ногой, не сильно а так – умеренно, у Мика сперло дыхание, сильно заныли ребра. – “Верно ведь – претензий нету? Как нету ни оружия, ничего нет. Пока этот недоделок не повесит себе на пояс хоть какое-нибудь оружие, пусть это будет хоть папин ремень которым тот его почивает за провинности – он для нас будет девочкой а не мальчиком”.
После, больше не обращая на Мика никакого внимания Хар подошел к умершему рабу.
“Не плохой выстрел брат, вовсе не плохой выстрел, только метить надо ниже – чтобы вошло в живот, не зачем этому отродью дарить легкую смерть. Но плохо другое, ведь дядя Сеним тебе говорил что ты не должен уходить туда откуда нельзя позвать меня или его?”
“А я и не уходил!” – возмутился мелкий. – “Я подстрелил его во дворе Гуто, он лез в их сарай, а потом он со стрелой ушел сюда, я боялся что он где-нибудь спрячется и пошел за ним. А потом появился этот…”
“Тебе надо было сразу позвать меня - а если бы здесь был не этот червяк а кто-нибудь из Смойли? Голова бы ушла к ним, и твоя стрела тоже, в следующий раз сразу зови меня.”
Старший брат журил младшего, любя не так чтобы обидеть, он показывал ему что впечатлен убийством которое тот совершил. И младший говорил с ним без тени страха, они явно любили друг друга эти братья. Любящие братья, крепкие семьи – здоровое общество? Так ему объясняли на обществознании, и что - это общество здоровое?
Он мог уйти они не собирались его убивать, они считали что он принадлежал к их классу - позорному классу “свободных”.
“О Хар смотри!” – вдруг не хорошо обрадовался Дерги.
“Ба! Ничего себе! Сама пришла!”
“О! А давай ее Дарку отведем! Ну давай!» - запросил паренек брата о чем-то что вызывало у него гаденький такой смешок.
“Дарк сейчас занят”.
Мик еще не видя вдруг разом понял кто именно сюда пришел! Славка?!
Да это была Славка! Стояла и смотрела на этих монстров без тени страха, с милой такой улыбкой….
Нет только не это!! Только не ее!! Пожалуйста….
Мик переборов боль вскочил хотел побежать к ним, остановить их, как угодно, просить, умолять, драться.
Хотел, но не смог его шатало, и тот который был Хар уже ждал его…. Он встретил его ударом кулака в лицо, это было наверно как если бы в него кинули кирпич, Мик покатился по земле, его голова раскалывалась от боли, но он все равно, через болезненную муть, пытался встать, чтобы остановить их… не выходило.
Мелкий смотрел на него с удивлением и отвращением, после они пошли к Славке больше не обращая на него внимания. Мик с отчаянием понял что не сможет их даже догнать, а Славка все не убегала…. Да и могла ли она убежать если его здесь били….
“Слушай, а она наверное его” – догадался Дерги. – “Иначе чего он так стал дергаться?”
“Вот и хорошо – поможем бедному мальчику с “очищением”, сам-то он от нее избавиться не сможет”
“Ей! Ко мне! Ну-ка сюда! Живо я сказал!” – это было уже девочке.
Мик пересиливая себя пополз к ним….
«Слушай, а она ведь совсем дура!” – засмеялся мелкий.
“Какая еще может быть у этого добренького чудика” – добродушно так ответил ему Хар он что-то доставал из-за пояса на ходу.
“Нет!” – закричал Мик, вернее хотел закричать, его голоса хватило только это сказать.
И это все произошло….
Когда Хар оказался достаточно близко к все также по доброму улыбающейся ему Славке, девочка быстрым движением ноги подкинула одну из тростин лежащих рядом с ней, ту которая раньше была частью забора… а потом Мик вдруг увидел что конец этой тростинки торчит из спины Хара. Славка все также стояла и улыбалась. Все произошло так быстро что Мик все видел, но еще не осознавал случившегося. Хар по всей видимости тоже, он обронил то что было в его руках, и попятился от девочки. Оглянулся - растерянно посмотрел на Мика, он наверное подозревал что это сделал он. Быть убитым девочкой рабой – это не вписывалось в его мировосприятие, после Хар посмотрел на брата.
“Нет!!” – изо всех сил закричал Дерги. – “Нет!!”
Славка шагнула вперед, она неторопливо протянула руку к торчащей из живота Хара палке, на ее лице не было злости, или угрозы, или хоть какого-то волнения, кажется девочке было немного скучно. Мику вдруг стало очень страшно, и не смотря на жару холодно.
Хар отступал пробуя не дать ей взять торчащее из него, но она без труда поймала конец тростинки, застонав парень двумя руками схватился за палку у своего живота. Славка просто нагнула свой конец, раздался щелчок и прежде чем несчастный успел что-то понять она вновь насквозь проткнула острым обломком его живот. Держась за две палки торчащие в нем Хар болезненно закричал и упал на колени.
“Прекрати! Я приказываю!” – орал на девочку ревущий Дерги. – “Уйди от него дрянь! Пошла прочь!»
Но Славка уходить не собиралась все также неторопливо она шла к чему-то что заметила на земле, нагнулась и подняла обломок деревянного бруска с кулак мужчины толщиной.
Хар застонал в ужасе, он понимал что для него это уже все, Мик понял что через все ему его жалко, он хотел попросить Славку не делать этого, но не мог. Он боялся ее, теперь ему казалось что та кого он видит только внешне похожа на Славку….
Подняв брусок девочка пошла к несчастному, тот пытался уползти от нее, не поворачиваясь к ней спиной, его младший брат отчаянно спеша пытался зарядить в арбалет новую стрелу, его трясущееся руки его не слушались.
Когда она подошла Хар поднял руки загораживаясь от удара, но Славка мгновенно перекинула брусок из правой руки в левую и не сильно ударила его с другой стороны, он заметался прикрываясь, тогда палка также моментально вернулась обратно в правую руку и она обрушила на него мгновенный и ужасный удар сверху. Мик услышал треск, но брусок остался целым… Хар без крика или стона привстал и повалился навзничь на живот, после напрягаясь в агонии подтянул ноги к животу переворачиваясь….
“НЕЕТ!!” – закричал Дерги и разрыдался, он все еще не мог зарядить свое оружие, Славка не спеша обернулась к нему, она также молчала и на ее лице была та же страшная равнодушная улыбка.
Мик не мог этого видеть! Но не мог и отвезти глаз….
Она стояла и ждала когда Дерги зарядит свой арбалет, только выстрелить ему она не дала, когда с железным скрипом автомат взвел пружину и он стал поднимать свое оружие, она снизу метнула брус бывший у нее в руках и он торцом воткнулся мальчику в лицо. Дерги крича и держась за разбитый рот покатился по земле.
Мика трясло, и он не мог выдавить из себя не звука чтобы прекратить этот кошмар.
Славка подобрала с земли упавший арбалет и с ним подошла к мальчику, тот попробовал было убежать но слишком поздно, она поймала его, подняла за рубашку на воздух. Дерги в ужасе извивался и бестолково молотил ее руками. Мику было плохо от ужаса но он не мог не смотреть, девочка приставила арбалет Дерги к груди и нажала спуск….
Мик почувствовал как мир вокруг него стал меркнуть, и с благодарностью почувствовал что теряет сознание.
запись создана: 08.09.2012 в 19:19

20:21 

36.
Просмотрев местные линии Мик узнал что стало причиной выступления горожан. Невдалеке от города находились магматические шахты и при них шахтерский городок. Мик из школьной программы вкратце представлял устройство подобных шахт. Это была высокопрочная труба до мантии, и там внизу в реке магмы система полевых фильтров в сотни километров выуживающая все могущее оказаться полезным. Он ума не мог приложить, где, в каком этапе полностью механизированного цикла могли понадобиться рабы. Где их можно было использовать - на разгрузке шахтного подъемника? Но наверх поднимались контейнеры весом с полтысячи тон, да и сами заборные блоки и сменные элементы были весом не менее сотни тон каждый.
И все это в активных полях высокого напряжения в которых люди долго не живут….
Тем не менее в шахтах оказалось достаточно рабов чтобы перебить охрану, изгнать свободных техников и администрацию. Тех кто не брал в руки оружие. И превратить шахтный комплекс в подобие крепости, Контейнеры их сверх твердых сплавов не плохо держались под огнем плазменных винтовок. К восстанию примкнули рабы с нескольких крупных парниковых ферм находившихся рядом. Но там закрепится им не удалось, рабов и бедняков пожелавших выступить с рабами вскоре оттеснили в комплекс.
Они видимо рассчитывали на всеобщее восстание, на то что их поддержат и другие. Этого не случилось. Теперь шахты были в осаде полиции. Расположив снайперов по дюнам вокруг они не предпринимали попыток штурма, лишь изредка делали провокационные вылазки заставляя оборонявшихся тратить боезапас. Ведь у восставших было только то оружие которое они сумели захватить у охраны. Ну и различное охотничье взятое ими на фермах. Положение у осажденных было совсем незавидное, теперь же когда к их осаде присоединялось практически все свободное население города, а по дорогам из провинции двигалось несколько батальонов полиции оно становилось безнадежным. Может у них были бы шансы спастись если бы они пошли на прорыв пока не подошли горожане, но они его не использовали. Мик надеялся только на то что он не увидит конца этого восстания – ему хватило того что показали с поднявшихся ферм, того что сделали горожане с теми из рабов кто не пожелал примкнуть к восставшим….
Он сидел и ждал. Что он мог еще делать? Только сидеть и ждать, и желать несчастным поспешившим со своим выступлениям стоять до последнего, погибнуть в бою чтобы не достаться этой нечисти в человеческом обличье живыми.
Мику было больно от его беспомощности, ведь все происходило не где-нибудь в дали куда он так и так не мог вмешаться. Это происходило здесь совсем рядом. Он не минуты не колеблясь присоединился бы к обреченным, чтобы с ним за это не сделали, только бы не это ожидание, не эти торжествующие лица зверей рабовладельцев – но как же его семья? Что будет с ними если он так поступит?
Мама зачем ты нас сюда привезла? Ты же знала про них это! Ты же знала что здесь живут нелюди! Впрочем, если бы они не прилетели сюда, разве что-то изменилось? Боли стало бы меньше? Или его волновало только то что бы ему самому это не видеть? Сколько можно придаваться жалости к себе? Рядом девочки рабыни, в том числе такие маленькие как Эка, Юлаги, он должен сделать все чтобы уберечь от этих чудовищ а не мечтать о всяком героизме.
Он смотрел эти репортажи полные веселья и все больше преисполнялся ненавистью к победителям. Вот поток сияющих огнями машин от города достиг пояса укреплений осаждавших. Разделился охватывая шахтный комплекс еще одним кольцом.
Куди устроили из прибытия отвратительный фарс с барабанами, каким-то световым и огненным шоу. Они не приближались на расстоянии выстрела издалека провоцируя осажденных стрелять в них, но те уже поняли главную опасность и берегли заряды.
Появилась Юлаги осторожно подошла к нему.
“Не смотри” – попросил ее Мик. – “Ничего хорошего здесь не будет”.
Она кивнула, отбежала на минутку и принесла ему чаю с пирожными, села рядышком на пол. Смотря действительно только на него, ее пугало то что творилось на экране. Ну да – они все уже видели что это за «праздник».
“Как там Рути?”
“Проснулась, поплакала немножко, но сказала что с ней все хорошо. К ней госпожа приходила, дала ей лекарство, теперь она спит. Сэм ги Луиза тоже”.
“Вот и хорошо” – вздохнул Мик.
Он хотел было спросить ее почему она сама не спит, время было уже позднее. Но не придумал как задать вопрос так чтобы девочка не восприняла его как приказ отправляться спать. Впрочем и так было понятно - столько переживаний за один день.
“Тули у Леуди?”
Юлаги посерьезнела и кивнула, после прошептала что ее пугало.
“Она забрала туда свою лежанку. Но он уложил ее в свою кровать, а сам лег на ее лежанку!”
В глазах девочки была тревога и вопрос, она хотела знать что про это думает Мик.
Мик засмеялся.
“Он все правильно сделал”.
В глазах его маленькой подружки тревога не рассеялась, она не спорила, но была явно не согласна. Мик в раз сообразил что ему делать, он поставил чашку на стол, подхватил сжавшуюся Юлаги под руки и усадил ее поглубже в диван. Девочка в бездумном испуге сразу захотела уползти.
“Сиди” – остановил он ее, она замерла как при игре в “окаменей” глядя на него огромными глазами. Мик решил было сесть на ее место на полу, не тут-то было, ему в руку вцепились тонкие но крепкие пальцы.
“Я так не могу!” – отчаянно зашептала сзади Юлаги.
Он уступил и тоже сел на диван. Хихикнул глядя на Юлаги с вытаращенными в мистическом ужасе глазами. Ее личико сейчас было похоже на мордочку лемура. Переключил экран на другой канал где не показывали этих ужасов.
Постепенно Юлаги стала успокаиваться, и осваиваться, осторожно вытянула ноги с дивана и потерла их одну об другую. Видимо боялась испачкать накидку, Мик развеселился и задвинул ее в мягкое сидение, заложил сверху диванной подушкой. Она опять обмерла и некоторое время не двигалась снова через некоторое время отмерла, убрала подушку.
“Мягко!” – поделилась она с ним – “Очень мягко!”
Попозже у них появилась Славка. Мик не заметил ее сразу, она стояла в дверях и смотрела на экран. Юлаги уже сморило и она уснула обняв всю ту же подушку и Мик переключил обратно на прежний канал. Теперь осаждавшие шахты вели себя наглее, а выстрелы из комплекса раздавались все реже. Но на штурм еще не собирались, ожидали прибытия дополнительных полицейских частей по сообщениям их машины видели сразу на нескольких шоссе идущих по направлению к городу. По виду Славки Мик понял что ничего объяснять не надо.
“Безнадежно” – поделился он с ней. – “Вскоре они их возьмут, и будет зверство… и ничем не помочь. И где эти повстанцы о которых столько шума?”
Славка не ответила, только посмотрела на него непонятно. Помолчали.
“Отнесу ее в постельку» - кивнула Славка на Юлаги.
“А тебе не тяжело” – Мик посмотрел на тонкие руки девочки и начал вставать, но он не успел, Славка уже стояла с девочкой на руках, она даже не прогибалась под ее весом.
“В ней весу-то” – хмыкнула она ему, и ушла оставив Мика в некотором недоумении - ему чуть назад показалось что вес в Юлаге был. Эта девчонка несмотря на тощую внешность была довольно сильной, впрочем это понятно – вряд ли ей приходилось много бездельничать в ее жизни….
Он посмотрел еще немного за событиями у шахт, это опять испортило ему настроение.
“Ну ничего! Очень скоро вы за это ответите!” – пообещал он рабовладельцам. После сморило и его, он уснул не выключая экрана.

37.
Разбудил его гром, на минуту ему ясно представилось что он дома, а по летнему городу гася надоевшую жару набегает летняя гроза. Но как же мама и все? Разве они не на Сароледеле?
Он проснулся не понимая где он и что с ним, за окном светало синее утро.
На Сароледеле не бывает гроз, значит это была не гроза, и в подтверждение этого до него донеслась трескотня далекой стрельбы. Звуки знакомые ему по фильмам теперь слышались из окна и против былых ожиданий они его вовсе не вдохновляли….
Он чувствовал как к его семье все ближе подступает нечто жестокое, беспощадное. Не было ни какой романтики в этой отдаленной канонаде, она была злой и бесчеловечной.
Мик включил экран - кто-то его выключил пока он спал. Сначала он даже подумал что это не тот канал, от прежнего восторженного настроения не осталось и следа. Шла запись без всяких комментариев.
Ночь у шахт, беснование осаждающих. Вот их что-то отвлекает - по дороге к комплексу идет цепочка бронированных машин полиции, между ними большие грузовики с бортами усиленными броневыми щитами и генераторами поля. Они включены и сияют зеленым. Камера смещается показывая что с другой стороны шоссе движется такая же колона. По дороге в сторону парников еще одна.
Рабовладельцы встречают их овациями, уступают им дорогу к шахтам. Но машины не едут туда, они берут комплекс в еще одно кольцо на расстояние от горожан. Мощные прожекторы накрывают ликующую толпу.
Мик уже тогда понял что что-то не так, машины прибывшей полиции светят не на стены комплекса, а на горожан….
Горожане же еще ничего не понимают, в небо летят фейерверки и шеури (образования из светящегося поля). К прибывшим направляется машина полиции видимо с офицерами. На расстояние где-то десяти метров от их кольца она вдруг разом вся вспыхивает яростным огнем.
А осаждающие еще ничего не понимают! Толпа полна веселья….
И тогда прибывшие начинают медленное движение к ним. Десять метров… пять…. И разом из машин на толпу падают вьющиеся ослепительно сияющие струи. Экран заливает светом… и Мик это видит! Сотни, тысячи людей метаютmся в панике захваченные врасплох давя друг друга вспыхивая факелами или просто за миг тая в потоках плазмы. Одна за другой взрываются их машины.
Ночью Мик жаждал возмездия, он хотел чтобы изуверы так издевавшиеся над людьми ответили за свои поступки. И вот это возмездие… но увиденное потрясло его, это выворачивало ему душу. Бросающие оружие горожане и не думающие о каком-либо сопротивление метались тщетно ища спасения, они попробовали отступить к шахте, но оттуда в них тоже полетела плазма. У тех кто был в комплексе может и кончились заряды к охотничьим ружьям и парализаторам полицейских, ну и что - зачем они им если у них были боевые винтовки?!
Все было кончено в считанные минуты, осаждавших уничтожили, машины “полиции” тронулись к комплексу легко сминая горящие машины горожан. Прятавшихся, уцелевших добивали чем-то вроде огнеметов они не оставили ни кого. Потрясенный Мик видел как пламя падает на молящих о пощаде, на отцов пытающихся защитить своих сыновей и после методично на тех кого защитить они не могли.
Потом изображение дернулось поплыло, стало видно что операторы все это снимавшие на дюне вне колец окружения, и к ним едет машина лжеполицейских. Суета - бегающие люди, их микроавтобус стал разворачиваться чтобы уезжать когда в него влетела белая молния и он вспыхнул как свечка. После бег по ночной пустыни беспорядочные смазанные кадры и огонь взявшийся вроде как из не откуда и сразу везде… изображение погасло….
Теперь передача шла откуда-то из студии, заставкой служил кадр из показанного ранее. Огонь горящие машины и трупы, а сверху празднично переливается многоцветная шеури.
На экран вывели карту города красным было заретушированы кварталы захваченные повстанцами, огоньками мигали места боев. Лжеполицейские не задержались у шахт, объединившись с осаждаемыми они двинулись к городу. Комментатор говорил что захвачены восточные окраины и еще часть кварталов по другим окраинам. Бои шли за кварталы вдоль имперского проспекта.
Цель вторжения прослеживалась без труда. Мик ее понял и без пояснений репортера – космопорт. Помимо этого нападавшие стремились разъединить город на части для чего захватывали большие шоссе и улицы зарядами взрывчатки обрушивали подземные линии сообщений.
“Свободные граждане наш враг коварен и хитер. Прячась под маской бешеных животных он выставил против нас профессиональных наемников-убийц, но мы живы! Мы потеряли достойнейших из граждан откликнувшихся на призыв куди об очищении. Их убили предательски и беспощадно! Но им не удалось сломить наш дух! Пришло время отомстить за наших близких! Мы докажем что никакая подлость не может одолеть потомков Рама! Судьбы наши в наших руках, судьбы всего народа решаются здесь и сейчас! Дело очищения не остановить, мы успокоимся только после того как последняя гадина посмевшая напасть на наш священный народ проклянет час своего рождения в страданиях! Когда не останется не одного врага, не одного рабского животного на Сароледеле!”
Вопиющего оратора сменил другой, в форме космопорта.
“Все кто способен держать в руках оружие. Мы ждем вас у космопорта, повторяю не пытайтесь остановить врага тем что у вас есть. Враг экипирован современным боевым оружием и умеет им пользоваться! Боевое оружие есть и у нас - мы ждем вас у космопорта! Туда перенесен штаб гражданской обороны. Мы защитим наш город!”
Мик выключил экран и поднялся на крышу, на домике компьютерного центра сидела Славка, внизу стояли его брат и Тули.
Они молчали. Город внизу был пустынен как и положено городу ранним утром. Но не везде, с севера в отдаление четырех кварталов шел дым. Стены там то и дело начинали мигать вспышками отраженного света - там шел бой.
Мик присмотрелся и увидел что это не единственное место на панораме города где в небо поднимались черные столбы дыма. С северо-запада, где-то на линии горизонта, пылали сильные пожары. Со стороны космопорта тоже горело несколько домов, вот воздух дернулся негромким, но явно очень сильным взрывом, со стороны видневшейся между домов эстакады в небо заклубилось круглое облако дыма.
“Почему ты меня не разбудил?” – с обидой спросил Мик Леуди.
“Она отсоветовала” – кивнул Леуди на Славку. – “Говорит что всем надо по возможности выспаться, неизвестно что будет дальше”.
С этим особо не поспоришь, но Мик почувствовал некоторое раздражение - умная значит! А сама то!
“Слезай оттуда!” – скомандовал он ей. – “А если тебя зацепят случайно?”
Против его ожиданий Славка послушалась, мягко спрыгнула на крышу, но Мику показалась в этой уступке весомая доля снисходительности.
Правда когда девочка подошла к ним и встала рядом вся его сердитость сразу куда-то делась.
“Днем лучше всем перебраться на первый этаж, так чтобы в случае чего успеть выбежать на улицу” – она говорила это так просто, без какой-либо рисовки и переживаний. – “И хорошо было бы спрятаться. Сделать так чтобы казалось что дом пустует отключить всякие системы сервиса, перевести энергопотребление в резервное состояние”
Мик и Леуди переглянулись - вот тебе и безграмотная рабыня!
“Плохо что все постройки во дворе деревянные, если они начнут палить тут огнеметами на улицу выбегать будет нельзя.”
“Ты уже попадала в боевые действия?” – осторожно спросил ее Леуди.
Славка кивнула.
“Может все-таки разбудить госпожу” – робко спросила Леуди Тули. Она взирала на Славку с опаской.
“Пусть поспит” – взял ее за руку брат. – “Сделать мы все равно ничего не можем”
Но будить было уже не надо. За домами вдруг взметнулось в небо разом с десяток рваных взрывов, низкое небо мигнуло отразив огненные звезды. Грохот заставил Мика зажать уши, когда он отнял руки от ушей ему послышались тонкие взвизги откуда-то сверху. В городе на глазах разгорались новые пожары.
“Осколочные пошли в дело” – заметила Славка. – “Теперь с крыши лучше уйти”.

38.
Внизу конечно все проснулись.
Мама в ночном халате стала ругать Леуди что он ее не разбудил. Вскочившая Луиза со слезами стала собирать всех в гостиную, в первую очередь Славку, и Мика тоже ухватила за руки и силком притащила туда.
“Побудь здесь!” – в тоне ее приказа было столько слез, что он не стал спорить.
Только убедившись что все присутствуют и все целы она стала немного успокаиваться. У девочек на этот раз сильно испугалась Огори и Рути ее успокаивала. Мик обнаружил что с ним рядышком Юлаги. Она смотрела на него так преданно что у него сжалось внутри. Он сделает все чтобы с Юлаги ничего не случилось!
Когда все немного успокоились, попили чаю принесенного на этот раз Рути и Огори вместе, Леуди пересказал рекомендации Славки, их восприняли без вопросов.
Сама Славка сидела возле мамы, та боялась что девочка опять убежит на крышу и с ней что-нибудь случится. После завтрака все занялись переселением в комнаты на первом этаже, Леуди проводил от трансформаторного узла кабель к их убежищу, чтобы основные энерго линии в доме можно было отключить.
Славка все равно скоро поднялась на крышу, хотя мама не хотела этого. Мама желала чтобы Леуди, Мик, Луиза постоянно были поблизости с ней. Но Славка кажется сама решала что она должна делать.
“Кто-то все равно должен быть на крыше – вы должны знать что происходит рядом с домом”
“Ну, тогда я поднимусь” – решил Леуди.
Маме был болезнен этот выбор, но и ей представлялось что ее старший сын лучше подходит для этого чем эта девочка.
“А электричество вам кто проводить будет?”
“Ну, тогда я” – вызвался Мик.
“У тебя есть экран, там тоже могут что-то важное показать”.
“А если что-нибудь с тобой случится?! Ты наверное думаешь что нам все равно?! Что мы будем делать если с тобой что-нибудь случится?!”
“Просто со мной ничего не случится!” – без тени сомнения заявила Славка.
“Дурочка…” – всхлипнула мама.
“Нет правда, или так сказать я лучше подготовлена к тому что может случится, у меня больше шансов чем у кого-либо из вас”
“Чем ты подготовлена?... Славка не уходи…” – мама понимала что Славка ее не послушается.
Это было уже поражение, Луиза надеявшаяся что они не отпустят Славку разрыдалась, Славка уединилась с ней и как-то ее немного успокоила.
“Давай будем меняться” – предложил девочке Мик. – “Я уверен ты тоже можешь следить за новостями в сети, будем чередоваться”
“Ну, давай” – вздохнула Славка недовольно.
Это все что они от нее смогли добиться. Оставшись один Мик задумался об этой девочке. Славка столько знающая, столько умевшая всего, ничего не боявшаяся – от шока? Но непохоже было на то чтобы она была в чем-то травмирована. Вот и сейчас – она решила что будет на крыше, и она на крыше. А если бы мама приказала бы ей не ходить на крышу? Мик не сомневался что и в этом случае она была бы на крыше. Она делала это ради них, но что делать решала она сама. И они могли только уступать, сказать честно Мик был все в большем восторге от силы воли этой девчонки.

39.
Три дня после событий у шахт в городе шли ожесточенные бои. Повстанцы прорывались к космопорту через центр города, вдоль Имперского проспекта. Но были остановлены у пересекавшей проспект многоэтажной эстакады. Огнем гранатометов она была обрушена но и в таком виде являлась укрытием для горожан и непреодолимой преградой на пути бронемашин повстанцев. Там шли позиционные бои. Выстрелы винтовок и взрывы слышались оттуда постоянно. Казалось их удалось остановить желтым, но они все же прорвались к космопорту, неожиданно ударив со стороны грузовых терминалов.
Грузовые линии и склады огораживали космопорт на подобие крепости, эти постройки как и другие сооружения космопорта были отлиты из броневого бетона Варти, их прикрывали листы пусть и малой плотности но идигитрия. Удерживать оборону там было довольно легко и поэтому рабовладельцы не ожидали нападения с северной стороны Поэтому же они не отнеслись к прорыву на том направлении с должной серьезностью. Они считали что повстанцы пытаются добраться до кораблей стоящих в порту чтобы бежать с Сароледелы…. Ирма тоже так думала.
Это случилось как раз тогда когда она поднялась на крышу к ребятам - Славке и Мику. Сеть еще работала, но передающих каналов местных линий становилось все меньше. И почти постоянно они несли какой-то бред. Мик все чаще сидел на крыше со Славкой. Вместо того чтобы сменять друг дружку они сидели там вместе! Ох и не нравилось это его маме! Она пыталась их оттуда прогнать но не очень то они ее и слушались….
В тот момент стрельба в их части города поутихла, но периодически что-то громыхало вдалеке. Ирма подозревала что Славку и Мика гонит на крышу ни какая-то надобность, а простое ребячье любопытство. Тогда она поднялась для еще одной попытки спустить их вниз хоть на какое-то время.
Пока они говорили с севера от космопорта началась ожесточенная перестрелка. Мик показывал ей пальцем, крича что что-то сейчас произойдет.
И она увидела - Шесть ракет алыми звездами взметнулись в дымное моргающее небо со стороны трущобных кварталов, рыская из стороны в сторону они устремились к космопорту, двум из них удалось пробиться сквозь заградительный огонь обороняющихся. На столь малой высоте те не смогли задействовать противоракетные установки форта. Ракеты взорвались в щитах - так и было задумано, светящаяся геометрическая мозаика прикрывавшая космопорт с неба замерцала частыми сполохами. Высоко частотные заряды ракет породили резонансы между щитов различного напряжения, сгустки перезаряженных коллапсов делали поле слабым и неоднородным.
От частоты стрельбы небо залило светом и стало светло как днем, она увидела как в небо со стороны грузовых терминалов стало подниматься множество черных линий. Скопления черных точек по дуге не быстро, но неотразимо летели над прорванным щитом, а после как-то разом упали вниз. Чашевидное здание космопорта утонуло в ослепительно белом огне!
Все было кончено за считанные минуты. Тяжелые армейские гранатометы стоявшие на машинах повстанцев залили плазмой каждую пядь космопорта - гордости этого города. Потом поднимая вверх огненные смерчи начали взрываться корабли, оборонявшие толи бежали толи погибли. Занялись пожарами окрестные с портом кварталы.
Ирма боялась что что-то случайно угодит в их дом но Мик наотрез отказался идти вниз. А тем временем на крыше появился Леуди и девчонки услышавшие гул взрывов…. Как результат – хотя в дом ничего не попало у Ирмы было очень нервное состояние и долгая головная боль….
После падения космопорта бои в городе стали утихать. Ирма надеялась что повстанцы берущие город под контроль скоро начнут наводить здесь порядок. Будут учреждены какие-нибудь временные органы управления. Кто-то на кого она сможет выйти. Она даже надеялась что ей как представителю комитета освобождения будет оказана поддержка. Возможно она даже сможет сразу включиться в дело, организовать центр по оказанию помощи раненым, подготовить места для международных миссий помощи в катастрофах.
Но ее мечтам не было суждено сбыться. Большая часть штурмовавших уничтожив космопорт покинула город, наступление повстанцев сильно замедлилось. А через неделю к городу подошли танки Аэфиквесов. Бело-золотистые громадины, скользящие над развалинами которые сами порождали, казалось поставили задачу оставить тут ровное место. Город стремительно таял под огнем их скорострельных пушек. Они рушили здания без особой нужды, просто чтобы проехать…. Похоже их не волновали судьбы граждан города, даже если те и принадлежали к рабовладельцам. Полицейские броневики бывшие на вооружении у повстанцев не могли спорить с танками, их оружие не пробивали щитов алым ореолом сияющих над этими чудовищами. С раннего утра до полудня город перешел в руки Аэфиквесов, небо почернело от дыма.
Она была внизу с младшими, когда все здание вдруг подпрыгнуло в судороге, и раздался ужасный оглушающий шелест…. Из шахты выпала смятая кабина лифта ее скомкала огромная каменная балка, проломив потолок она выпала в зал кроша колоны, после ужасный грохот падающего камня. Возле того места где был лифт вниз обрушился обвал битого камня. Погас свет, а после раздался еще более ужасный грохот.
Не помня себя она от ужаса Ирма отступала назад прижимая к себе кого-то из детей, до тех порпока за спиной не оказалась стена. Наконец все затихло, включились лампы дополнительного освещения, лифтовая шахта и парадная лестница были завалены, там еще двигались, переползали обломки тяжелых плит. Лампы горели но их свет практически не проникал через заполнившую все клубящуюся пыль, только позволял ориентироваться где что. Ей тогда показалось что все здание обрушилось и лишь чудом уцелел первый этаж и не завалило выход, пока не завалило….
Она почти на ощупь нашла в этой пыли Луизу, пыталась послать ее выводить Питера, Мэфи, Эку и Юлаги бывших рядом на улицу. Но девочка только тряслась всем телом, закрывала лицо и ни как не реагировала на происходящее. Ирма сама была близка к отчаянию.
“Я помогу!” – это была Хокса, Ирма готова была на шею броситься этой девочке.
После она бежала к проходу в стенные ходы, оттуда к найденной ими межэтажной лестницы. Она так боялась что путь сейчас преградят завалы! К ее облегчению их не было. И там она встретила Тули выводящую Рути и Огори.
“Леуди сверху ищет Мика и Славку!” – видимо от испуга девушка сделала наконец-то чего от нее добивался ее старший сын, забыла назвать их господами.
Что же значит Леуди тоже уцелел! Еще одно непередаваемое облегчение! Оставалось двое, что-то мучительно твердило в ней что значит с ними это и случилось…
Мик был с Леуди на четвертом этаже почему-то включились щиты, эти двое искали способ их снять и найти Славку. Все ее дети уцелели, но тревога снедавшая Ирму не ослабела, именно тогда она поняла что за Славку, Тули, Хоксу и других девочек теперь она переживает не меньше чем за своих….
Славка пришла сама почему-то снизу раньше чем они додумались как снять щиты.
“Ты разве была внизу?!” – поразился Леуди.
“Спустилась по шахте кругового лифта” – улыбнулась ему Славка, она и теперь не растеряла своего спокойствия. – “Все целы?”
“Так!” – взяла управление на себя Ирма. – “Быстро все вниз! Чем быстрее Луиза вас всех увидит тем будет лучше!”
Она думала не только об этом, ей хотелось увести их из этого дома превратившегося в ловушку готовую вот-вот захлопнутся похоронив их под грудами камня.
До вечера они просидели у входа готовые при малейшем подозрении на обвал бежать к деревянным постройкам во дворе. Перейти туда сейчас они тоже боялись - танк проехал бы по сараям даже не потеряв скорости.
Это был один из самых тяжелых ее дней, сидеть в окружение детей и слушать гулкие захлебывающиеся очереди пушек проклятых «чистолюбцев». Боятся что сейчас после одной из таких очередей на них сверху упадет потолок. Ребята держались молодцом, даже Луиза подержав каждого за руку и убедившись что все уцелели пришла в себя. Огори сидела между Ирмой и Рути с закрытыми глазами, дергалась при каждом близком выстреле, но все-таки кажется не очень боялась, даже улыбалась иногда шуткам Рути пытавшейся ее подбодрить. Рути хватало того что ей надо заботиться об этой трусихе, малыши видимо не очень осознавали опасности, их развлекал Мик и Хокса, Тули и Леуди пытались заботиться о ней самой.
Им повезло, в дом больше не попадали. Опустилась ночь стрельба почти утихла, Ирму мучили тяжелые мысли, если она пошла бы на контакт с повстанцами, то с Аэфиквесами ей не хотелось иметь ничего общего. Что с ними будет если их найдут? Ирма ни за что на свете не позволит им как-нибудь обидеть девочек! Даже если ее убьют за это!
Ответ пришел ночью - спать они так и устроились у выхода, дежурить сменяя друг друга вызвались Леуди, Хокса и неугомонная Славка. Спустя час ее разбудила Хокса, и первое что она услышала был незнакомый воющий гул. Несмотря на его явную отдаленность было слышно какой он громкий. Она вышла на улицу и увидела на секунду вспыхнувшую в небе лимонно желтую нить. Гул зазвучал ближе, проснулась Славка.
“С орбиты бьют, километрах в сорока от нас” – пояснила она им происходящее. С неба упали еще несколько нитей и гул на этот раз слитный, стали просыпаться остальные, Хокса пересказала им объяснение Славки.
Откуда девочка может так хорошо знать об этом всем? – этот вопрос появлялся у Ирмы уже не в первый раз. – “Она ведь определила это даже не видя лимонных нитей - по звуку”
Спрашивать Славку она не стала, уже знала что ответа не получит.
И вдруг желтые нити начали провялятся не по одной а целым дождем, этот дождь пролился на город волной, с юга на север, гром от разрезающей воздух плазмы оглушил их заставляя закрывать уши руками, и вжиматься в стены. Несколько секунд и все кончилось, только в подсвеченное пожарами низкое небо поднялись новые столбы черного дыма.
Утром стало очевидно что власть Аэфиквесов над городом продлилась только один день. После ночной атаки не уцелело не одного белого танка.
Но война опять не окончилась. После падения Аэфиквесов в городе наступил хаос, вооруженные кучки горожан, вооруженные рабы, мародеры, остатки Аэфиквесов, и повстанцев. То и дело беспорядочно возникали перестрелки, горели новые пожары. Горячий пыльный воздух весь пропитался запахом едкой гари.
Их дом устоял, попадание из танка выбило несколько плит между вторым и третьим этажом, перекрытия у лифта обрушились скорее всего просто от сотрясения.
Славка сказала что так даже лучше, теперь после того как лифт и парадную лестницу завалило на этажи можно было подняться только тайными проходами.
Славка сказала - теперь эта девочка говорила им что они должны делать. Естественно и без каких-либо притираний главенство в доме перешло к ней – она знала что им делать что-бы выжить, знала как замаскировать следы их энергопотребления, знала как обезопасить деревянные постройки от возгорания от бушевавших неподалеку пожаров, как оборудовать кухню для Огори на первом этаже. Все ее советы конечно проходили одобрение Ирмы. Но Ирма скоро привыкла что все что исходило от Славки было самым правильным. Признаться сама Ирма здорово измучилась от всех этих событий и постоянного страха, страха не оставлявшего ее не на минуту, ведь она знала насколько они беззащитны среди этой безжалостной войны, в любой миг их могли найти те кто бродили по городу и с ними могло случится все что угодно.
Славка – уже после в спокойной обстановке она поняла что девочка спасла их тогда, без нее они обязательно наделали бы глупостей и были обнаружены. Непоколебимое спокойствие Славки понемножку передавалось им всем, стоило Ирме побыть с ней и мысли о том что все может кончиться только бедой оставляли ее. Появлялась надежда на то что все как-то образумится.
Тем не менее тогда чувства которые она испытывала к этой девочке были не так просты. Ирме представлялось очень странным что этот ребенок столько знал о подобной ситуации, ей не нравилась та решительность и убежденность которую демонстрировала девочка. Ее воля - откуда она могла взяться у маленькой рабыни? Она не знала в чем подозревает Славку но считала не позволительной наивностью считать что им с ней просто повезло. Славка была неизвестной величиной в уравнении и Ирма вовсе не была уверена что при любом развитии событий эта величина будет на их стороне.
То что происходило в городе не было просто войной, это было зверство, граждане все также возглавляемые куди, и отдельно от них аэфиквесы, жестоко, зверски - жестоко убивали любых рабов попадавших к ним. Повстанцы и просто группы объединившихся рабов платили им тем же. Некоторое время спустя в город вошла еще одна армия рабов, вернее на этот раз не армия а банда. Они действовали по законам черного бунта о котором говорила Тули – насилие и смерть, безумство разрушения без каких-либо принципов и надежд на будущее. Они убивали и рабов если те не желали к ним присоединиться. Но хуже всего приходилось попавшим к ним свободным.
Ниже их дома по улице была большая усадьба куди, такое соседство с самого начала пугало Ирму. Вовремя когда бунтари ворвались в город куди перекрыли улицы баррикадами из машин и вместе с другими уцелевшими гражданами старались не пропустить банду в район. Бой шел два дня. Два дня Ирма и дети провели прислушиваясь к близкой стрельбе и боясь как-то выдать себя. После усадьба куди пала и еще сутки оттуда доносились такие крики что они просто с ума сходили слыша их. Луизе опять было плохо, а вот на Славку этот ужас не производил не малейшего впечатления.
Прячась от этих криков они ушли глубже в дом. Ирма отчаянно боялась что изуверы станут обыскивать дома и найдут их, она запрещала детям громко говорить, они поднялись выше, теперь Ирма была счастлива что в их доме есть эти потайные ходы – они довали им лишний шанс уцелеть.
После, если верить тому что показали по городскому каналу, вожаков банды все же убили. Это осуществил отряд охраны бывшего космопорта, ради этого они все погибли. После потери управления сила этой армии безумцев стала ослабевать. Намного лучше не стало - теперь они бродили по городу уже без всякого управления, дрались друг с другом. С ними воевали теперь все в городе не забывая убивать и друг друга.
О том что происходило в городе они узнавали из передач единственного уцелевшего городского канала включавшегося на короткое время вечером. Испуганная женщина торопливо зачитывала сводку новостей, называла опасные места в городе, давала советы как спрятаться, в каком направление лучше всего выходить из города и всякое такое.
Ирма в очередной раз поражалась Славке – ее советы были грамотней и продуманней чем те что давались с экрана. Откуда девочка могла иметь столь специфичные знания? Какую же жизнь она должна была успеть прожить?
Студия городского канала была практически без оформления, бетонные стены, тусклое освещение. Скорее всего это было помещение в каком-то подвале, уцелевшем вблизи космопорта, там держались основные силы горожан. По студии ходили вооруженные люди в форме - похоже что уцелевшие полицейские. Они были в жалком состояние, наверное их можно было бы даже пожалеть, если бы не тот расизм, ненависть что порой слышалась из этих сводок.
Люди покидали город, по ночам а особенно отчаянные и днем. Уезжали на машинах с наскоро наваренными кусками брони, ощетинившиеся оружием. От этого вскоре стало гораздо тише. Видимо с беженцами уходили и те кто устраивал перестрелки.
Что будет после? Куда смотрит федерация? Собираются они вообще вмешиваться в этот хаос или нет? Хотя ей же известно - объем восстания грандиозен. Вся желтая зона, возможно федерации просто не хватает сил что-нибудь сделать.
Что случилось с Арденом на Тватуо? Что может случиться с ними? Сейчас ей казалось что они в аду. В страшной почти безнадежной ситуации, но не получится ли так что дальше они будут вспоминать об этом времени как о спокойном?
Вопросы, вопросы, ответов на которые у нее не было. Уходя от них Ирма старалась приглядывать за детьми. Помогала Огори с готовкой – девочка уходила в свое дело как в спасение, но на новой неустроенной кухне ей приходилось гораздо тяжелее, а малейшие неудачи вызывали у нее слезы. Пыталась настаивать что бы Славка и Мик не рисковали особенно со своей блажью – наблюдением с крыши. От нее признаться была польза - не раз они предупреждали что мимо дома идут какие-то вооруженные люди и надо вести себя особенно тихо. Но в городе началась война снайперов, и теперь Ирма отчаянно боялась что кто-нибудь заметит этих двоих.
Хорошо что у них было все еще достаточно еды и воды но ведь каковы бы не были их запасы они рано или поздно подойдут к концу.
Что тогда им делать? На восток из города уходили свободные, на запад рабы, куда идти им? Кругом пустыня ни воды, ни места где спрятаться, Ирма чувствовала как все эти вопросы сводят ее с ума, смешно, но при всех своих подозрениях она тогда рассчитывала на Славку. То что девочка чего-нибудь придумает.
40.
Тули разбудили тем что потрясли за плечо, это была Хокса, и она сразу вспомнила о чем они договорились вчера вечером. В новостях опять советовали прятать пищевые запасы и воду, потому что – “враги, мародеры и животные” в первую очередь будут искать их. Что же к “животным” это тоже относится – они тоже будут прятать продукты и воду. В деревянном сарае в контейнерах еще оставалось то что они не успели перенести по тайникам до начала стрельбы. Славка сказала вчера что хорошо бы перетащить припасы оттуда….
Славка, вот кто был настоящим их спасением, как только ситуация стала становиться опасной от ее молчаливой отрешенности не осталось и следа. Девочка теперь участвовала во всем. Спокойная, серьезная она действительно знала что им всем надо делать, если с ней не соглашались, спорили она терпеливо и понятно объясняла почему они должны поступить именно так как она говорила, доходчиво и основательно, так что возражавшим становилось стыдно за свою глупость.
Это было очень своевременно, госпожа Ирма стала теперь совсем растерянной. Она явно не знала что им делать в этой ситуации. Когда в дом попали из танка и после тех ужасных ночных лучей с неба все впали в какое-то оцепенение. у Тули тоже все из рук падало, если бы Славка их не расшевелила неизвестно что могло случится с ними.
Утро было очень тихим, за окном все наполнила глубокая синеве. Этот свет и утреннее время Тули всегда казались особенно чистыми. Даже не верилось что там внизу под этим синим небом теперь пустой город обезображенный развалинами и пожарищами, что там лежат не похороненные труппы, ветерок иногда приносил к ним отвратительный запах разложения.
Леуди спал на бывшей ее лежанке – он добился что бы она так и спала на его пастели. Леуди… она просто не предполагала что такой как он может быть на свете! Леуди относился к ней так…. Ну У нее просто не было слов чтобы описать как он к ней относился. Теперь она была уверена что его чувства куда глубже чем влечение к ее телу, и продиктованы не жалостью как она боялась сначала.
Она помнила тот испуг который у нее был когда она почувствовала на сколько он ей нравится. Ей казалось что она возжелала невозможного, ей было бы наверное достаточно стать его игрушкой, о большем она и не мечтала. Случившееся же было настолько ошеломляющим для нее что она и теперь старалась не думать о происходящем с ними. Она была просто не готова думать об этом, в ее жизни случилось нечто на столько неожиданное что у нее просто не было никаких мыслей по этому поводу.
Тем более что возможно и не так много у нее и осталось для жизни, куди провозгласили полное очищение, это значит что свободные граждане Сароледелы если они победят должны убить всех рабов…. Правда не было очевидно что они побеждают, уверенность о том что восстание обязательно будет подавлено бывшее у нее вначале ушло, теперь она была не в чем не уверена. Правда не меньшая опасность им грозила и от рабов…. Только бы с ее удивительными господами ничего не случилось! С Леуди….
Когда спал он был таким красивым и спокойным, и казался младше – был похож на своего брата. Вчера он договорился с ними что они поднимут и его, но сейчас посмотрев на то как он спит она передумала. Он сам хотел от нее чтобы она вела себя как свободная, что же значит она может иногда его не слушаться….
“Пусть спит” – прошептала она Хоксе смущено мявшейся в дверях.
Хокса кивнула ей согласная и обрадовалась.
То что происходило между ней и Леуди привело в полную растерянность девочек, кажется они и теперь ни как не могли понять как им вести себя с нею. Она видела что они за нее очень боятся, но не знают чем могут ей помочь. Она их вполне понимала…
Спустились по проходам освещенными святившимся камнем на первый этаж. Тули отключила силовое поле преграждавшее арку – его установил Леуди, сняв два полевых проектора от парадного входа.
Во дворе было еще по утреннему прохладно, запах гари кажется немного ослаб. Шли молча -Тули думала о своем, Хокса тоже молчала. О том что что-то не так Тули почувствовала только у сарая. Что-то было по-другому! Тревожное резкое чувство что они в опасности, и она все ни как не могла понять что изменилось….
После увидела… в сарае был свет, синий свет утренней Сароледелы, там где его быть не должно, он проникал в сарай не только через створку ворот навсегда увязших в песке. Она поняла это и сразу заметила что у входа кто-то стоял!
С тоскливым мучительным ужасом она разглядывала незнакомого ей мужчину – его тяжелые военные ботинки, мятую униформу, заткнутый за пояс кнут из тех которые любили носить Аруно – добровольные помощники Куди. Тули парализовало страхом, Хоксу видимо тоже, у нее открылся рот словно от изумления, и Тули видела как ее трясло… Тули было очень жалко Хоксу, жальче чем себя.
“Быстро сюда!” – этот голос… она сразу вспомнила этот голос. Она не слышала такого обращения с тех пор как ее взял господин Арден, она только сейчас поняла что он никогда не говорил с ней как с рабой, в его голосе никогда не было такой жесткости и приказа.
И она пошла, против воли пошла в сарай, она не могла не подчиниться этому приказу. Хокса видимо тоже….
У границы синего света грубая сильная рука схватила ее за шею и толкнула в угол, она упала ударившись рукой, посыпались стоявшие там инструменты, грабли с частыми длинными зубьями, те которыми чистили песок от мусора. Дрожащая Хокса прижалась к ее колену мокрым лицом, мужчина шагнул к ним занося ногу для удара… неспешно так, ему нравилось смотреть как они боятся, но под ноги ему попались грабли, он пнул их они отлетели к выходу во двор.
“Ну ладно, это потом… Арчи, бросай это дело, нам больше не надо напрягаться! Я нашел тех кто будет носить мешки!»
Контейнеры были открыты, у сарая ударом чего-то тяжелого была выломана часть стены, часть мешков лежала оттащена к пролому.
Тули очень хотелось сказать им что это не ихнее, что это принадлежит ее господам. Но она не могла… она не могла рот открыть от страха - он бы ударил ее! может даже убил бы….
Грабитель отошел ближе к пролому.
“Арчи! Слышишь? Все бросай! Иди сюда!”
Тули вдруг поняла что сейчас у них есть возможность бежать, если бы они сейчас побежали то он не нагнал бы их до дома…. А там она может успела бы закрыть щит….
А если нет? Тогда бы они привели их к другим! К малышам, к Леуди…. Нет увы они не могли бежать!
Она не сразу заметила что к сараю еще кто-то шел. Это была Славка!
Только не она! Ну что же это?! Только не ее! Без нее все пропадут!
Тули не знала как ей показать девочке что та должна скрыться, бежать!
А она подошла и стала у входа смотря на них чуть печально и как обычно спокойно - будто прощалась.. Но она не собиралась куда-то уходить!
Ну что же ты?!
Вот тот с кнутом аруно заметил ее, шагнул от пролома….
“О, еще одна! Быстро туда!” – он показал Славке на угол где сидели Тули и Хокса, уже уверенный что его не ослушаются.
“Не надо ее…” – простонала Тули.
Ее протест ему не понравился он направился к ней чтобы ударить, но тут заметил что Славка не спешит выполнять его приказ. Девочка присела у лежавших на полу граблей. Она смотрела на него и улыбалась, солнечно так без тени страха или вызова, так улыбаются встретив хорошего знакомого.
“Ах ты!...” – повернулся он к ней, дергая из-за пояса рукоятку кнута.
…Это было похоже на танец…. Девочка перепрыгнув грабли быстро закружилась, и так не останавливаясь двинулась огибая его слева. Он как и Тули вначале потерялся, после видимо подумал что она хочет бежать мимо него в пролом и заступил ей дорогу. Но где-то в метре от него она вдруг совершило быстрое движение и проскочила у него справа под рукой.
Он успел вынуть кнут, Тули боялась что сейчас увидит как он ударит Славку. Это был страшный кнут способный сдирать мясо до кости…
Но он все медлил и наконец почему-то выронил кнут… Он не спешил оборачиваться и догонять Славку, стоял неподвижно и держался за живот…. Славка тоже остановилась замерла в театральном полу-реверансе широко разведя руки, смотрела на него наклонив голову к плечу.
Тули еще не понимала что произошло, когда он пошатнулся и застонал…. И тут до нее наконец дошло! Проскакивая под рукой она воткнула ему что-то в живот! В страшной догадке девушка посмотрела на грабли, становилось все светлее и она без труда увидела что там не хватает зубьев…. У Тули вырвался стон ужаса, в сарае сейчас происходило нечто ужасное, невероятно жуткое!
Тот кого она так боялась всего мгновение назад теперь выглядел каким-то потерянным вовсе и не страшным. Он кажется все ни как не мог понять как же с ним могло такое случится, наконец он пошатнувшись пошел к пролому, ему было не до мешков и не до девочек, он держался за живот и хотел просто уйти….
Тули тоже очень хотелось что бы он ушел! Что бы все скорее закончилось! Но стоило ему пройти немного и Славка словно тень двинулась следом…
Он заметил это и стал делать знаки рукой будто показывал девочке – что ему сейчас не до нее, что он уже уходит… Но она была уже у него за спиной….
Снова все произошло неимоверно быстро, так что Тули заметила лишь след движения, просто из шеи грабителя вдруг полетели быстрые черные струи… издав какой-то клокочущий звук он упал в провал, его ноги так страшно тряслись и выгибали ступни…. А Славки уже не было, Тули догадалась что она выскочила через пролом на улицу. Там же были еще другие! Знала ли об этом Славка?! Негромко хлопнул выстрел…. У Тули заледенело внутри, она снова не могла двигаться от ужаса. Неужели этим выстрелом только что Славку…. Тули сотрясли рыдания.
А после она услышала мучительный выкрик, нет не Славкин - мужской….
Стон…. И еше один громкий и страшный крик, полный ужасной боли и осознания собственной гибели….
Этот крик словно вывернул душу Тули наизнанку…. Как она жаждала что бы все это скорее закончилось! Она просто задыхалась от этого ужаса! Так будто оказавшись под водой.
Опять с запозданием заметила что кто-то вошел с улицы в сарай, дернулась, и только тогда поняла что это Славка. Такая знакомая обычная Славка, подбежала к ней, присела. На ее лице не было не каких переживаний, ну если только тревога о ней Тули. Так будто и не было этого еще вздрагивавшего трупа в проломе…
“Как вы? Он ничего вам не сделал?”
“СС-ла-вка!” – не сразу смогла сказать Тули, ее колотило крупной дрожью и она заметила это только теперь, с новым ужасом она вдруг увидела что Хокса не двигается… совсем не двигается!
“Ну, ну, ничего такого” – остановила ее новый ужас Славка – “Просто обморок, вынеси ее во двор на воздух”
“А он-ни-и?!” – преодолевая сопротивление ее не желавшего говорить рта спросила Тули.
“Они?” – хмыкнула Славка – “Нет больше ни каких “они”.
Тули стало дико страшно, даже не от того что сказала Славка, от той обычности с которой это было сказано. Ухватив тяжелую Хоксу под подмышки она потянула ее по бетону, по песку во двор, подальше от сарая, Славка стала помогать, Тули поняла что боится касатьс ее….
“Я уберу эту грязь, и закрою пролом, не входи пока в сарай»
Тули хотела попросить ее не делать этого, ей казалось что Славка опять хочет сделать что-то очень страшное, она не решилась, по той же причине по которой не решалась возражать грабителям….
Некоторое время ничего не происходило, после раздался гул заведенной машины, звук немного удалился видимо машина отъехала вниз по улице. После ее генератор взвыл на высокой ноте машина набирала скорость… и вдруг громкий скрежет и удары.
Тули зажала уши руками, там на улице была авария, она не знала что это значит…. Последний удар был в стену сарая, свет проникавший в него через пролом погас, это напомнило ей последние слова Славки – о том что она закроет пролом. В машине была Славка? Она не справилась с управлением и попала в аварию? Ведь девочка вряд ли умела водить машину….
Оставив Хоксу Тули вбежала в сарай, пролом был действительно закрыт опрокинувшемся на бок полицейским броневиком, верха у машины не было она видела открытый салон и он был пуст, Славки не было, Тули было страшно подумать что девочка может быть… внизу под машиной….
Тиская руки и не зная что ей делать девушка услышала как кто-то мягко спрыгнул с крыши во двор, это была Славка, и она по-прежнему была цела и все так же неизменно спокойна, войдя в сарай она осмотрела перевернутую машину.
“Хорошо получилось! С улицы пролома и не видно. Мешки что они успели забрать в багажнике, но пока лучше на улице не показываться. И вообще теперь лучше вам будет сейчас посидеть совсем тихонько, вполне может быть что этих двух будет кто-то искать”
“Вам?” - Тули с беспокойством поняла что у девчонки какие-то свои планы. Случившаяся авария снова встряхнула все в голове у Тули и тот ужас который она испытывала перед Славкой уступил место страху за нее.
“А ты?”
“Я оттащу наших гостей куда-нибудь подальше, и поищу генераторы поля. Те которыми Леуди прикрыл вход со двора в дом слишком слабые, и вряд ли серьезно помогут если кто-то действительно захочет войти”
“Славка не уходи!”
“Ну! Ну все равно это надо сделать!”
“…Тогда пойдем вместе!” – от одной мысли что ей надо будет касаться того наконец затихшего в проеме Тули начинала дрожать и где то внутри нее рождался болезненный стон, но она же не могла отпустить эту девчонку одну!
“О!… Знаешь, у меня это лучше получится! К тому же как я заметила ты ничего не понимаешь в технике - то ли дело Юлаги. Ну ладно, ни о чем не беспокойтесь, никуда не ходите, и лучше вообще не шумите”
Последнее относилось не к одной только Тули, из дома к ним спешили в тревоге Леуди и Мик у входа стояла бледная госпожа Ирма.
“Куда ты Славка?” – перепуганно спросил Леуди, после увидел пролом в стене и машину. – “Постой же! Что случилось?”
Но Славка только указала ему на Тули, и юркнула за пролом, протиснулась между сиденьями и исчезла.
“Славка!” – совсем потерянно позвал Леуди шагнул за ней, и чуть не наступил на черную лужу бывшую у входа, Тули придержала его за руку показывая ему на нее.
запись создана: 30.08.2012 в 19:18

20:21 

31.
Когда Славка вошла в их новую спальную никто не спал, девочки сидели на своих лежанках в комнате не было слышно даже дыхания.
«Славка» – тонко простонала Хокса не своим голосом – «Что ты наделала?!»
«А что такое?» - сделала удивленное лицо Славка.
«Ты сказала ему…»
Огори услышав слова Хоксы всхлипнула.
«Аа!» – хмыкнула Славка – «Но подумай сама - он бы ее все равно нашел. Ну может не сегодня а завтра, сколько же Тули еще трястись?»
«А что он сделает с Тули?» - прошептала спрятавшаяся за спиной Хоксы Эка, она хотела спросить только Хоксу, но от волнения ее шепот прозвучал слишком громко.
Славка в момент состроила Эке страшное лицо.
Эка пискнула и целиком скрылась за своей защитницей.
«Ой что господин Леуди с ней сделает!» – ужаснулась Славка проходя к своему месту. – «Ах что он с ней сделает!»
Хокса задумалась – а правильно ли она так испугалась за Тули? Ведь Леуди также как и остальные их хозяева был непонятно добры с ними. Может Славка права и ему надо просто доверять? Тем более что спрятаться от него Тули действительно могла только на время….
«Да он наверное с ней сделает даже это» – задумчиво рассуждала вслух Славка готовясь лечь спать. Неизвестно на сколько этими своими восклицаниями она напугала Эку, а вот на Огори уже было невозможно смотреть без сострадания.
«Да, да, я думаю он ее даже поцелует» – закончила Славка в подушку.
Это окончание потрясло сжавшуюся в ожидание самого страшного Огори, она так осталась сидеть с открытым ртом.
Какое-то время все молчали.
«А почему ты думаешь что господину Леуди нравится Тули?» - уже с надеждой спросила Хокса.
«Сумасшедший дом! Куда я попала? Там в коридоре господин Леуди просил меня сказать не от того ли Тули прячется что разгадала его чувства. А тут трясутся думая что он ее наверняка съест живьем за то что она его обняла»
Хокса вздохнула
«Он правда так спросил? Но только это же еще гораздо хуже - страшно подумать что с ней сделают его родители. За то что она – рабыня, вызвала в нем такие чувства!»
Славка села и смерила Хоксу насмешливым взглядом.
«Да действительно принадлежи Тули семье Аэфиквесов ее бы жестоко убили за это. Правда мне что-то трудно себе представить что отпрыск этих «чистокровных» мог бы испытывать какие-то чувства к Тули. Другие хозяева скорее всего отдали бы Тули Леуди игрушкой. Опасность ей грозила бы только если они убедились что чувства у Леуди к ней серьезные и не проходящие. Но наши господа вообще не из желтой зоны. Поэтому скорее всего Тули грозит то что ее теперь уж точно вывезут из желтой зоны и освободят. Я думаю со всеми вами они собираются поступить также, но о Тули теперь еще и будет кому позаботиться».
Хокса молчала, ей не верилось в то что преступные чувства их старшей не доведут Тули до беды, и все может окончиться хорошо. Но серьезных доводов чтобы не согласится со Славкой у нее не было.
Тули самая разумная из них, неожиданно сделала то что просто не могло не принести ей горя. И никто не мог помочь теперь Тули. Поскольку как видела Хокса со своими чувствами Тули сделать ничего не могла.
Время шло, а ничего не происходило, никто не спал, Тули не возвращалась, Хокса да и другие девочки чувствовали себя осиротевшими.
Наконец у Юлаги кончилось терпение, она встала явно собираясь пойти посмотреть что там произошло с их старшей. Но тут словно очнулась Рути освободилась от жмущейся к ней Огори и скользнула к дверям.
«Я посмотрю?» - спросила она Хоксу,
«Посмотри» - потерялась Хокса, сделав еще одно неприятное открытие, в отсутствие Тули девочки считали старшей ее, Хокса вовсе не хотела этого старшинства.
Рути исчезла в дверях призраком, ее не было минут десять, это время все провели на нерве.
Наконец девочка бесшумно появилась в дверном проходе, она выглядела растерянной и не могла найти слов чтобы сказать что она увидела.
«Что там?» – не выдержала Хокса.
«Они спят» – прошептала Рути. – «Все там же, сидя, Тули у него на коленях сидит… и лицом к нему»
Пришедшая в голову Хоксы мысль заставила ее густо покраснеть.
«Они…» - она не знала как спросить это у Рути.
Рути по цвету ее лица догадалась о чем речь и тоже порозовела, и затрясла головой.
«Нет, нет, она одетая…. Просто спят»
Что же наверное Хоксе оставалось только признать правоту Славки.
«Ну что же давайте тоже спать» – решила она.
Огори ухватила свою Рути покрепче не собираясь ее больше никуда отпускать.
Усталость наконец сделала свое и девочки одна за другой стали засыпать, дождавшись когда все утихли Хокса встала. Оглядела спальную подивилась в очередной раз Славке которая заснула кажется еще до возвращения Рути. У нее должно быть и правда стальные нервы. Тихо Хокса вышла в коридор, она не видела что спустя несколько минут за ней следом тенью проскользнула и якобы спящая Славка.
Хокса хотела посмотреть, правда ли она сейчас не может ничего сделать для Тули, хотя ей и было страшно, страшно это увидеть. Все было как и сказала Рути - Тули сидела на коленях у господина Леуди и почему-то спала. И он тоже - ничего себе! Хокса не за что не смогла бы уснуть, даже если бы кто из господ просто находился рядом!
Но все таки так оно и было – оба спали. Не дыша Хокса прошла к ним, готовая бросится наутек если господин Леуди проснется. Его руки лежали на ней, не было не каких возможностей увести отсюда бедную Тули не разбудив его. А что будет если их так увидит хозяйка? Страшно даже подумать….
Его руки держали Тули так бережно, словно он опасался что Тули из тонкого стекла. Она присмотрелась к девушке и стала понимать что произошло. Тули тоже прижалась к господину как будто боялась что их будут пытаться разлучить. Ее лицо было розовым и припухшим от слез. Тули уснула от переживаний и плача - совсем как маленькая. Хотя конечно не только от этого – в этот день у них хватало работы, а Тули как обычно взваливала на себя больше всех.
Но о чем только господин Леуди думал? Он ведь казался Хоксе таким разумным, или он тоже устал? Ведь Тули сказала что он один носил мешки внизу после поисков младшего господина. Может Хоксе стоит закрыть их в этой комнате на ключ? Это наверное можно было сделать, оставить один ключ внутри у двери и закрыть их снаружи. Вот только где Тули хранила ключи?
Хокса подумывала – не разбудить ли ей с этим вопросом всезнайку Рути, когда услышала в коридоре шаги. Такие знакомые шаги что обмерла от ужаса, и еле успела нырнуть в чулан.

32.
Ирме было больно вспоминать про то как она кричала на Славку на крыше. Все ее страх. Да Питер устроил им всем встряску! Но дело не только в нем – уж больно быстро Ирма нашла для себя виноватую во всех бедах. Ирма могла признаться себе что девчонка ей не нравилась. Но давать воли своим чувствам и срываться на беззащитного ребенка? Ирма на Сароледеле узнала о себе много нового и довольно гнусного.
Мик прав - они нашли Питера только благодаря помощи девочки. Без Славки никто и не догадался бы о существовании всей этой системы ходов в стенах. Как им повезло что Славка нашла эти ходы, как повезло что она не оскорбилась на несправедливое нападение Ирмы и стала им помогать. Догадалась о другом входе в комнате Питера. Она нашла скат и отважно спустилась к несчастному Питеру. От того что хотела найти мальчика? Или ее гнала обида причиненная Ирмой?
И что она получила. Формальные благодарности которая Ирма трусливо послала ей с дочерью? Ирме было больно думать об этом.
А тут еще Леуди и Тули - две опоры на которых держался этот дом, что случилось между ними? Это правда что Тули любит ее сына? Или Леуди которому понравилась девушка, а это Ирма видела, открыл свои чувства и бедная Тули заставляет себя уступать ему?
Как это выяснить? И что делать с этим ей – Ирме? Она была реалисткой и понимала как тяжело будет этим двоим вместе, разным по воспитанию, по культуре. Просто по мирам в которых они жили. Смогут ли они с этим справится или только принесут друг другу душевные раны?
Леуди при всей своей на вид мужественности оставался тонким и ранимым мальчишкой. Не так давно у него были чувства к одной из подружек по клубу. Он думал что Ирма об этом не знает но клубом заведовала ее старая приятельница – большая любительница копаться в чужих отношениях. Девица тогда понравившаяся сыну ему не подходила ни с какой стороны. Ирме даже трудно понять было что он в ней увидел. Она была старше Леуди в годах и куда старше в «знание жизни». Молодая прагматическая штучка ищущая покровителей готовых давать ей остаточное количество денег на красивую жизнь и накопления о которых она уже думала. Когда Леуди понял какая ему отведена роль он сразу порвал с ней. Но это решение далось ему очень не легко.
Ирма еще тогда решила что не будет вмешиваться в дела сына если этому не будет уж очень большая нужда. У нее был живой пример в виде той самой хозяйки клуба которую родные дети близко не подпускали к своей личной жизни. Пусть уж он сам получает шишки и делает из них выводы. Благо головой его Бог не обидел. Вот только слишком тяжело он эти шишки переживал. После той истории Леуди вообще с девчонками не дружил. Может она была не права? Может ей стоило как-то остеречь сына от знакомства с такими?
Но тогда ситуация была куда проще. А теперь – Ирма представить не могла что могло творится в голове этой бедной девчонки. Девчонки которую продавали и покупали за деньги, которой была отведена роль комнатного зверька. Ирма очень не хотела и боялась этих чувств. Но она все же не будет вмешиваться. Хотя ей страшно подумать какую боль могут принести ее сыну это увлечение. Она не будет вмешиваться просто потому что не видит ничего что может сделать не принеся еще большего страдания. Не став для Леуди предателем.
Она так решила. Но через это свое решение продолжала следить - появится ли Леуди вечером у себя в комнате? Может и зря, но она все таки мать! А Леуди мальчишка, пусть серьезный, умный но мальчишка.
И вот она дождалась, ночь тишина, все спят – Леуди так и не появился!
Дурак! А она теперь должна его искать?! А если найдет? А если это то о чем она думает?! Что же ей тогда делать?… Может стоит все-таки ни куда не ходить?
Она не смогла не искать…. Пошла - для начала спустилась на первый этаж к этим тайникам, просто для очистки совести. Конечно его там не было…. Лифт поднял Ирму на этаж девочек. В лифтовой зале она остановилась, может все же не стоит ей искать Леуди здесь?
В зале было несколько окон, на дальнем окне кто-то сидел. Ирма поняла кто это - еще один человечек который вовсе не рад ее видеть - Славка. Ирме захотелось уйти, но она заставила себя подойти к ней. Славка сидела прислонившись к толстой раме, обняв свою коленку. Долгим неподвижным взглядом она смотрела на крыши города за стеклом, трудно сказать что было у нее на лице – печаль или спокойствие. В этом свете черты девочки казалась еще тоньше и красивее, и как показалось Ирме в них было такое одиночество.
«Не спится?» – почти жалобно спросила ее Ирма.
Славка не ответила, но темный обрис ее лица обернулся к Ирме.
«Я все время тебя обижаю, подозреваю в чем-то, тогда в ванной… Я отвратительно поступила! После с Питером… опять» – Ирма тяжело вздохнула. – «Я не хотела Славка, впрочем что уж об этом. Я хотела поблагодарить тебя за спасение Питера, но ты сразу ушла…. Я понимаю тебе наверное неприятно видеть меня…. Что я могу….»
«Вы не должны мне ничего. Я не сделала ничего кроме того что должна была сделать, как бы вы к этому не относились - я ваша вещь» - спокойно пояснила ей Славка.
От слов девочки Ирме захотелось застонать.
«Я рада что оказалась вам полезной» – продолжила Славка. – «Вы ищете Леуди?»
Беспомощная совсем обессилившая от ответа Славки женщина кивнула, она услышала в словах девочки то что услышал Леуди при первом разговоре с ней и пытался объяснить Ирме. Славка не на что не надеялась, ничего не желала для себя, если ей предложат помощь она от нее откажется, у Славки не было ничего для себя.
«Леуди и Тули в комнате у столовой»
Леуди и Тули! – с новым ужасом поняла Ирма и заметалась внутри себя. Что же ей делать?
«Славка!» – взмолилась о помощи женщина – «Славка мне стоит туда идти?»
«Они спят, просто спят» - ответила ей девочка.
Ирма решилась пойти посмотреть, она все равно не знала что ей сказать девочке.
«Прости…»
Они спали все таки не просто так, бедная девушка сидела у ее сына на коленях, вжавшись лицом в его грудь, беспомощная и заплаканная. А Леуди так бережно ее обнимал, Ирма постояла над ними с облегчением, и предчувствием будущих горестей.
Она почему-то опять почувствовала благодарность к Славке. Окно в комнате не было закрыто плотно и в комнате было прохладно, ночи на Сароледеле были холодными. Ирма сняла с себя накидку и осторожно чтобы не разбудить накрыла ей Тули и Леуди. Постояла еще не много и пошла – похоже чувства у этих двоих были все таки настоящими. В дверях ей пришло в голову что возможно ей стоило накрыть этой накидкой не их а Славку, просто и без разговоров. Возможно ей надо было только просто проявить доброту к этому отчаявшемуся ребенку, доброту без слов и разговоров. Вот пойдет сейчас и заберет девочку к себе, напоит ее чаем и скажет ей – что никакая она не вещь.
Но Славки на окне уже не было.

33.
Леуди проснулся первым, солнце этого мира пустило синий зайчик от окна ему на щеку, был восход. Из-за синего отсвета восход здесь всегда казались пасмурными, хотя конечно не о каких облаках и речи не шло. Холодные лучи осветив комнату еще не изгнали из нее ночь. Это был самый замечательный восход в его жизни! Он не двигался, немного затекли ноги, между ним и Тули скопилось много тепла а вот его конечности остыли - но он все равно не двигался. Он чувствовал ее вес, ее щеку прижавшуюся к его груди, ее дыхание. Сколько так продолжалось он не знал, он хотел бы так и сидеть оберегая ее сон.
О том что Тули проснулась он понял по ее затихшему дыханию, теперь она тоже сидела очень тихо, не зная что он не спит, он не хотел чтобы что-то менялось и они все сидели и сидели так не двигаясь. Он вздохнул, очень робко Тули отняла от его груди свое лицо, подняла на него глаза с такой глубиной что в них можно было упасть.
«Господин…»
«Тули, пожалуйста не зови меня так больше»
Девушка совсем еще сонная с чуть припухшим после вечерних слез щеками прикрыла глаза.
«Сэм ден я вас разбудила?»
«Нет не так» – улыбнулся ей Леуди. – «Повторяй за мной – Я тебя….»
Щеки Тули порозовели.
«Я…Я….» – шептала она, «тебя» у нее ни как не получалось сказать. – «Я… тебя не разбудила?» Но она пыталась!
«Неа!» - возликовал Леуди и крепко обнял ее почувствовав как застучало в ней сердечко. – «С добрым, добрым утром Тули!»
Ее руки ожили скованно как-то поднялись вверх и обняли его за шею, и снова надолго замерли.
«Наверное надо вставать?» - услышал он у своего уха чуть громче дыхания. – «Госпожа увидит…»
Но Леуди уже кое что заметил.
«Тули смотри» – он приподнял лежавшую на ее ногах мамину накидку.
Девушка робко посмотрела не понимая еще.
«Это мамина - она нас накрыла ночью».
Тули набрала полную грудь воздуха и прижалась к нему, шеей он почувствовал какая у нее горячая щека, а Тули все не выдыхала.
«Я пропала!» – вырвалась у нее.
«Это ты про маму?» – переспросил Леуди. – «А пойдем пожелаем ей доброго утра!»
Тули даже немного отстранилась от него.
«Господин!» – простонала девушка.
«Не правильно!» – обнял ее Леуди. – «Как меня зовут?»
Страшно смущенная, сметенная происходящим с ней Тули боялась дышать в его руках.
«Господин Леуди?» – робко спросила она.
Он ее не отпускал.
«Не верно, без первого слова, только второе».
Тули попробовала, но она просто не могла назвать его по имени не назвав «господином».
И тут в дверь заглянула мама.
«Вы завтракать будете? Все вас ждут».
Бедная Тули просто воткнулась в него лицом.
Леуди заставил себя не смутиться.
«Вот только она назовет меня без приставок».
«Леуди» – вздохнула у дверей мама. – «Леуди, Леуди, перестань мучить Тули».
«Леуди» – услышал он шепот у своей груди.
«Ура!»
Тули испугавшись что сейчас он отстраниться от нее, и ее лицо откроется госпоже ухватила его за рубашку.
«Теперь мы можем идти!».
Леуди без труда подхватил ее на руки и с ней на руках подошел к маме.
«Ой!» – пискнула девушка придушенно.
Мама погладила волосы этого бедного существа.
«Все хорошо Тули».
Тули попробовала было слезть с рук Леуди, но он ее не отпустил, мама повела их в гостиную там за одним столом сидело все его семейство и смущенные до нельзя девочки.
Это было здорово, Хокса очень компактно сидела рядом с мамой, еще немного и она не заняла бы вообще никакого места. Рядом сидел – детский сад, в виде Питера, Мэфи и Эки, их воспитательница Луиза и привычно невозмутимая Славка. У Луизы увидевшей его несущую Тули, рот и глаза стали совершенно круглыми. Показать ей язык что ли, пронеслось в голове у Леуди.
С другой стороны стола был Мик, его рот был закрыт, но состояние было сходное состоянию Луизы. Под его попечением находились Рути и Юлаги, а под рукой у Рути пряталась Огори, все глаза были устремлены на Леуди, Тули опять вжалась ему лицом в плечо, он сквозь рубашку чувствовал какое оно у нее горячее. Леуди сел за стол снова с Тули на коленях. Рути переборов сопротивление Огори остающейся на едине с Миком выскочила из-за стола и сервировала их.
«Ну давайте поедим что ли?» - вернула всех к причине собрания мама.
Завтрак в этот день оказался затяжным, Луиза и Мик все не могли переварить вид Тули сидящей на коленях у старшего брата. После заметили что у вверенных им девочек с едой за одним столом с хозяевами не ладиться. Стали им помогать побороть смущение. Мик очень хорошо помог Огори, вернее просто предложил покормить ее с ложечки, больше уговоров не понадобилось. Что касается Леуди у него это вообще не получалось никак, Тули как воткнулась в него лицом так и дышала ему в плечо нагрев там жаркое место. Лучше всех с едой получилось у Славки и Хоксы, последняя кажется хотела все делать правильно в непосредственной близости от хозяйки.
Это было не все, позавтракав мама подошла к Славке, и положила ей руку на плечо….
«Славка зайдешь ко мне после завтрака?»
Повисла тишина , все боялись что сейчас что-нибудь случится. Даже Тули чуть отстранилась. Луиза аж кулаки сжала готовая к защите своей подруги если возникнет в этом нужда.
А Славка просто подняла голову и немного улыбнулась, у мамы даже слезы в глазах заблестели. У Луизы тоже, но она тот час вновь перепугано уставилась на Леуди.
Братец в конце концов принял новое положение дел в отношениях у Леуди и Тули, и потихоньку показал ему большой палец, секретно от мамы. Луиза же так и таращилась весь обед на него в мистическом ужасе.
Наконец все ушли, Леуди наклонился к уху Тули и прошептал.
«Никого нет, можешь есть».
Девушка подняла на него красное лицо. Слов было не нужно, Леуди хватило только ее глаз чтобы самому почувствовать жар на щеках.
«Я наверное отсидела вам ноги?»
Леуди вздохнул этому лишнему – «вам».
«Тебе нравится так сидеть?»
Девушка быстро кивнула, опустив глаза.
«Только я смущаюсь»
«Не смущайся, лучше поешь пока все совсем не остыло».
Тули пересела к нему спиной, нерешительно подвинула к себе тарелки. Леуди смотрел на нее и таял, он точно знал что самое главное в его жизни произошло. Это было что-то грандиозное, космических масштабов, и он пока не знал что с этим делать, это его не тревожило, он был уверен что все будет хорошо»

34.
По мнению Мика он что-то пропустил, что-то произошло ночью, важное что-то.
Утром совершенно неожиданно мама сказала что завтракать они будут все вместе, и младшие и старшие и девочки тоже. Она попросила Мика и Луизу взять шефство над девчонками и присмотреть чтобы они поели и у них не возникло не каких проблем. Сама она поймала себе одно большое веснушчатое создание, и усадила рядом с собой. Бедная Хокса то краснела то бледнела и готова была чуть ли не в стул уйти. Мик взял под контроль Юлаги и Рути, в нагрузку получил перепуганного уже выше всякой меры поваренка. Та выглядела так будто сама была главным блюдом на этом столе.
Луиза получила под свое начало младших, Славку и Эку. Эке хотелось к Хоксе, но Хокса была рядом с ма. Луиза выглядела опытным домоправителем способности которого наконец были общепризнанны. Славку кажется тайно веселило все происходящее, на ее невозмутимом лице он пару раз видел что-то похожее на тень улыбки. Остальные девочки были на грани нервного потрясения. Не хватало только Леуди и Тули, мама не стала никого посылать за ними, а сходила сама.
И они пришли…. Ну не совсем пришли - он принес ее на руках, обнимавшую его за шею и так прижавшуюся к нему так что ее лица не было видно….
У Мика не было слов! У Луизы был просто шок!
Постепенно до Мика стало доходить что это все значит, за ночь отношения его брата и Тули претерпели качественные изменения. Он боялся думать о том что между ним произошло ночью, в его голове было совершенно пусто.
В общем завтрак удался на славу.
А после завтрака мама наконец подружилась со Славкой, и увела ее к себе, Славка даже улыбнулась маме. Видимо и ее так потрясла эта парочка что она забыла что в обиде.
Девчонки вежливо поблагодарив удалились им нужно было обсудить происходящее в своем кругу.
Мик и Луиза встретились в коридоре.
«Что он делает?!»
У Луизы было такое обыкновение в состоянии выпадения она набрасывалась на первого встречного будто это он во всем виноват.
«Ну как тебе сказать? Вообще-то ты уже достаточно большая девочка что бы знать как это называется».
«Но она же!... А вдруг она вовсе этого и не хочет?! А он ее схватил…. А мама куда смотрит?! Она даже не сказала ему ничего! А если с Тули что-то случится?!»
Луиза в растерянных чувствах роняла свои восклицания и вопросы, и размахивала перед ним руками.
«Это ты про детей что ли?» - не понял Мик.
Она в один миг стало густо красной, и потеряла всякую возможность разговаривать.
«Мы же не знаем что между ними было!» - стал оправдываться Мик.
«Дурак!!» – заорала на него Луиза, и обратилась в бегство.
Вот так вот – хмыкнул Мик – вот и поговорили.
Вообще-то про детей он конечно зря.
А с другой стороны мало ли что….
Мик пошел к своему посту у экрана, Юлаги была уже там, он поймал ее внимательный взгляд – ты хочешь что бы я была здесь? Я тебе не мешаю?
Юлаги была классной – маленькая, но очень серьезная и гордая.
Она не все понимала, про многое у нее были свои очень самобытные представления, иногда очень наивные, но если брать в общем она была удивительно развитой и умной для своего возраста.
«Во чего делается!» – сказал он ей.
Она моментально поняла о чем он.
«Они всю ночь спали вместе».
«У вас?» – оказывается, она про это знала.
«Нет!» – Юлаги даже головой затрясла. – «В комнате рядом с нашей столовой».
Мику хотелось спросить ее еще кое о чем, но как задавать такие вопросы этой крохе?
«Просто спали» - опять поняла о чем он, девочка. – «Одетые, он посадил ее себе на колени, и они так уснули».
Юлаги показала как Леуди обнимал Тули.
Мик вздохнул с облегчением, значит все не так далеко зашло. Но с другой стороны если она просидела всю ночь у брата на коленях всю ночь значит наверное все очень серьезно. Он знал брата хорошо. До этой поры он вообще от девиц шарахался – а тут….
«Ты не знаешь как к этому сама Тули относится? Ну она действительно этого хочет?»
Юлаги чуть заметно порозовела.
«Тули нравится господин Леуди. Так нравится что она не выдержала и обняла его сзади, так что он не мог ее увидеть. Но он догадался кто это был, и стал ее искать. А Тули пряталась – она боялась что ей попадет. Господин Леуди нашел ее, Юлаги не знает что между ними было, но после они там заснули вот так» - девочка еще раз показала как они обнимались. – «А еще ночью их нашла госпожа, но она не стала их будить, укрыла своей одеждой и ушла. Юлаги хотела спросить, нам ведь никто ничего не объяснил про это. Это хорошо что они так спали?»
Мика изучали темные внимательные глаза, отвечать Юлаги можно было только взаправду, шуток в серьезных разговорах она не понимала.
«Ну знаешь иногда так случается что люди очень друг другу нравятся, я думаю ты слышала про это – это называется любовь. Они после становятся мужем и женой и у них рождаются дети, наверное это вовсе и не плохо».
Юлаги слушала его очень внимательно, Мик даже смутился.
«Я знаю, но ведь так бывает у господ, или у рабов если господа им разрешат. А как же теперь будет? Тули рабыня, а господин Леуди – господин. Они просто будут какое-то время вместе и после господин ее оставит?».
«Ну нет!» – возмутился Мик. – «Брат не тот человек чтобы ее оставить! Ты забываешь одну вещь – скоро рабов и господ не будет! Все будут одинаково свободные».
Взгляд Юлаги ушел в никуда, она села, растеряно посмотрела на него.
Не понимает – вздохнул Мик.
«Ты потом поймешь, все будет хорошо, не надо ни о чем беспокоится. Главное что они любят друг друга, говорят, когда люди любят, они могут преодолеть любые трудности»
Это глупышка так внимательно его слушала, думала про это с такой серьезностью. Он взлохматил ей волосы, и получил в ответ ее слабую незаметную улыбку.

35.
В полдень Мик услышал как встревоженная Рути позвала маму на крышу. Поняв что что-то происходит в городе Мик включил новости на местном канале. Когда его и как и всех остальных мама вызвала на крышу - он уже знал что.
Со стороны космопорта и центра города звучали трубы, рубящим ритмом гремели барабаны и автаны – деревянные трубы из особого дерева по которым били специальными колотушками, было видно что там откуда доносилось это по улицам движутся какие-то шествия. Пока они были далеко.
“Куди созывают граждан к “празднику очищения” – не дожидаясь вопросов стал объяснять Мик – «Насколько я понял - так здесь называется подавление восстания”.
Девочки разом побледнели, для них эти слова о «празднике очищения» значили еще что-то, что-то очень нехорошее. Тули прошептала что-то Леуди, он кивнул ей и она тоже подошла к своим подопечным. Одна непоколебимая Славка все также восседала на своем посту.
Мику стало тоже тревожно, в этих праздничных звуках таилась неясная угроза. Не от этих обреченных хозяйчиков не осознающих еще что их время прошло и что они уже никого не смогут остановить. Скорее именно от их обреченности, и неминуемости кровавой развязки впереди.
Часа через полтора одно из шествий пошло и по их улице. На крыше был Леуди он их и позвал. Славка кажется не хотела этого. Они смотрели на это сверху, благо их дом был выше других и они видя происходящее оставались невидимыми. На их родной планете при подобном празднике в небе бы парило полно всякой техники, здесь этого не было. Уважавшие традиции желтые праздновали исключительно на земле.
Это было похоже на карнавал. Впереди шли трубачи их трубы созывали граждан присоединятся к шествию. Призывно звучали три высоких ноты. За ними шли барабанщики. Это были в основном немолодые мужчины одетые в красочные наряды. Барабаны били торжественную дробь, время от времени переходя к исполнению более сложных ритмов. За ними возглавляя шествие ехали шесть щитовых бронемашин легионеров времен битвы за Рееон. На выкрашенных в черное машинах восседали куди одетые в алые тоги с черными щитками поверх. У них были штурмовыми винтовки в руках. Это были не только мужчины, Мик видел среди них и женщин и подростков, все страшно гордые торжественные, этакие олицетворения долга и героизма. За ними на машинах и пешком шли призванные ими “достойные граждане”. Они шли без какого-либо порядка группами по друзьям, семьям и видимо кварталам, улицам. Мужчины, юноши, дети - совсем еще мальчишки не старше его самого. Женщин тут не было, видимо традиции запрещали им принимать участие в этом “празднике”. Вооружена толпа была в основном охотничьими ружьями. Они не производили впечатления серьезной армии. Шли веселые, громко приветствуя знакомых, оживленно разговаривая. Мику даже стало их жалко….
А после случилось это….
Когда шествие доходило до какого-либо дома из него выходили живущие там, вооруженные мужчины и провожавшие их семьи. Это было через два дома от них, вышедший из двери гражданин волок за собой голую девушку в ошейнике, в другой руке у него был меч… она вскрикивала жалобно и не хотела идти. Он рывком выбросил ее на камень дороги и заколол мечом… а сзади двое парней – видимо его сыновья тащили еще….
Шествующие приветствовали это радостными криками….
Мик отшатнулся от края крыши, его трясло, он только что видел убийство! На улицу больше ни кто не смотрел, рядом была совершено белая Луиза, сжимал кулаки Леуди в его лице соединилась беспомощность и ненависть.
Мама с серым лицом спешила направляя их всех к дверям вниз с крыши, их и зажимавших уши девчонок. С улицы под радостный гомон убийц раздался новый крик. Все заспешили сами уйти вниз. Мик старался увести маму, он боялся что сейчас ей станет плохо от всего этого. Но она не могла – Славка оставалась наверху.
“Славка идем отсюда!”
“Я посмотрю за тем чтобы с вашим домом было все в порядке”
“Славка тебе не надо это видеть! Пожалуйста спустись с нами вниз…”
“Но кто-то все равно должен наблюдать, мало ли до чего могут додуматься эти, внизу! Не беспокойтесь за меня я видела вещи и похуже…” – голос девочки был таким же как обычно.
Через что же она должна была пройти чтобы вот так спокойно смотреть на смерть этих несчастных внизу? – поразился Мик. Видимо он так и не понимал кто же такая эта Славка.
Мама была так слаба что не могла даже спорить.
“Славка… пожалуйста…”
Подошел Леуди.
“Я посмотрю” – успокоил он маму.
Она ухватила его за руки, как свою надежду, опору.
“Если сможешь уведи ее отсюда! Ей нельзя это видеть…”.
Опять послышались крики и они с мамой почти побежали в дом, Мику казалось что он сейчас просто с ума сойдет от этих криков….
Все собрались в гостиной. У Луизы была истерика и она все ни как не могла успокоиться, даже не смотря на лекарства которые нашла для нее мама.
Другая форма истерики была у Рути – белая как мел она молчала, и ее сильно трясло. Время от времени девчонка словно отключалась, переставала воспринимать происходящее, отвечать суетящейся возле нее маме. Рути крепко обнимала плачущая Огори. Она со страха не смотрела на улицу и первая убежала сверху так наверное и не поняв что там произошло. Впрочем ей хватило состояния других, а самым ужасным было – что с ее Рути что-то случилось. Мама приходилось помогать и ей.
Мик заметил что у Юлаги похожее состояние что и у Рути. Может и хорошо что сейчас было столько забот - столько суеты, Мик жаждал вытеснить виденное им из головы, хоть как-то от этого избавится, это было невыносимо….
Луиза все не успокаивалась Мама посадила ее на колени к Тули и опять приносила какие-то лекарства. Для нее, Рути и для Юлаги по настоянию Мика. И как заметил Мик глотала их и сма.
Наконец Луиза стала чуть утихать. Как-то само собой получилось что Рути с Огори, и Юлаги оказались под опекой Мика, У Хоксы собрались младшие, просто счастье что они ничего не видели.
В суете появился Леуди, бледный, но спокойный - один без Славки. Мама подошла к нему.
“…не хочет спускаться” – расслышал Мик. – “Но там все кончилось…. И она очень спокойная….”
Мама все равно сильно беспокоилась, они поговорили тихо втроем – мама, Леуди и Тули. Леуди забрал Луизу к себе, а Тули поднялась наверх и заменила там Славку.
Когда вернулась Славка все вздохнули с облегчением, до этого и у Мика было чувство что они не все в безопасности. Славке была рада даже выпавшая из реальности Рути, так и потянулась к ней. Мама все боялась что со Славкой все таки какая-нибудь форма шока. Расспрашивала ее, но девочка была спокойна. Питертак и рвался к ней, а Хокса чувствовавшая себя с ним не очень уверенно и не решалась его остановить. Славка и мама забрали малышей и Хоксу и ушли.
По мнению Мика они все пришли в себя только к вечеру. Собрались за столом мама, Луиза, Тули с Леуди, Мик и Юлаги. Хокса с Экой перебралась по просьбе мамы в детскую. Славка опять была на крыше. Шествие давно прошло, но там где это было оставались большие затоптанные темные пятна…. Рути под действием лекарств уснула, Огори охраняла ее сон у них в девичнике.
Пили чай молча, говорить не очень хотелось - его подала мама, и Мик вдруг почувствовал что он успел привыкнуть к тому что их обслуживала Рути. Ее не было и все тут было не так.
“Почему они их убивали?” – наконец тихо и устало спросила бедная Лу. – “Они же не восстали, они же ни в чем не были виноваты…”
Это были вопросы не нуждавшиеся в ответе, мама обняла Луизу и та притихла.
Тули тихая в этом непривычном для нее положении, поманила Леуди и они какое-то время шептались.
Леуди еще уточнил что-то у нее и нерешительно начал.
“Если я все правильно понял, она говорит что рабовладельцы относятся к рабам как каким-нибудь плодам. Ну как к яблокам – в прошлом году были хорошие, а в этом кислые. А если случился бунт – то и вовсе плохие. И тогда они проводят этот “праздник очищения- уничтожают всех «плохих» рабов. Не только восставших, но и вообще всех бывших на это время, и набирают новых”.
“Это бесчеловечно…” – прошептала Луиза.
“Так они что люди что ли?” – поморщился Леуди.
“Значит наши девочки тоже в опасности?” – испугалась мама.
Ответила на этот раз сама Тули, тихо так, глядя в стол.
“Так было раньше. Теперь этим уже не занимаются куди, как быть с рабами решают их хозяева. Я думаю не многие убивают своих рабов - мы стоим денег”.
“Но эти Куди, не станут это проверять?” – маме для спокойствия нужна была определенность.
Тули отрицательно покачала головой.
“Все равно пока ни кому не надо выходить во двор. Ох! Неужели нельзя было сделать забор получше.... И вход со двора! Леуди, нам не удастся как-нибудь закрыть арку со двора? Силовой щит бронированная дверь с парадного входа и арка со стороны двора – это какой-то абсурд. Страшно подумать, но сейчас с улицы до сюда одно препятствие – пересохший деревянный забор!”
Леуди пообещал ей что посмотрит.
“Пока я могу заблокировать лифт так чтобы он не опускался на первый и закрыть щитами там двери и ходы Питера”.
“Будь добр займись этим не медленно! Я не смогу спокойно глаз закрыть пока ты этого не сделаешь” – мама обернулась к Мику. – “Помоги брату”
“Да я один справлюсь” – остановил ее Леуди. – “Пусть уж он лучше бдит за новостями из сети и каналов коли за это взялся”.
“Хорошо” – она просяще посмотрела на Мика, ослабевшая от этого всего, Мику было так больно видеть ее такой. – “Попозже нужно все-таки сменить Славку на крыше, может быть ты Тули сменишь? Или пусть они с Хоксой поменяются местами, девочка так хорошо ладит с малышами…”.
Теперь вот и мама не была против того чтобы допустить Славку до младших. А недавно она переживала что они Рути видят Хоть что-то меняется к лучшему - подумал Мик.
запись создана: 29.08.2012 в 22:49

20:21 

27.
После завтрака Питер решил что пока не пойдет в свои «катакомбы». Мефи жаловалась маме что не могла его найти. Он включил свой компьютер и оказалось что рисованная девочка Славка в его компьютере ему не привиделась. Как он начал было сомневаться.
Ее нарисованная фигурка с косичками и в трико весело шагала на экране словно по дороге в его сторону, помахала ему рукой будто он был встречным путником. На этот раз на ней была одета еще островерхая шапка, похожая на те которые носят в сказках волшебницы и феи но без широких полей. И длинный черный плащ с капюшоном, а за спиной выше головы почему-то поднималось изогнутое древко большой косы. Питер было подумал что маленькая волшебница отправилась куда-то косить траву, но что-то в обличье этой косы подсказало ему что травы это орудие не касалось не разу. Было что-то хищное и не доброе в огромном лезвие поднимающемся у девочки над головой, словно глухая угроза и намек неведомо на что.
Питер нашел наушники в указанном ему месте, сообразил как включить их и одел на уши, сначала они не очень хотели держатся на столь маленькой голове, но он нашел как уменьшить размер их дуги.
«А почему ты с косой?» - спросил он Славку на экране.
Девочка посмотрела на свой инструмент.
«Эта такая моя штука. Ну у кого-то мечи и пистолеты а у меня вот».
Когда Славка отвечала ему он буквально видел как она говорила на экране, будто этот маленький рисуночек и в самом деле был Славкой.
«А зачем тебе оружие?» – спросил мальчик, коса ему не нравилась, что-то в ней было жестокое. К тому же ему вспоминалось что-то нехорошее связанное с ней.
«Действительно» – задумалась девочка на экране, и добавила непонятное – «Я же не на работе».
Щелкнула пальцами и коса исчезла, вместе с плащом.
«Что будем делать?» - спросила она его.
Питер задумался и вспомнил.
«Я думал ты мне о себе расскажешь, и о волшебниках. Я думал что хочу стать настоящим волшебником, но я не хочу без мамы. А хочешь я могу рассказать о себе, но я совсем обыкновенный»
Славка сморщила переносицу.
«В этом всем волшебстве много от той косы, которая тебе не понравилась. Хочешь я просто расскажу тебе одну историю»
«Расскажи!» – с готовностью согласился мальчик.
«Это было давным-давно» - Начала свой рассказ девочка как положено начинаться сказочным рассказам, экран вдруг заполнила проэкция фильма – «Довольно далеко отсюда».
На какое-то время Питер просто выпал, он то ожидал что девочка Славка в сказочной форме расскажет ему о себе. Но Славка была настоящая волшебница, она могла как оказалось совершенно невозможное - в однополярной системе способной до этого на показ разве что мультиков с небольшим количеством деталей шел натуральный объемный фильм, без выпадения цветов и зависания. Наверное Мик бы онемел если это увидел!
Но долго поражаться новому чуду Питер не смог - фильм был захватывающе интересным! В нем было об удивительной красоте планете и живущих на ней в похожем на гигантский драгоценный кристалл замке короле и королеве. И конечно о их детях - принце и принцессе. Нет не о чопорных избалованных детях монархов которыми часто бывали принцы и принцессы в разных сказках, эти принц и принцесса были совсем обычными ребятами. Принц Валерий например прятался от приставучих учителей в дворцовом парке, и попадало ему за это без всяких скидок за высоту его положения. А Принцесса Влада кичилась тем что старше брата на год. Любила куклы и порой не хотела играть в те игры которые он придумывал. Но все равно они были очень дружными братом и сестрой, и на все приключения, вроде побега из замка в джунгли во время сбора плодов росших там деревьев, они шли вместе. И король с королевой были для них обычными папой и мамой.
Сказка так захватила его что если бы Славка сама не отключила монитор спрятавшись с экрана, Луиза открыла бы их секрет. Оказалось что уже пришла пора обеда. Мама была так занята что прислала вместо себя Луизу. Это было обидно - зато с Луизой пришла та маленькая девочка которую они видели в первый день – Эка. Но она оказалось просто ужасно стеснительной, все время держалась за Луизу обеими руками и только хихикала И из-за этого с едой у нее совсем дело не заладилось. В общем и в сравнение не шло с его другом волшебницей Славкой.
Поев поскорее и оставив сестер возится с смущенной девочкой он поспешил к себе. Но увы Славка на экране спала, лежала себе на небольшой кроватке под одеялом, он подумал и не стал ее будить, поправил сползшее с нее одеяло и посмотрев как она сладко потянулась вытягивая тонкие ноги в черно золотых чулках выключил компьютер. Это наверное означало что девочка Славка, не в компьютере а всамоделишная была занята. Ну и ладно! Зато, оказывается, нарисованная Славка умела спать, совсем как настоящая девочка.
Чем же ему было заняться? Лезть в катакомбы было нельзя – могла заглянуть сидевшая в зале с фонтаном Луиза. И тогда он решил что может заняться обследованием комнаты на предмет нахождения других тайников. Об этом исследование он думал уже несколько дней, но интереснее было исследовать катакомбы, и он откладывал это на потом. Конечно шансов что в комнате где уже есть потайной ход найти еще что-нибудь были не велики но все возможно.

28.
Одно из подходящих мест для склада Леуди показала Хокса. Между конюшней и забором оказался проход ведущей на заброшенную усыпанную песком площадку, на ней стоял небольшой бетонный домик прикрывавший когда-то кабельный узел. Когда Леуди поднял крышку, оказалось что кабели из домика убрали. Он было подумал не сделать им из него убежище, но домик все таки был слишком маловат для этой цели, и стоял на слишком открытом месте. А вот поместить в него часть запасов вовсе не помешало бы.
Он остановил девчонок уже готовых тащить мешки с продуктами в эту даль на себе. Еще раньше он приметил в сарае попорченную временем но еще годную для употребления тележку. С чем-то вроде лыж у колес, наверно для того чтобы ей можно было пользоваться и на песке. Тули и Хоксу он поставил на погрузку, Рути и Юлаги возили тележку до него и немножко помогали сгрузить их у домика а он с помощью сооруженного из веревок блока спускал мешки внутрь. Время от времени он объявлял перерывы. Но как оказалось девочки обхитрили его и пока тележка стояла оттащили к месту погрузки чуть не половину контейнера. Тогда он выгнал их из сарая во двор в тенек и сам проследил чтобы они отдохнули как следует. Хокса смущенно хихикала, а Тули то и дело бросала на него такие взгляды что им обоим становилось неудобно. Кажется ей очень нравилось как он с ними поступает.
После отдыха он сходил узнать как дела у Мика, оказалось тот успешно открыл первый этаж но спуска в подвал там не обнаружил. Тем не менее они решили второй тайник устроить там, ведь вовсе не обязательно дом должен был быть разрушен. Они уже привезли туда первую тележку когда прибежала Луиза с глазами на мокром месте и действительно потрясающей новостью – Питер пропал.

Луиза все таки сделала то о чем думала с самого начала ее знакомства с Экой, привела ее к Питеру и Мефи. Мама поручила ей приглядывать за ними а Хокса отдала ей Эку.
Бедная Эка так перепугалась своих сверстников что увидев их намертво вцепилась ей в руку и не отпускала больше не на миг глядя отчаянными глазами. Луизе пришлось сдерживать пришедшую в восторг от девочки Мефи. Она покормила их вместе за одним столом, естественно Эка получила тоже что и брат с сестрой Луизы, она ела но все также держась одной рукой за нее и со слезами на глазах. Питера эта трусиха не заинтересовала и он ушел к себе.
После еды Мефи зазвала Луизу к себе. Кажется ее сестра поняла что девочку Эку смущает столь пристальное внимание к ней, она ведь и сама была довольно стеснительной девочкой. Поэтому показывала все в основном Луизе не приставая к спрятавшейся у нее за спиной девочке. Эке несомненно все кукольное хозяйство Мефи было страшно интересно, и она осторожно из-за Луизы рассматривала его с серьезным видом. После Луиза немного поиграла с сестрой они стали показывать кукол Эке, та даже забывала дышать беря в руки этих маленьких нарядных человечков. Мефи была на седьмом небе таких благодарных зрителей у нее еще не было.
Но после Луиза встретилась глазами с Экой и увидела что та очень устала и перенервничала. Она смотрела на нее долгим слезливым взглядом. Мефи так огорчилась узнав что ее новой подруге нужно уходить, и шепотом спросила у Луизу можно ли ей подарить девочке куклу? Луиза не стала пугать Эку подарками и забрала куклу себе обещав Мефи передать ей куклу после. Она отвела Эку себе в комнату и уложила ее в свою кровать. У девочки буквально слипались глаза, но она нашла в себе сил прижаться горячей щекой к ее руке.
«Спасибо госпожа Луиза, мне было так интересно, спасибо госпоже Мефи»
Луиза уже пробовала добиться от Эки чтобы она звала ее просто Луизой, но это сидело в маленькой невольнице слишком глубоко. И теперь эти сонные благодарности настроили и Луизу на мокрый лад она сунула в руки девочки куклу. Та даже проснулась уставилась на нее большими глазами держа это сокровище словно кукла была фарфоровой.
«Это тебе от Мефи» – пояснила Луиза.
Слезы буквально полетели из глаз Эки она крепко обняла сокровище отданное ей и сжалась в клубочек толкаясь в бок Луизе. Луиза тоже пустила слезу и они какое-то время проревели вместе после Эка так и заснула.
Луиза решила зайти к Мефи поблагодарить ее за подарок и ответить на вопросы которые она видела появились у сестренки. Мефи опять упросила ее поиграть с ней. Она рассказала Луизе что Питеру снятся удивительные сны с волшебницей рассказывающей ему сказки. Интересно что на этот рассказы от Питера были вполне складные. Уходя от нее она решила проведать брата, узнать чем он там так занят что даже не заинтересовался гостями. Каково же было ее удивление когда она обнаружила что комната брата совершенно пуста. Сначала она подумала что Питер спрятался от нее, она обыскала шкафы слазила под тахту, но его не было. Все больше тревожась она пошла к Мефи.
Нет, та ничего не знала.
«Он наверное прячется, я к нему зашла вчера а его также не было» - тоном взрослой девочки пожаловалась Мефи – «А в обед он появился, я спрашивала его где он был а он стал говорить что был у своей волшебницы!»
Вместе с Мефи они обыскали комнату мамы, но Питер как сквозь землю провалился, Луиза уже в панике дождалась время полдника. Питер не появился.
Что ей оставалось крайне расстроенная и сердитая на Питера она пошла искать маму. Нелюдимая Огори шепотом подсказала ей где найти «госпожу Ирму».
Мама сначала не поверила в серьезность исчезновения Питера, вспомнила что он уже ее так разыгрывал и вылез откуда-то весь в пыли. Это было странно - Луизе в ее поисках негде не попадалось пыльных мест. Вместе с мамой они опять перерыли все комнаты ее и малышей, дверь в их часть дома была устроена так что закрывалась на замок сразу за входящим, не выскользнул же он прямо за ней когда она отводила Эку? Впрочем теперь Луиза была готова поверить и в это. Скоро мама тоже стала сильно переживать, она громко звала Питера, но он не откликался. Питер был серьезным мальчиком, скорее похожим на Леуди чем на сорви-голового Мика, он мог устроить розыгрыш, но не стал бы заходить так далеко. Мама послала ее звать старших братьев и девочек.
«То есть как пропал?!» - удивился Леуди.
Он и Мик тоже сначала не могли поверить что это не какая-нибудь шутка. Тули и другие девочки растерялись, для них это было еще более непонятная история – они и Питера то видели всего один раз, кроме Рути конечно.
Когда Луиза с братьями шла к комнатам мамы и младших ей показалось что она слышала движение со стороны подъема на крышу.
В комнатах на этот раз не оказалось и мамы с Мефи, но Луиза уже догадалась где они. И побежала туда, мама пошла наверх к Славке дежурившей над окрестностями, и Луизе не понравилось что мама пошла к ней.
Так и есть, с крыши доносился мамин голос, мама говорила со Славкой самым суровым тоном. От жгучей несправедливости того что мама опять нападает на эту девочку у Луизы в глаза закипели слезы. В проеме выхода на крышу как когда-то делала это сама Луиза подслушивала разговор перепуганная Мефи
«Я знаю что ты знаешь где он! Я хочу чтобы ты мне сказала куда ты его дела?!» – почти кричала мама на Славку. – «Он маленький ребенок и он не в чем не виноват перед тобой!»
Внизу по лестнице послышались голоса Леуди и Мика. Луиза не хотела чтобы они увидели их маму кричащей на не в чем невиноватую девочку, что Славка тут не причем у нее не было и сомнений. Она выскочила на крышу.
«Мама прошу тебя не надо!»
Мама стояла у домика с которого девочки обозревали окрестность и всем видом показывала что намерена добиться от Славки ответы на свои вопросы, Луизу она словно и не заметила.
«Ты должна мне это сказать!»
Но Славка молчала, она смотрела на нее потемневшими глазами и молчала.
«Я хочу чтобы ты мне сказала где он?!» – в мамином голосе прорезались нотки беспомощности. И Луиза стала понимать что ничего ее мама больше не сделает Славке. Даже теперь подозревая ее в похищение Питера за всей ее твердостью скрывалась полная растерянность и беспомощность. Что она могла сделать с девочкой которую не могло заставить говорить избиение плеткой? Луизе опять через все стало очень жалко маму, очень жалко Славку и потянуло в слезы.
«Мам ну что опять за бред?!» - спросил вышедший на крышу Леуди.
Уже не в силах бороться против всех та пошла к спуску, там стоял Мик и Мефи. А сзади перепуганная сердитостью госпожи Тули. Подождала когда подошли Леуди и Луиза.
«Мам ну почему ты опять на нее нападаешь? – простонала ее дочь.
«Мефи что говорил Питер про Славку?» - спросила мама младшую дочь.
Мефи испуганная, но сознающая ответственность отвечала очень обстоятельно.
«Он рассказал мне, что ему снилась волшебница Славка, они подружились, и она рассказывает ему интересные истории».
Теперь и Луиза растерялась, Питер познакомился со Славкой? Но как? Это было возможно если бы он выходил наружу, но это бы все заметили!
«Она все таки стала мстить нам!» – простонала мама. - «Я не знаю что она сделала с Питером».
«Мама это все неправда!» – воскликнула Луиза – «Почему она тогда подружилась со мной? Она бы не стала этого делать!»
«Он просто все придумал» – вздохнул Леуди – «Подслушал твои переживания связанные с девочкой Славкой и придумал себе волшебницу Славку. Подумай сама - Питер же не выходил от туда где он мог увидеться со Славкой?»
Версия Леуди так прекрасно все объясняла что их мама не находила что возразить. Но это ее все равно не убедило. Она отмахнулась рукой и пошла вниз, чуть ли не в слезах, после остановилась.
«Он не выходил ни куда? Тогда где же он по твоему?»
В этом доводе тоже была своя правда, Леуди задумался.
«Я поговорю с ней» – решила Луиза. – «Только вы не лезьте!»
И вышла на крышу.
Славка спустилась вниз и стояла у домика смотря на стену. Луиза подошла к ней и не знала с что ей сказать, ей показалось что Славка плачет.
«Прости» – наконец сказала она беспомощно.
Славка подняла на нее взгляд, на ее лице читалась обида, но глаза были сухие и холодные.
«Идем - я не куда не уводила Питера. Но я встречалась с ним, и догадываюсь где он может быть. Идем я покажу».
Подойдя Славка потянула ее за руку. Леуди и Мик посторонились пропуская их, и молча пошли следом.
Внизу у лестницы стояла мама, наверное хотела еще что-то сказать Леуди, увидев Славку она дернулась и отошла пряча лицо. Славка же не вздрогнула не ускорила шаг, не сжала держащую Луизу руку. Луиза так бы не смогла. Будто бы ей действительно не было дела до нападок мамы.
Когда они прошли мимо Луиза услышала как мама стала что-то говорить Леуди, что-то жалобно обвинительное. Наверное то что Славка куда-то их вела она посчитала горьким подтверждением своей правоты. Луиза расслышала повторявшееся слово «она».
«Она не куда не уводила Питера!» - выкрикнула им Луиза.
Так они дошли до комнат мамы и младших, Славка и Луиза впереди, Леуди, Мик, мама с Мефи держались от них на расстояние боясь помешать.
«Проведи меня в его комнату» – попросила Луизу Славка.
Значит ее здесь не было! - подтвердила для себя Луиза. Они прошли в комнату Питера. Славка прошла вдоль стен ощупывая их ладонью, на миг Луизе показалось что Славка «сенс» - человек одаренный необычными способностями. Что она сейчас поймает след Питера и смотря его ладонью поведет их по нему. Девочка ощупала деревянную панель у кровати Питера, что-то нашла, задумалась после и стала ощупывать пол ногой. Леуди и остальные смотрели на это от дверей. Леуди был явно на их стороне, на стороне Луизы и Славки, про Мика так сразу не скажешь что водилось в его голове. На маму она старалось не смотреть.
Вот Славка что-то нашла, встала на одну из плиток пола, повернула небольшой камушек из украшающих стену мозаик и… Деревянная панель бесшумно поднялась вверх открывая спускающуюся вниз лестницу!
Это было так неожиданно что Луиза испугалась, но когда Славка вошла в него и оглянулась на нее заставила себя идти следом.
На маму этот проход тоже подействовал удручающе, Леуди стал ее успокаивать. Мик подошел к ним.
«А куда он ведет?» - спросил он, в его голосе было уважение.
«В стенах по всему этажу» - ответила снизу Славка.
Она стояла у лежащей на ступенях коробке.
«Здесь Питер оставлял вещи которые одевал чтобы не испачкаться в пыли которой здесь предостаточно. Их нет – значит он где-то в проходах».
Они покричали зовя Питера но в ответ им не раздалось не звука.
«Надо разделится и осмотреть все что тут есть»
«Я пойду с тобой!» - шагнула к ней Луиза.
«Нет!» –вырвалось испугано у спустившейся в проход мамы.
Леуди зашептал ей что-то возмущенно, и она поникла.
«А одна я боюсь!» – во всеуслышание заявила Луиза.
«Заблудится здесь сложно» – продолжила Славка, не обращая на них внимание. – «Все ходы повторяют коридоры этажа, и почти везде с ними сообщаются посредством таких же входов через который мы вошли. Есть одно место куда вход перекрыт дверью но и я, и Питер нашли обходной путь, идем»
Из всего сказанного Луиза поняла что она и Питер исследовали эти ходы раздельно, и по всей видимости в них повстречались далеко не сразу.
Они разошлись, у ее мамы продолжавшей бояться Славку возражений больше не было.
Когда глаза чуть привыкли в ходах оказалось достаточно светло, свет исходил от камней которыми были выложены стены. В этом синем сияние было что-то призрачное, но Луиза ощутила что это скорее красиво чем страшно.
«Удивительно» - тихо сказала девочка, догоняя решительную Славку. – «Кто это все настроил? Зачем?»
«Это как раз понятно» - сказала подождав ее Славка – «Это дом строили для Аэфиквесов, ты же знаешь что они не хотят видеть своих рабов. Вот их рабы и ходят в таких вот ходах. Но в дом въехали не они, здесь все пустовало изначально. А потом владелец дома решил что помещений на этом этаже для него слишком много и закрыл часть дома»
Очередной спуск привел к темной зале с деревьями, Луиза поняла что она видит застроенное продолжение залы-опушки у входа, журчала вода, этот темный зал укрытый толстым слоем пыли был похож на какой-то мертвый страшный лес, Луиза на всякий случай подошла поближе к Славке.
«Сюда он любил приходить» – вздохнула Славка. – «Но здесь его нет».
«А почему ты ни кому не рассказывала о этих проходах, и что познакомилась с Питером?»
Славка чуть улыбнулась.
«О ходах не кто не спрашивал, к тому же, узнай о них Тули, она наверняка заставила бы нас здесь убирать. А Питер взял с меня слово что я некому не скажу что его видела»
Что-то в этом объяснении насторожило Луизу, она почувствовала что сказанное было как-то особенно продуманное. Луиза вдруг почувствовала что Славка может быть с ней неискренна, у ней проскользнули какие-то подозрения с родни тем что вертелись в голове у ее мамы.
Славка внимательно посмотрела на нее, Луиза вздрогнула и улыбнулась ей, не хватало только и ей начать подозревать эту девочку.
Но когда они обыскали все проходы а Питера так и не нашли подозрения стали возвращаться. Они собрались в его комнате, ее мама сидела на кровати Питера с отчаянием на лице, Мик Тули и Хокса еще искали, в доме, ведь через проходы Питер легко мог выйти в любую часть дома или даже спустится на лифте вниз.
Славка не пошла с ними. Она пришла с Луизой в комнату Питера. У Луизы шевельнулось подозрение о том что девочка знала что Питера в проходах нет. Уж больно уверено она держалась.
Почему она все таки ни кому не сказала что встретила мальчика одного в пустой заброшенной части дома? Он взял с нее слово? Но кто будет слушать такого малька как Питер? Хотя с этой свободной манерой держать себя Луиза постоянно забывает что Славка рабыня. Может быть у нее совсем другое отношение к словам мальчика из господ. Но все равно она должна была подумать о его безопасности.
Тем временем Славка не стояла без дела, она ощупывала и простукивала костяшками пальцев другие панели.
«Ты думаешь может быть другой ход?» - воскликнула Луиза. Леуди не знавший как утешить маму подошел к ним.
«Почему нет - там где мы были был уровень где-то между пятым и четвертым, должно быть есть и между пятым и шестым» - спокойно сказала им Славка. – «Он взял одежду в которой ходил там где пыльно - значит он собрался ходить по ходам, если его нет внизу значит он нашел путь в другие ходы»
И словно в подтверждение она нашла, отошедшая панель находилась как раз напротив той что вела вниз за ней была лестница вверх.
Найдя как ее открыть и войдя внутрь Славка присела на корточки рассматривая ступени. Результата ожидала даже мама!
«Он здесь поднимался» – подтвердила им девочка – «Вот его следы – только вверх».
На крики ответа опять не было.
«Ты тут не была?» - спросил Славку Леуди.
Славка отрицательно покачала головой.
«Будьте пожалуйста осторожны, мало ли что здесь может быть. Я пойду поищу фонарь не затопчите следы».
Поднялись, мама с Леуди пошли не дождавшись Славки, высматривая следы Питера в ковре пыли. Пыли было много и их было ясно видно даже при свете от камней. Ясно было видно и то что мальчик шел здесь один. А значит все подозрения в адрес Славки были глупы и безосновательны.
Проходов на этом уровне оказалось больше. Они разошлись по ним парами, перекликаясь и зовя Питера.
Луизе было не удобно из-за того что она почти поверила что исчезновению Питера причастна Славка, и она ни как не могла найти о чем ей говорить. Славка тоже помалкивала, Луиза боялась что это потому что чуткая девочка все поняла и обиделась и на нее.
Один из коридоров привел их к тому что Луиза сначала приняла за винтовую лестницу, и чуть не вышла на нее. Славка придержала ее за руку.
Это была не лестница - ступеней на ней не было вниз уходил под достаточно большим наклоном металлический скат.
«Здесь раньше был грузовой лифт, не вертикальный а скользящий» – пояснила Славка, после они посмотрели на скат и переглянулись.
«Кажется я начинаю понимать куда он делся» – сказала Луиза.
«Питер ты там?» - громко крикнула Славка в шахту откуда-то снизу раздался невнятный, но слышимый ответ.
И по голосу это был явно Питер. Луиза хотела позвать маму но не смогла, расплакалась. Только теперь она поняла как боялась за этого мелкого дурака. Славка посмотрела на нее понимающе и крикнула теперь в сторону коридоров.
«Мы его нашли!»
И вот прибежали все искавшие Питера. Мама не поверила сначала и сама позвала Питера в шахту. И опять Питер ответил, и кажется разревелся там внизу.
Мама тоже, и от этого и Луиза опять. Но проблема была еще не решена, скат уходящий вниз был слишком скользкий чтобы спустившись вниз по нему можно было вернутся обратно.
«Как же нам его достать?» - задумался Леуди. – «Не искать же потайные ходы на каждом этаже»
«Очень просто» – ответила ему Славка. – «Откройте выходы на всех этажах».
И прежде чем они успели ее остановить села и заскользила вниз по скату тормозя о ограждение.
Луиза хотела бы быть с ней, но это был слишком страшно что бы решится так сразу, а после ее за плечи поймал Леуди.
«Пойдем открывать этажи» – вздохнул он в сторону мамы. – «Теперь ты поняла?»
«Она все равно должна была сказать о том что видела его!»
Не смотря на то что у Луизы на этот счет были подобные мысли у нее все закипело от возмущения. Как оказалось не у нее одной.
«Ты забыла что она с нами не разговаривала?» - довольно холодно спросил маму Леуди.
Мама всхлипнула.
«А по-моему мы должны ей быть благодарны!» - веско заметил Мик. – «Без нее мы ни за что не догадались бы об этих тайниках в стенах. Как бы мы его тогда нашли? А что она за ним поехала? Только бы не насажала себе каких-нибудь заноз - она ведь босая».

29.
Чудеса все таки бывают, последние дни все больше убеждали в этом Питера. И наверное прав был Мик, стоит заслужить одно приключение и вскоре тебя посетит следующее. Новая тайная дверь обнаружилась на противоположной стене. Устроена она была так же, но лестница за ней вела вверх а не вниз. Там наверняка были новые катакомбы!
Не исследовать их срочно Питер конечно не мог. Едва дождался когда Луиза наконец покинула их половину.
И вот он уже идет по новым проходам, вернее - скачет то что его территория увеличилась вдвое переполняло его восторгом! Даже более чем вдвое. Сразу было видно что проходов и тайных комнат на этом ярусе было намного больше. Может такие тайные этажи есть во всем этом чудесном доме? Его просто переполняли мысли об этом – об этих проходах наверное не знала даже волшебница Славка.
Вот здорово будет показать их ей, увидеть ее удивление! Жалко только что сами по себе ходы выглядели такими же что и в нижних «катакомбах» - те же коридоры выложенные слабо светящемся камнем и пустые комнатки. Но все равно интересно, например есть ли тут «Пыльный лес и библиотека?
И тут его фонарик в одном из боковых ходов не нашел стены, Питер почувствовал что там большое помещение, и понял что на пороге очередного открытия.
Это была лестница! Круговая лестница сбегавшая по стенам шахты. Она пронизывала дом сверху до низу и без всякого сомнения с нее можно было попасть на такие же потайные этажи расположенные по всему дому! Даже на тех этажах которые были закрытыми! Питер даже вскрикнул от восторга. Его заперли в маленькой комнатке а он стал настоящим хозяином этого чудесного дома. Узнал о нем такое что не знало его семейство думавшее что он сидит в этом чулане. Его владения звали его ознакомится с ними.
И тут он заметил что ступеней на лестнице не было, вместо них был металлический скат очень гладкий он поблескивал полированным металлом в свете фонарика даже сквозь толстый слой пыли. Это было как сложная горка в парке развлечений, заодно совмещенная с комнатой страха, ведь на лестнице царила полутьма и заброшенность. Не думая больше Питер перешагнул через ограждение отделяющее скат он коридора, присел оттолкнулся ногами и поехал. Это было так здорово! Пыль покрывавшая скат собиралась у его ног горками и вовсе не тормозила его скольжение, отталкиваясь от стенок он проехал так где-то два этажа, после заметил очередной вход и захотел посмотреть что там, попробовал подрулить но проскочил мимо. Это показалось ему смешным и он решил что все равно попадет туда!
Оттолкнувшись ногами от стенки он подъехал к перилам и ухватился за них. Подтягиваясь стал двигаться вверх. Вот только делать это он смог только сидя – поверхность спуска было просто неимоверно скользкой, стоило чуть приподняться и он начинал соскальзывать. Будь пространство между спицами перил побольше он мог бы вставить туда ноги и подъем не составил бы ему труда, но туда входили только пальцы.
Это было совсем не смешно! Поднявшись только пол оборота он страшно устал, и рассердился – зачем было делать такие частые перила? Могли бы оставить возле них хоть небольшую полоску не полированного металла!
Наконец он почти добрался до замеченного им входа, его руки покраснели и болели на глаза наворачивались слезы. Оставалось еще совсем не много до того места с которого оттолкнувшись ногами он мог бы отправить себя в чернеющий проем когда его руки отказали. За какое-то мгновение он проехал весь тот подъем давшийся ему с таким трудом. А после и мимо еще одного проема! И еще ниже!
Он больше не отталкивался от стен ногами. Напротив он всячески пытался зацепиться, или хотя бы замедлить свой спуск. И только чудом смог остановится у следующего входа. Покинув больше не казавшийся ему забавным спуск мальчик вдруг понял что попал в настоящую ловушку! Почему он не подумал о том что по столь скользкой поверхности нелегко будет подняться вверх?! Нелегко? – Невозможно!
Теперь ситуация представлялась ему все более опасной. Вверх он подняться не мог, этаж на котором он оказался закрыт – выйти он не сможет! И никто не знает что он здесь! Питер зарыдал – и так одиноко жалко зазвучал его плач в равнодушном сумраке дома. О «катакомбах» знала девочка Славка, но она знала о других «катакомбах». А он даже забыл в комнате планшетку от компьютера и не мог поговорить с ее рисованным двойником.
Питер долго просидел у этого проклятого спуска не зная что делать. И с каждым мгновением ему становилось все страшнее - противно лезли в голову истории которые он слышал от Мика - о разных чудовищах появляющихся в пустых домах.
И тут он совсем неожиданно нашел путь к спасению! Этаж был закрыт - но ничто не мешало ему добраться до залы с лифтом, и тогда любой спускающейся вниз заметил бы его!
Ему конечно страшно попадет, но сейчас это его вовсе не пугало. Размазывая по щекам растворенную слезами пыль он вскочил и побежал во тьму прохода, и с разбега налетел на затвердевший перед ним воздух.
Перед ним был щит! Этажи закрывались не только от лифтовой, но и с этого спуска! Войти он смог по тому что был на открытом этаже а теперь не сможет даже покинуть этот спуск! Спуск о котором никто ничего не знает! Питер упал на пол и снова разрыдался, надежды у него больше не было.
Сколько он так просидел? Час? Десять минут? День? Часы он тоже оставил в комнате. Питеру казалось что очень долго, стояла полная тишина его всхлипы почти не нарушали ее, а после ему стало страшно даже всхлипывать, ему снова стало казаться что в этой тишине его может кто-то услышать. Сама эта тишина обладала способностью забирать его силы, у него их не осталось даже на слезы или движения. То и дело ему казалось что его кто-то окликал из темноты, сейчас он был бы рад даже самому ужасному чудовищу, но он знал что эти голоса только кажется ему. Потом стало еще страшнее, в его головы пришли мысли о смерти…. И это все продолжалось и продолжалось. Когда они заметят его отсутствие? Где будут его искать? Скажет ли им Славка про то что встречала его в ходах?
Крик раздавшийся в шахте, в первый момент показался ему одним из тех голосов призраков слышавшихся ему в полной тишине. Но тем не менее он заставил себя закричать в ответ. В тишине его голос показался Питеру незнакомым, чужим. и вскочил. Долго, изматывающе долго ответа не было, кто то в его голове беспощадно твердил ему что крик только почудился. Крик девочки Славки, той которой могла бы его спасти.
А после он услышал голос который не мог не узнать, оттуда с недостижимого для него верха его звала его мама!
Питер дернулся к скату, едва остановил себя чуть не выскочившего на предательский спуск, он закричал, разрыдался. Он так боялся что его не услышат! Но слезы не давали ему кричать вновь.
И вдруг уже полным чудом, в которое он и не отваживался поверить сверху по скату к нему приехала Славка! Он просто не поверил своим глазам увидев ее! Ловкая, сильная схватившись за бортик она без труда остановила себя у его проема, и вот она рядом с ним. Он так бросился на нее что чуть не вытолкнул обратно на скат. Слезы просто летели из его глаз наверное с десяток минут он не мог ничего делать кроме как рыдать и вжиматься лицом в ее белую рубашку.
«Какой-то ты не совсем умный, не находишь?» – спросила она его когда он немножко успокоился, впрочем не сердито. – «Планшетку надо было взять с собой, тогда бы ты разу смог связаться со мной и я бы тебя вытащила отсюда без всякого шума».
Питер был согласен – он был не просто не умный, он был полный дурак.
«Теперь они все знают, когда ты пропал мне пришлось им открыть секрет ходов. Из-за того что ты проболтался Мэфи они знают что я с тобой встречалась и подозревают меня неизвестно в чем. Наверное теперь они позаботятся чтобы мы больше не встретились, в живую не встречались, но я по прежнему есть у тебя в компьютере, если конечно ты не намерен разболтать и этот секрет».
Мальчик жарко затряс головой – это он никому не расскажет! Какой же он дурак! Предательница Мэфи все разболтала, а обещала что это только между ними! Но с другой стороны она наверное должна была сказать когда он пропал - и все равно он не доверит ей больше ни одного секрета!
«Они не знают что я волшебница, если узнают то у меня будут проблемы. Людям же обязательно нужно узнать как я это все делаю, кто я такая. Ну что, Леуди открыл этажи пошли выбираться из этого царства пыли. А то твоя мама вся на нервах».
Заплаканный Питер кивнул и ухватил ее за руку.
Но через несколько шагов они наткнулись на то самое поле.
«Так!» - сказала Славка – «Оказывается эта шахта имеет отдельную от этажной систему замков».
«Может Леуди еще не успел открыть этажи» – нерешительно спросил Питер.
«Успел» – задумчиво ответила Славка – «Я живу и в компьютере дома тоже».
«А ты не могла бы оттуда выключить это поле?» - придумал Питер.
«Могла бы» – вздохнула Славка – «Но все действия через центральный компьютер протоколируются».
«Ну записываются» - поправилась девочка увидев что Питер не понял незнакомого слова, связанного по его мнению с полицией. – «А мы с тобой ведь решили не афишировать мои возможности»
«Что же делать?» - растерянно спросил Питер кое как догадавшись что значило – «не афишировать».
«Ну можно было бы подождать пока нас найдет Леуди, ему хватило ума взять с собой модуль от компьютера и сейчас он запрашивает карту всех под этажей соединенных с этой шахтой. Но это долго! Он ведь даже не знает на каком этаже мы сидим. Мы можем миновать это поле но это будет еще один наш с тобой секрет - ты сможешь не выдать его?»
Питер решил честно ответить этой девочке говорившей с ним столь серьезно.
«Славка! Я не знаю… Я хочу хранить секреты, но порой о них почему то рассказываю. Мефи вот проговорился… Наверное я все еще маленький да?»
Славка широко улыбнулась.
«Неважно, бывает. Но ведь ты постараешься?»
«Постараюсь!» – горячо заверил ее Питер.
«Возьми меня за руку»
Питер взял и у него появилось странное ощущение слабых прикосновений по всему телу.
«Идем»
И они прошли сквозь поле, Питер почувствовал его сопротивление, но оно было не сильнее чем у тех загородок от сырости которые мама включала на балконе когда шел дождь. Это было еще одно чудо волшебницы Славки!
После того как они прошли сквозь поле странное ощущение у Питера пропало, но он не выпустил ее руки. Так и шел держась за эту теплую сухую ладонь по незнакомым пыльным коридорам сначала подэтажа, после закрытого этажа. Славка знала дорогу, конечно, если она жила и в центральном компьютере дома она должна была знать куда им идти, как она могла идти сейчас с ним и быть одновременно еще где-то? Наверное это особенное такое волшебство.
Вот уже показался лифтовой зал, его приключение подходило к концу.
Питер ухватил ее обеими руками и остановился. Ему так многое надо было сказать ей, но он не смог опять расплакался как младенец.
Неужели мама и другие не дадут им больше увидится?! Какое они имеют право не давать им дружить? Почему он не мог дружить с кем хотел?
Питеру было стыдно его слез, он боялся что Славка расхочет дружить с таким плаксой. Он посмотрел на нее и увидел что она прекрасно его понимает и не осуждает. Его не кто так хорошо не понимал как эта девочка!
«Даже если мы больше не увидимся…. Славка ты мой самый лучший друг!» – нашелся все таки сказать Питер. – «И еще – твоя одежда…»
Здесь в освященном помещение Питер увидел что в отличие от него Славка осталась все такой же чистой, не смотря на всю эту пыль даже на ее белой рубашке не прибавилось не одного темного пятнышка.
«Ой! А ведь верно! Ты молодец Питер! Ты меня тоже спас! Теперь осталось отыскать самое пыльное место!»

30.
Леуди стоял прикидывая с какого этажа надо начинать поиски его непутевого брата, схемы подэтажей у него были но вот на каком именно из них застрял Питер? Хорошо хоть ему хватило ума не уходить от шахты!
И тут лифт ожил, они вышли сами – Питер и Славка, ох и чистыми они были! Вначале Леуди хотел отвесить братцу подзатыльник, но Питер был такой маленький и несчастный что у него рука не поднялась. Да и выглядел он вполне осознавшим свои ошибки, а значит наказывать его было излишним.
«Иди давай, мама знаешь в восторге от твоих прогулок, у нее от страха за тебя совсем голова не работает».
Это Леуди сказал не только для брата, он хотел пояснить Славке что глупые подозрения в ее адрес были просто нервным срывом. Может все таки не так обидится. Хотя мама конечно сделала все возможное чтобы испортить с ней отношения окончательно.
Славка кажется не хотела идти с Питером, но он ухватил ее за руку и потянул. Этих двоих действительно что-то связывало – понял Леуди. Это было интересно – зачем Славке понадобилась эта дружба с малышом? Впрочем не хватало еще и ему начать искать заговор. Славка многое пережила, как Леуди читал, от этого люди или становятся злыми на всех, или наоборот - по настоящему добрыми. Славка была очень обидчивой но не похожа на злую. Вот ее и потянуло к простодушному малышу.
Он прошел с ними в гостиную куда спустились из ходов имени «Потерянного Питера» все искатели. Сначала было очень много эмоций, мама добралась до Питера, Леуди так и не понял чего ему досталось больше – подзатыльников или поцелуев.
«Славка! Где Славка?» - спохватилась наконец мама. Она хотела снова просить прощения перед девочкой, вернувшей ей сына. Перед той которую она так несправедливо обидела. Но Славки с ними уже не было, это Питера настроило на слезы. Во всей этой суете его расспросили о ходах -все было как и догадывался Леуди. Питер сам нашел вход в нижний подэтаж и стал «исследовать» его.
Там он повстречал Славку и боясь что ему попадет взял с нее обещание не говорить про него и про ходы. А потом нашел проход и в верхний подэтаж. А увидев там скат не удержался от желания прокатится.
«Луиза пожалуйста найди Славку. Скажи ей что мне очень стыдно от того что я ей наговорила, я просто голову потеряла от страха за этого негодника» – мама обнимала Питера.
Луиза сдержано кивнула, ей не нравилось то что случилось но обратно ничего не вернешь. И она видела что мама пытается через нее сбежать от тяжелого для нее разговора. Но ведь и Славке наверное нелегко говорить с мамой….
«И еще ты не могла какое-то время посидеть с Питером и Мефи, я больше не буду закрывать их. Посиди с ними пока я немножко не разберусь со всеми этими делами, прошу тебя».
Луизу и это предложение мамы не обрадовало, но и в нем было рациональный смысл. Придется ей ограничить на время свою свободу. Хмурая Луиза ушла искать Славку.

Так кончилось это приключение с Питером, удивительно что Питер сумел сохранить свои открытия в секрете, он или вырос, или что более вероятно они все о нем слишком забыли.
Леуди спросил Мика не хочет ли он продолжить обустройства тайника на первом этаже, но Мика заинтересовали «ходы Питера», он хотел сам там все осмотреть. Тоже порой такая кроха.
«Только ты там не куда не денься» – вздохнул Леуди.
Мика развеселило это напутствие
– «Ну в случае чего у нас есть Славка, я ей дорогу не переходил глядишь вытащит и меня тоже».
Сам Леуди подумал было переодеться и отдохнуть, тайник действительно мог подождать. Но посидев немного у себя понял что ему нечем заняться. В общем он вполне может пока обойтись и без Мика.
И действительно толку от него одного оказалось чуть ли не столько же чем от всей их команды вместе взятой. Все равно с одной тележкой нельзя было полноценно задействовать всех, конечно он работал медленнее и скоро стал уставать, но зато хорошо экономил на перерывах.
А про усталость - он был сейчас вовсе не прочь как следует физически устать. А то слишком много было мыслей в голове.
Единственное действительно тяжелое место было на первом, для тайника он нашел небольшой чуланчик недалеко от внешней стены, с весьма удобной системой стеллажей. Неприятным было что к чулану можно было пройти только по узкому полутемному коридору, тележка туда не проходила и в последнем этапе пути приходилось все таскать на себе.
В этом коридоре он и подвергся странному нападению. Это было когда он перевез где то половину того что собирался здесь оставить, устал и подумывал заканчивать, он возвращался из чулана к тележке когда вдруг к нему кто-то прижался сзади, теплый и дрожащий.
Леуди замер, испугаться он не успел, да и явно чем-то плохим это нападение ему не угрожало.
«Кто там?» - растерянно спросил он, тот кто прижался к нему молчал, Леуди слышал только сжатое неровное дыхание, этот кто-то сзади очень переживал.
Осторожно Леуди попробовал обернуться, но его крепко держали за рубашку и не давали увидеть себя.
Все это продолжалось с минуту после стоявший, а вернее стоявшая сзади исчезла так же внезапно как появилась. Видимо она юркнула в боковой ход. Наверное Леуди если сразу бросился бы за ней мог бы даже увидеть кто это. Но он не стал этого делать.
Настроение работать у Леуди пропало, не то чтобы ему было плохо от случившегося - странно.
Похоже кто-то испытывал к нему чувства. И не то чтобы для него был большой секрет – кто это был. Оставалось понять что ему теперь делать? Было бы наверное тяжело - если бы эти чувства не были бы взаимными, но она - если уж говорить на чистоту тоже ему очень нравилась. Сейчас наедине с собой он мог признаться в этом.
Вроде бы все хорошо, все наилучшим образом. Ну и что ему с этим делать? Как теперь быть? Поговорить с ней? Но он не знал что сказать…
В общем он так и не пошел ее искать, как было хотел сразу после случившегося. Дотаскал тележку и прошел к себе, в этот день он Тули не видел, и краем уха слышал что Луиза по какому-то вопросу не могла ее найти.
Они увиделись на следующий день, после обеда мама позвала его отладить комбайн на кухне для их маленького повара, Тули была там. То что его подозрения были верны он понял с первого взгляда на нее. Увидев его Тули стала какого-то просто свекольного цвета, и не могла поднять на него глаз, а спустя минуту вообще сбежала. Маму это все очень встревожило.
А Леуди не понравилось что мама начала что-то подозревать. Вообще Леуди считал свою маму человеком корректным, до этой поездки. Она находила способ решать спорные вопросы своих детей достаточно демократично. Но после этих злоключений со Славкой Леуди вынужден был пересмотреть свое к ней отношение, и теперь откровенно боялся как бы от нее не пострадала еще и Тули.
Впрочем Славка то кажется на этот раз обиделась значительно меньше. Луиза сосланная мамой в детскую забирала Славку туда с собой. По сведениям Луизы спина у Славки практически зажила. Она подтвердила Леуди что Питер от этой девочки в восторге. Да и с Мефи она быстро подружилась.
Луиза делилась с ним.
«Ле - она с ними так здорово общается, на правах взаимного уважения друг друга. В этом у нее есть чему поучится, она вовсе не командует ими, но при этом и не дает им увлекаться и выходить за рамки. Знаешь по моему она лучше мамы с ними управляется. Сразу разобралась что кому из них интересно. Теперь эти двое просто не могут поделить ее между собой. Я долго думала как она после такой жизни может их так здорово их понимать?»
«Что-нибудь придумала?»
«У меня есть версия – она на самом деле нянька. Ну ее готовили к этому, и еще психолог я это поняла раньше общаясь с ней она очень тонко знает как себя с кем держать. Сначала если честно она мне показалось вообще ангелом во плоти, но теперь я думаю что Славка вовсе не так проста – думаешь она в страшной обиде на нашу маму? Я пыталась с ней поговорить о ней, рассказать что так как сейчас она раньше себя не вела, какая мама была раньше. Ну и что я думаю о причинах ее выпадов в сторону Славки. Знаешь, она ничего существенного мне не ответила, но мне кажется что на самом деле не какой обиды у нее нет. Она просто избрала себе такую линию поведения с мамой, и придерживается ее как политик».
Это было интересно.
«Ну а про меня вы не говорили?» – нерешительно спросил Леуди – «Я еще нахожусь в списке запрещенных к общению?»
Луиза хихикнула.
«Мне как-то неудобно тебе об этом, вот маме про ее мнение о тебе я могу рассказать, а так я буду слабым звеном в цепочке информации индивидуального применения».
Вот кто, кто, а Лу росла настоящей интриганкой.
«А ты попробуй с ней поговорить, все сам и узнаешь. С Миком они общий язык сразу нашли» – посоветовала она ему.

Мама боялась того что Славка общалась с ее младшими детьми, все понимала, не пробовала вмешиваться и все равно боялась.
«Леуди пойми я вовсе не хочу сказать что эта девочка плохая! За то что она пережила ей может простится все что угодно. Но она вовсе не так проста как кажется, как хочет казаться»
Хотела ли Славка казаться простой? Нет. Но он понимал что хотела сказать мама, Славка производила впечатление очень умного человека. А умному человеку, не спешащему выкладывать что там у него на уме сложно доверять.
Что успокоило Леуди так это то что Тули мама не трогала совсем, взяла в оборот самого Леуди.
«Что такое ты сделал с Тули?»
Что он сделал с Тули? Что Тули с ним сделала?!
А вернее наверное так просто получилось….
«Я ей нравлюсь ма» – заставил себя все таки сказать Леуди.
Ма вздохнула, увы возраст Леуди со всеми его преимуществами имел и такие вот минусы. Ситуация складывалась дивно сложной.
«Ты уверен в том что это ты ей нравишься?»
Разговор затрагивал очень тонкую область, Леуди немножко обиделся.
«Ну да… В общем она мне тоже нравится. Но я по крайней мере к ней обниматься не лезу».
Ма вздрогнула посмотрела на него очень осторожно. Ну только еще не хватало чтобы у нее завелись еще и эти подозрения!
«Поймала момент когда я был один, и прижалась со спины, так что бы я не видел кто. После убежала» – вынужден был рассказать смущенный Леуди во избежание худших подозрений.
«А ты ей не как не показывал, что она тебе нравится? Понимаешь если она это знает возможно она подумала что обязана тебе уступить» – высказала свое самое неприятное предположение мама.
«И тайно обнять меня в темном коридоре первого этажа?»
«Ну… возможно это все на что она смогла решиться. Не обижай ее ладно».
Предположение мамы оказалось удивительно неприятным, самое что в нем было неприятного что это действительно могло оказаться так. Это было похоже на правду. Что могла думать про него Тули? После всех этих их контактов начиная от подхватывания ее на кухне, внимания к ней, попыток как то ей помочь? Не решила ли она что должна отдаться ему?
В общем Леуди так измучился этими предположениями что вечером решился отыскать ее и поговорить с ней на чистоту. Он подгадал ко времени когда у девочек кончался ужин и спустился на их этаж. Тули опять не было!
«Хокса скажи пожалуйста где Тули?» - остановил Леуди Хоксу.
Та порозовела растерялась и не знала куда девать глаза.
«Я… я не знаю» - не сразу протянула она, виноватая прекрасно понимая что то что это неправда у нее на лице написано.
Сразу появилась Эка и играя из себя маленькую глупую девочку стала лезть к своей подруге оказавшись между ними, Леуди поймал на себе ее тревожный взгляд.
Не хотят говорить – в отчаяние понял Леуди – сами не хотят или это она их попросила?
Девочки быстренько упорхнули к себе поглядывая на него виновато.
Все кроме Славки, Славка не спешила уходить.
«Ты мне тоже не скажешь?» – спросил ее Леуди, забыв что она с ним не разговаривает.
И случилась чудо – она ему ответила.
«Я могу тебе сказать если ты этого действительно хочешь. Но Тули может перенервничать, ты ее очень волнуешь»
Славка была серьезной, может быть именно она могла дать ему ответ на мучающие его вопросы.
«Славка скажи – что она думает? Ну ты как видишь, она переживает из-за того что мне нравится? Или она тоже что-то ко мне чувствует?»
Славкины глаза повеселели.
«Ну тогда все в порядке. Вообще то она не знает что она тебе нравится – думает что только ты ей».
У Леуди вырвался вздох облегчения, он почувствовал что мир прекрасен и все вокруг тоже.
«Она в соседней со столовой комнате, возможно в чулане. Увидела что ты идешь и спряталась, боится что ты на нее сердишься» - снисходительно объяснила ему Славка.
Хорошо подросткам вроде Славки, им все эти «высокие чувства» кажутся забавными, Леуди тоже казались, до той поры пока однажды они не застали его врасплох и принесли не шуточные страдания. В прочем эта история была в прошлом…
Леуди долго решался но все таки зашел в столовую. И остановился у двери в ту самую комнату не решаясь войти. Да и нужно ли ему туда входить? Туда где от него прячется Тули…. Что он ей cкажет?…
Видимо он стоял очень тихо, дверь скрипнула и отошла, за ней была Тули, девушка увидев его задушено пискнула и исчезла. Леуди вошел за ней в комнату.
Тули стояла в углу носом к стенке и закрывала лицо руками. А Леуди все не как не мог найти что ей сказать.
«Вы очень сердитесь?» – услышал он шепот.
«Да на что тут сердится?» – возмутился он. – «И вовсе я не сержусь…»
И опять слова выскочили у него из головы, такая глупость. Что-то переполняло его, ему одновременно было необыкновенно хорошо и хотелось срочно убежать куда-нибудь. Видимо он выглядел ужасно глупо, хорошо хоть она на него не смотрела.
Тули заставила себя обернутся, лицо у нее там где его не закрывали руки было совсем красное. Чувства просто колотили ее, но она все-таки стала говорить.
«Господин Леуди…. Простите….» – она говорило то шепотом, то вскрикивая совсем детским голоском – «Я не сдержалась! Ой! Вы мне очень… очень… нравитесь. ОЙ! Ой! Ой!»
Леуди просто не мог смотреть на то как она страдает.
«Тули не бойся, ты мне тоже очень нравишься… Ох!»
Он сказал это неожиданно для себя, вдруг ему удалось это сказать и вмиг его лицо оказалось в очень жарком состоянии.
Тули зажимала свой рот, она была еще гораздо краснее хотя Леуди казалось что краснее и быть никто не может. Это правда? – умоляюще спрашивали ее глаза.
«Это правда» – заставил себя подтвердить Леуди.
На какой-то миг ее глаза засветились счастьем от которого успело растаять половина смущения Леуди, после этот свет в них погас она побледнела.
«Что? Что случилось Тули?»
Она молчала и не поднимала глаз от пола.
«Ты об этой ерунде что ли? Ну всякой там принадлежности, статусам, да? Я их в гробу видел! Понимаешь? Все! Их время прошло! Ты разве не видишь что происходит вокруг?! Мы с тобой во всем равны! Или… или я на самом деле вовсе и не нравлюсь?…»
Он замолчал боясь ответа и чувствовал смотря в пол что она глядит на него.
«Нравитесь!» - вскрикнула девушка и бросилась бежать. Что-то внутри него подсказала ему что если он ее сейчас не остановит она убежит из дома – навсегда, и он ее больше никогда не увидит. В отчаяние он одним прыжком догнал ее и остановил обняв за плечи рукой он чувствовал ее горячий подбородок прижимающий его руку к шее. Он боялся что она будет вырываться но Тули сразу обмякла, и бессильно опустилась на пол вместе с ним, и замерла.
«Не убегай!» – жалко попросил Леуди не в силах держать ее дальше, и не могущий отпустить.
Тули ничего говорить не могла, только взяла обнимающие ее руки в свои, невесомо как-то.
«Если ты уйдешь отсюда, из дома, я пойду за тобою! Куда бы ты не пошла!» – решил Леуди.
Тули всхлипнула.
Леуди в этом всхлипе почудилась такое отчаяние и обреченность.
«Не убегай!» – взмолился он. – «Ну пожалуйста! Прошу тебя! Ну что мне сделать что бы ты осталась?»
«Я не убегу» – расслышал он сказанное кажется одним дыханием,
Тули обернулась и рывком вжалась ему в грудь лицом.
Они долго сидели так, и Леуди чувствовал что больше ничего на свете ему не надо, он бы наверно и дальше не двигался но отсидел себе ноги, в углу были сложены лежанки.
Не разжимая рук он привстал и потянул ее туда, опять опасаясь быть неправильно понятым. Тули теперь кажется сама не хотела отходить от него. Он сел на лежанки поглубже, откинулся так что одна из них оказалась у него за спиной и посадил девушку себе на колени, Тули легла ему щекой на плечо, такое спокойствие снизошло на Леуди, он чувствовал его внутри себя и боялся разрушить неосторожным движением, вздохом. Тули плакала он слышал ее тихие всхлипы, его рубашка промокла, но он чувствовал что она плачет не от того что ей плохо. Он не знал сколько они так сидели, времени больше не существовало. После Тули успокоилась, но все равно лежала на нем щекой, и наконец он понял что она уснула. Он не двигался охраняя ее сон, а после и сам уснул.
запись создана: 26.08.2012 в 11:56

20:22 

21.
Утром Ирма первым делом отыскала Тули. Но оказалось та уже узнала про больную спину Славки и девушка собиралась сама просить для нее несколько дней отдыха.
«Она сама попросила об этом?» – Ирме одновременно и хотелось и не хотелось этого. Хотелось по тому что это говорило бы что Славка наконец хочет ее о чем то попросить. И не хотела потому что боялась что это случилось из-за того что девочка почувствовала себя плохо.
Из реакции Тули Ирма поняла что не о чем Славка не просила и вздохнула.
«Тули, пусть она отдыхает пока не затянутся все ее раны на спине, пока там у нее все надежно не затянется кожей. Найди ей какое-нибудь занятие без напряжения, и пусть побольше отдыхает. Если ты заметишь, что ее состояние ухудшилось – немедленно сообщи мне об этом. Сама она ничего не скажет, не попросит, и не будет жаловаться» - печально сказала Ирма Тули.
Девушка смотрела на нее виновато, она была с ней согласна и считала что такое поведение Славки неправильно. А как уже поняла Ирма любые ошибки своих подопечных Тули воспринимала как свою вину.
Завтракали они раздельно, Ирма с младшими в зале с фонтаном, старшие в гостиной. Огори еще не знала что она приобрела двух маленьких почитателей, Питер и Мефи были в восторге от ее готовки, как впрочем и от ловкого маленького официанта Рути.
После завтрака к ней зашел Мик, по его виду Ирма поняла что его привело к ней нечто серьезное.
«Что случилось молодой человек?»
Он улыбнулся своей коронной улыбкой.
«Ну сначала я пожалуй кое в чем сознаюсь»
«Ты проник в сеть!» – с ходу поняла Ирма, в раз уставая от предчувствия тяжелого разговора. – «Значит на лайнере тебе не хватило?»
«Это не то что ты думаешь мам! Совсем не то. Я проник в сеть но вовсе не для этого. Просто надоело сидеть ничего не зная о происходящем, папа или не связывается с тобой или ты нам ничего не рассказываешь. А я не вампир какой-нибудь смотреть на их способы развлечений!»
«И что же ты узнал?» – показывая ему что о сети они еще поговорят спросила Ирма.
Глаза Мика потемнели.
«Мам на планете начинается бунт. Кто-то взорвал казармы золотой гвардии и военную базу с карательным легионом. Взбунтовались сразу все нищие районы - бедняки, наемные работники и рабы. К ним примкнуло множество воинов из какой-то наемной армии Таутни-Раншан. Правительственные каналы постоянно говорят о победах объеденных сил полиции, Куди, и оставшихся военных, но я думаю что это пропаганда»
А она то думала что хуже уже быть не может! Ну почему восстание которых не было более ста лет начинается именно тогда когда она прилетела сюда на день с детьми?!
Ирма молчала, когда она только узнала что им не удастся улететь ей в голову приходили самые разные варианты того что может здесь случится. Но происходящее превосходило ее самые дурные ожидания.
«И еще – говорят что они в первую очередь захватывают космические корабли, видимо в надежде выбраться отсюда, а у нас рядом космопорт».
«Ну что же это такое!» - не выдержав вскрикнула Ирма. – «Ладно. Позови Леуди и Луизу, и еще Тули. Я пока попробую еще раз связаться с вашим отцом».
Связаться с Арденом не удалось и что еще более встревожило Ирму не потому что он был занят, канал связи на «Тватуо» был заблокирован.
Пройдя в гостиную она сказала об этом собравшимся там ребятам.
«Похоже наши неприятности далеко не закончились» - вздохнула она не находя слов для того чтобы им рассказать о случившемся.
«Мик мне все сказал» - сказал ей Леуди. – «Это я его отправил к тебе».
«А мне и Тули значит ничего знать не надо?!» - закипела с ходу Луиза.
Тули вздрогнула испугано глядя на них, она неожиданно поняла что на этом совете она не для того чтобы услышать распоряжения. А на равных с хозяевами! И не только для Луизы, только что поставившей ее имя рядом со своим, но и для госпожи Ирмы!
«В общем на планете началось восстание» – за маму сказал Мик.
У Луизы округлился рот, Тули стремительно побледнела.
«Ну и хорошо. Почему это плохо? Все рабы станут свободными, кончится эта гадость которая здесь происходит» – сказала Луиза неуверенно.
Ирма вздохнула этому непониманию.
«Я знаю что это война! Но ведь она правильная! Будет конечно тяжело, стрельба и все такое, но кончится то все хорошо!» – заспешила сказать свое мнение девочка.
«У них нет ни одного шанса» – вздохнула Ирма – «Вокруг желтая зона, двенадцать тысяч планет полного заселения, не знаю сколько еще малых миров, колоний, станций. Их неминуемо уничтожат, и сделано это будет по традициям желтой зоны - с неимоверной жестокостью. Возможно у них был бы небольшой шанс как-то бежать за пределы желтой зоны, но я не знаю о чем они думают - на орбите «Тватуо», выход в космос для них подобен самоубийству. И наверное скоро он начнет расстреливать с орбиты бедные районы, и то что попало к восставшим под контроль».
Тули было ужасно страшно, и не только от того что случился бунт, - до этого она считала что ее господа слишком добрые, недопустимо добрые с ними. Но вот минуту назад дочка госпожи сказала то что было преступлением, и ее не кто не остановил! Не госпожа Ирма, не господин Леуди. Страшно подумать но они были за восставших!
«Сэн прошу выслушайте меня! Это не восстание! Это черный бунт!» – заставила она себя сказать им.
«Черный бунт?» - переспросил Леуди – «А что это означает?»
«Они не будут бежать, не будут освобождать других, только уничтожать все, и убивать всех господ и особенно аэфиквесов и куди. А еще постараются получить все удовольствия которые успеют пока их не уничтожат».
Тули трясло.
«Поверьте Луиза ден ги мы все в большой опасности! Я и девочки тоже, мы не способны принимать участие в «черном бунте», поэтому в нас сначала поиграют немножко, а после убьют».
Ирма не сдержала стон, Луиза побледнела - такие страшные вещи на которые намекала Тули обычно скрывали от нее, и вот они начали происходить на самом деле, это было как в страшном сне.
«Тули скажи обо всем девочкам» - попросила Ирма. – «Леуди надо закрыть входную дверь на полную. И еще пусть кто-нибудь наблюдает за окрестностями с крыши. Мик я разблокирую главный канал, но….»
«Мам не ужели ты думаешь я способен сейчас смотреть всякую ерунду?» - возмутился мальчик.
«Хорошо, прости».
«Можно Юлаги будет мне помогать?»
«Юлаги?»
«Она интересуется техникой и компьютерами, но здесь Алуонти это строго запрещено и она боится»
«Скажи ей что бы она ничего не боялась. Я еще попробую связаться с Арденом. Канал на корабль заблокирован, не знаю что это может значить».
22.
Питер не очень понимал почему все так огорчены тем что остались здесь, например ему тут сразу понравилось! Здешнее солнце – очень яркое и не поймешь какое, вроде белое а иногда светило синим. И пустыня которую он видел при посадке ему тоже понравилась - такого интересного цвета! Он был не прочь погулять там. Увы они почему-то сразу спрятались в машину даже без окон.
Но еще замечательнее оказался огромный дом дяди Ардена. Хотя сначала, когда он увидел его снаружи, он показался Питеру скучным и мрачным. Но только до того момента когда он увидел что на четвертом этаже в доме находится лесная лужайка – как настоящая. А высокие потолки в коридорах словно усажены светлячками. Дом был очень интересен, даже загадочен, каждый шкаф, стол, кресло, таило в себе свои секреты.
И как назло Питеру опять не довелось изучить их! Из комнаты в которую поселилась мама вел проход в небольшую круглую залу с фонтаном бьющем в черной каменной чаше. В этой же зале были двери в две другие комнаты поменьше. Одна из них была отдана Мефи другая ему. Из зала в дом можно было пройти только через мамину комнату. И она их не выпускала не смотря не на какое давление! Это было возмутительно! Он с сестрой словно попали в тюрьму, когда трое старших могли беспрепятственно ходить по дому!
Правда не в одной тюрьме нельзя было найти такой замечательный конструктор. Его оставил Питеру дядя Арден. Он состоял из различных пластинок кубиков и других элементов крепящихся друг к другу по разному, были там и прозрачные, и подвижные части. Такой конструктор был любимой игрушкой у него дома, но тот что он нашел здесь был раз в пять больше! Имел разные другие элементы включая маленькие моторчики для приведения в движение механизмов. Загорающиеся фонарики на подобие фар и габаритных огней и даже генераторы и проекторы слабого поля. В общем Питер был слишком занят чтобы ругаться с мамой на счет ограничения его свобод. Мефи получившая в свое ведение кукольный домик тоже. Увы занятая своими глупыми куклами она не хотела играть с ним.
Еще в доме жили странные девочки - они ходили босиком и почему-то боялись маму. Он их видел когда только приехал в этот дом. Им например можно было сидеть на полу - а ему мама это всегда запрещала. Среди них была и его сверстница, он ожидал что мама познакомит их и они будут играть вместе, но этого так и не случилось. После того как он попал в заточение он видел только одну из них - девочку Рути, она приносила им еду и быстро уходила. Он спрашивал маму почему эта девочка не останется с ними есть или после поиграть, но мама сказал что Рути очень занята.
Еда которую она приносила была очень вкусной. А готовила ее подружка Рути Огори - а ему еще говорили что дети ничего не могут!
Пару раз к нему заходила Луиза и один раз сам Леуди.
У них был мужской разговор, в котором Леуди объяснил ему, что в доме очень давно никто не жил и теперь его нужно приводить в порядок, все заняты этим и поэтому Питер оказался взаперти. Он, Леуди, чинил лифт который чему сам Питер был свидетель качался в одном месте между этажами. Он сказал Питеру что взял бы его помощником но мама боится, потому что там высоко. Зато пообещал взять его помогать когда станет чинить машину в конюшне.
Не обязательно все это было правдой, но главное это не было чистой дискриминацией. Когда дедушка занимался ремонтом он тоже не пускал к себе Питера и Мефи.
А потом случилось чудо! Дом дяди Ардена был так полон тайнами что и в выделенной ему комнатке Питера ждало потрясающее открытие! У него укатилась под кровать круглая деталька, он полез ее доставать и случайно оперся об деревянную панель которыми здесь были закрыты все стены….
И тут ему стало не до конструктора! Панель не касалась вплотную стены, а была словно дверца шкафа закрытого на замок! Питер знал что это может значить! Перед ним был самый настоящий тайник!
Такой какой он видел в фильме про таинственную планету-замок. Теперь осталось найти способ его открыть. Он ощупал и обстучал панель сверху до низу, искал и по всей комнате - какой-нибудь тайный рычажок. Но нечего не находилось…. Разочарованный - он думал уже рассказать о тайной панели маме, когда совершено случайно открыл эту тайну. Каждую третью панель на стене украшал незамысловатый орнамент из каменных вставок. Невзрачных при свете и с красивым слабым свечением в темноте. Машинально он заметил, что один из элементов узора на панели сбоку от той которая была – «дверцей», несколько сдвинут. Рука сама потянулась поправить его на место. Каково же было удивление Питера когда камень действительно сдвинулся на секунду на положенное место а после снова вернулся в прежнее положение!
Питер подскочил к панели, но она все также не открывалась. И двигавшийся камень тоже занимал теперь свое положенное место. И тут Питера озарило! Он встал на то место на котором стоял. Камень незамедлительно отполз в сторону! Тогда он подвинул его одновременно толкая потайную панель, она без труда, бесшумно ушла в глубину.
За панелью был не тайник! Там была узкая щель с каменной лестницей ведущей вниз. В освещенный слабым каменным свечением полумрак. Повеяло запахом старой пыли и тайны.
Вот тут у Питера и возник вопрос - звать ли маму или пробовать исследовать открытие самому? Безусловно правильно было позвать маму, и нельзя сказать что Питер так не поступил бы при других обстоятельствах. Но сейчас был не тот случай, во первых это была самая настоящая тайна, самое настоящее приключение. Его брат Мик говорил что у простого человека такое может случиться только один раз в жизни, и если простой человек не пропустит его он может стать настоящим искателем приключений. А то и героем! Не ужели он упустит свой шанс?
Во вторых ему уже надоело сидеть взаперти. А если он скажет о ходе маме, они обследуют ход без него и закроют так что его будет ни как не открыть. И Питер получит только восторги его наблюдательностью. Останется сидеть здесь же рядом с найденным им ходом.
В общем, дело было решенное, он идет в ход!
Пока он думал панель стала на место, но это была не беда он уже знал как ее открыть вновь. Он достал из своих вещей свой походный фонарик, подумал не собраться ли ему как в поход, но решил что не стоит - предстоящее приключение было интереснее этих игр.
И вот панель ушла внутрь и он со сладким обмиранием шагнул в полную призрачного свечения щель. Приключения начались незамедлительно, и это было не самое приятное приключение. Едва он чуть отошел от входа панель взяла и встала на свое место!
И его поразила простая и ужасная мысль а сумеет ли он открыть ее отсюда?! Он рванулся назад, панель вошла в пазы точь-в-точь, не зазора не выемки, на стенах при свете фонарика не обнаружилась не каких подвижных частей. Даже тех которые могли стать подвижными – стены были ровные. Признаться он уже готов был зареветь когда заметил что пропустил самое простое, посередине панели была круглая большая ручка, стоило ему потянуть ее на себя и панель отошла. Питеру пришлось посидеть и придти в себя от пережитого испуга, он ведь уже представил себя заживо замурованным в каменной ловушке со скелетами попавшихся ранее искателей приключений.
Включив фонарик он пошел вниз по ступеням, светились полоски из камня на стенах, было очень пыльно. Хорошо хоть тут не водилось пауков и всяческих мокриц. Свет фонарика высветил высокий арочный потолок. Лестница была не длинной, спустившись где-то на середину от высоты комнаты она выходила в такой же узкий коридор идущий в две стороны.
Осторожный после случая с закрывающейся панелью Питер додумался пометить лестницу прикрепив между камней бывшую у него в кармане бумажку. Всего в нескольких шагах по коридору начинался другой спуск, осторожно мальчик спустился по нему и за такой же как и у него панелью услышал голос Мефи играющей в свои куклы.
Это было весело! Очень хотелось изобразить для нее приведение - вот перепугалась бы!
Но хорошо подумав он понял, поступи он так и такие как Леуди и Мик очень скоро сообразили бы в чем тут дело. До поры он должен был вести себя тихо. Пока не узнает все здешние тайны. «Катакомбы Питера» – как он решил называть открытое им место. Они наверное тянулись по всему этому этажу и имели выходы во множество разных комнат. И даже более – вскоре он нашел входы в залы в которые можно было попасть только отсюда. В них никто не бывал о чем свидетельствовал нетронутый слой тяжелой темно-серой пыли.
Коридор повернув привел Питера в зал в виде леса с древесными стволами. Очень похожими на настоящие. Полевые экраны которые должны были освещать этот зал и создавать иллюзию горизонта не горели. Разные растения посаженные в земляные полоски на полу высохли и от любого прикосновения обращались в пыль, было признаться жутковато. В этот лес выходил ручей - наверное из того зала у лифта У стены в воде ручья лежал подсвеченный с той стороны валун, и возле него крутилась стайка небольших рыбок. Яркие, они заплывали из залы «опушки» резвились в полутемной воде и уплывали обратно. В зал выходил еще коридор из него можно было подняться в несколько комнат на уровне пола его комнаты. Там находился небольшой бар и маленькая библиотека. Посмотреть стоящие там книги Питеру не удалось, стоило ему тронуть одну из них как просыпалось целое облако мелкой пыли заставившей его чихать несколько минут. Хорошо бы как-то раздобыть пылесос!
Было несколько комнат и на уровне «катакомб», без лестницы вверх. В отличие от помещений этажа они практически не имели отделки, в одной лежало множество прямоугольных железных коробок, довольны тяжелых. При всем желании он не смог открыть не одной из них.
Это было очень интересно! Но тут Питер вспомнил про обед. Что случилось если мама не нашла бы его в комнате? Благодаря бумажке он без труда нашел свою лестницу, так и есть за панелью его уже искали.
«Питер, ну все хватит! Куда ты делся в конце концов?!» – в голосе его мамы были уже нотки паники.
Она вышла кажется для того чтобы обыскивать комнату Мефи, Питер быстро скользнул к себе, с отчаянным нетерпением ожидая когда панель встанет на свое место.
А после он увидел самое ужасное, свою одежду…. Пыли на ней было столько что пытаться ее отряхивать не имело смысла. Так его и застала мама осматривающего себя. Странно, но это оказалось даже к лучшему, состояние его одежды так потрясло ее что она даже забыла узнать где он сумел так основательно вымазаться. С обедом пришлось подождать, с нотациями его препроводили в ванную.
За столом мама была чем-то очень озабоченна, и словно к чему-то прислушивалась, она так и не стала расспрашивать его где он был, а вот Мефи как обычно было больше всех надо.
23.
Вообще-то рабы не должны думать о том что из себя представляют их господа. Вернее должны, но ровно настолько чтобы быть им максимально полезными. Смысл жизни раба в удобстве его господина. Сама Тули не смогла бы сделать что-нибудь полезное, она произошла от дикарей и значит ее мыслительные способности были ограничены. Зато если она и вверенные под ее руководство девочки будут достаточно хорошо обслуживать своих господ то у тех будет больше возможностей сделать полезное для всего человечества. Так Тули не будучи сама способна к чему либо достойному могла все же принести пользу. В этом должен был состоять смысл ее жизни.
Тули внушали эти мысли с детства. Тогда когда ее шестилетней девочкой привезли с Каримаской Геры – мира где она родилась, частью дани ее народа. Думала ли она так? Безусловно думала, этот образ мысли, эта логика, помогали ей выбрать правильную линию поведения и избежать незавидной доли более строптивых и гордых. Но думала ли она только так? Тайно порой даже для себя у нее было еще одно мнение. Мнение о том что правильно быть добрым а не злым, мнение о том что если кто поступал хорошо с тобой то ты тоже должен хорошо поступать с ним. О том что ни какое превосходство в уме, не дает право мучить и убивать более слабых и глупых. Это были ее крамольные мысли. Они пугали Тули, она все делала чтобы ни кто из ее господ ничего не узнал о них, но она просто не могла так не думать.
Когда она жила на Католедоше в восточной провинции, довольно часто господа поступали с ними так как ей представлялось правильным. Там жили Енуледы, эта «чистая» народность была не очень почитаемая в желтой зоне. Их отличал спокойный нрав и хозяйственность. Может из-за своего не высокого статуса они более сносно обращались с рабами. Их не били просто ради развлечения, поощряли лучшей едой и отдыхом за хорошую работу, не наказывали слишком жестоко. Хорошим хозяином почитался тот чьи рабы здоровы и готовы работать в охотку.
В жизни девочки рабыни наступает возраст когда она меняется превращаясь в девушку. К этому возрасту если девочка не совсем дурна собой, не повреждена телом или психикой, ее почти всегда ждет перепродажа. Старые хозяева стремятся выгадать в цене продавая рабыню дороже чем она досталась им. Тули перепродали скупщикам, так она попала на Сароледелу.
Это было ужасно, мало того что ей грозило то страшное возможность чего увеличило ее цену, она еще попала в ужасный столичный мир! Тут жизнь раба не стоила ничего. Ударить и даже убить раба могли без всякого повода. Сколько всего она здесь увидела, и перенесла! Ошалевшую от страха, ее спас господин Арден. Ведь она так боялась, что ее прежние хозяева считали - что она совсем слабоумная, и убили бы ее, если бы на нее не нашелся покупатель.
Господин Арден вначале показался ей тоже очень страшным. Сквозь его сдержанные манеры, ровный голос казалось сквозил гордый холод. Она знала что такие люди бывают страшными в гневе и очень строгими к другим. Но не стал в нее играть - чего она боялась больше всего. Время шло и он не разу не ударил и даже не накричал на нее. Конечно Тули делала все возможное чтобы господин Арден был ей доволен. Но и у нее случались ошибки. Однако она так и не увидела его в гневе. Иногда он привозил в дом маленьких рабов, не поручал их Тули а сам заботился о них. И с ними он был удивительно добр. Тули подумала было что он перепродает их но вскоре узнала что ее хозяин не продал не одного раба. Он выкупал детей рабов и вывозил их туда где с ними будут добры. Так он объяснил ей.
Тогда кроме Тули в доме господина Ардена были рабыни Рути и Огори. Они были куплены сюда еще до нее. Как девочки пересказали ей Господин Арден шел по рынку когда Огори хотели высечь за то что она от страха не как не могла выполнить требования продавца. А Рути сама не в себе от страха просила бить ее а не ее единственную подругу с которой она волею судеб оказалась рядом на рынке. Он купил их обеих. Огори после того испуга еще долго не могла даже разговаривать. За то после оказалась просто удивительно хорошим поваром. Это было еще одним подтверждением правильности «мнения Тули». Господин Арден по доброму отнесся к несчастным девчонкам, тогда ему незачем ненужных, и его доброта была вознаграждена.
Хокса надорвалась, и ее просто выгнали под палящее солнце. Господин Арден на руках принес ее в дом. Эку господин купил из привоза и поставил присматривать за больной Хоксой, а когда та чуть поправилась их роли сменились.
Юлаги чуть не погубило ее любопытство, ее прошлый господин увидев что маленькая Алуонти следит как он управляется с поломавшимся вездеходом и ударил ее так что она потеряла сознание. Он хотел передать ее Куди. Господин Арден по словам самой Юлаги практически выкрал девочку у ее владельца.
Это по мнению Тули было уже не совсем правильно - хорошо быть добрым, но когда господин начинает рисковать спасая наказуемую за дело чужую рабыню это неверно. Господин был не просто добрым хозяином, он был добр до странности.
Но вот приехала семья господина и то что Тули находила удивительным в ее новом хозяине померкло перед тем что она увидела от них.
Они приехали как сказала Хокса на машине аэфиквесов. Из опыта жизни Тули следовало что следом за светлой полосой неминуемо идет темная полоса. Жизнь у господина Ардена была безусловно светлой полосой. Увидев машину высших она испугалась что наступает расплата.
Приехавшие господа явно не знали как им обращаться с рабами. Это вроде подтверждало что они были аэфиквесами. Если бы еще не одна странность - они не гнушались рабынь, не наняли надсмотрщиков и были просто недопустимо добрыми к Тули и девочкам. Не только старшие но даже госпожа Луиза. Это говорило о том что они не могли принадлежать к расе «чистейших». Против ее ожиданий оказалось семья их хозяина была еще добрее чем он сам, и их рабыням было страшно от этой противоестественности. С начала они еще надеялись что со временем господа узнают как с ними надо обходиться.
Это случилось в первый же день на кухне, господин Леуди застал ее задумавшуюся, и не дал упасть испуганной, это было уже само по себе неожиданно, а он еще стал объяснять ей что его не надо боятся, и что уже просто совсем ее добило – стал извиняться перед ней!
Именно тогда она вдруг почувствовала в себе нечто странное, того чего совсем не должно было быть – ей хотелось чтобы он еще раз ее поймал Чтобы он коснулся ее руки или просто поговорил с ней так по доброму как говорил тогда на кухне. Она знала что это такое, это был ее конец! Страшно даже представить что ее ждало если она не сможет скрыть своих предательских чувств. Она попробовала прятаться от него, посылая Рути чтобы они передавали распоряжения через нее, и что - он просто спрашивал у Рути где ее искать и шел с любыми вопросами к ней. И это волнение которое охватывало ее каждый раз когда он к ней подходил и не думало никуда пропадать! Когда он уходил ей хотелось плакать и в то же время было удивительно хорошо. В общем она попала в большую беду.
Дочка госпожи Ирмы, поймала Эку. Она боялась что Хокса может не выдержать и начать защищать свою маленькую подружку если ее станут обижать. Хотела отослать Хоксу подальше, оказалось зря боялась - Эку обижать не стали. Она правда вскоре прибежала жаловаться глупая, госпожа Луиза заставляла ее делать то что нельзя, лежать на мягком, есть сладкое. Тули объяснила ей - что нужно слушаться, это главнее всех запретов.
Господин Мик нашел Юлаги в ее мастерской. Он просто обязан был ее наказать, девочка занималась строго настрого запрещенным для ее народа - техникой. Мало того что ее уже один раз чуть не убили за интерес к этому. Она уломала Тули дать ей на это разрешение, Тули вынуждена была разрешить - другие то в технике вообще ничего не понимали. Теперь Тули очень жалела что так подставила девчонку. Но оказалось запрещение действующее во всей желтой зоне для их господ ничего не значило….
Вечером Юлаги не выдержала и тайно рассказала ей что господин Мик сказал преступление – он сказал ей что хотел бы чтобы Алуонти победили желтых. Она запретила ей кому либо еще говорить об этом. И долго думала - откуда же прилетели ее господа? Они не только покрывали их преступления, они сами говорили то что могло очень заинтересовать Куди. И это при том что господин Арден был офицером этого чудовища «Тватуо». Прозванного в ее народе за чудовищные преступления - «Экзекутором», также как один древний корабль древних называемый также «Судьей».
И вот теперь когда начался «черный бунт» их господа были едва не заодно с восставшими! Это грозило уже всем их рабам оказаться у куди, но дело было даже не в этом – они просто совсем ничего не знали, ничего не понимали в этой жизни.
После разговора о бунте госпожа Ирма оставила ее для продолжения разговора. И наконец кое что разъяснила из вопросов бывших у Тули.
«Тули, ситуация очень сильно меняется. Как ты наверное уже догадалась мы прилетели сюда из другого мира. От народа такого же, как твой родной народ. У нас не бывает рабов, и вы тоже вскоре перестанете ими быть – я и мой муж приложим к этому все силы. Но тут начинается этот бунт поэтому я хочу говорить с тобой не как госпожа, а как один из двух взрослых людей в окружение одиннадцати детей. Я хочу чтобы ни с кем из них ничего не случилось, и с тобой тоже, надо все хорошо продумать что мы можем для этого сделать. Будешь мне помогать в этом?»
Тули страшно растерялась от такого обращения к ей. Что ей оставалась как не согласится?
Успокоившись и подумав Тули поняла одно, что рабыня она или нет, но она теперь должна сама обо всем думать. И за господ тоже, ей дикарке это было так странно. Впрочем будучи маленькой она слышала от старших рабов что при бедствиях все спасаются вместе и рабы и господа. Тогда маленькой и глупой, еще надеявшейся на то что ей как-нибудь удастся подружиться с ее господами ей даже хотелось тогда чтобы что-то такое случилось. И вот значит дождалась, и что ей теперь делать? Она просто не могла решиться начать думать что следует делать ее господам. В общем она прибывала в полной растерянности.
24.
Теперь Эку посылали к Луизе каждое утро, и не то чтобы Эке это очень нравилось, Луиза видела что на самом деле Эка продолжает ее побаиваться. Она же очень хотела подружится с этой маленькой девочкой, заслужить ее доверие. Луиза без большого труда нашла ее слабости. Эке как ей не было страшно все равно очень нравились конфеты, бижутерия и еще когда Луиза делала ей прически или маникюр на маленьких, но уже несших следы работы ручках.
Но все равно и при этом ей было страшно, маленькая обманщица скрывала это, но когда Луиза ее отпускала улетала от нее словно ветер. Признаться Луизе это было обидно, тогда она взяла и проследила куда убегало это сокровище. И обнаружила Хоксу. После всех переживаний случившихся у Эки пока она была у странной госпожи которая так хитро узнала что девочке нравится и давала зачем-то ей это, ей нужно было подержатся за ее сильную надежную подругу, и после показать ей какую прическу ей сделали, дать припрятанную конфетку.
Хокса заметив Луизу виновато улыбнулась ей, она тоже думала что девочке лучше было быть с чудесно доброй госпожой чем с ней, но что можно было объяснить этой крохе?
Тогда Луиза взяла и увела к себе Хоксу. Самое смешное что это большая сильная девочка при более близком знакомстве оказалась еще более стеснительной чем Эка. И она так забавно хихикала, пыталась отнекиваться, ссылалась на то что большая, придумывала себе занятости. После смирилась, но ничего не могла поделать с находящей на нее скованностью, да еще от сладкого она млела не меньше чем Эка, не даром та ей конфетки приносила. Эка прибежала тоже, встревоженная не довела ли она своей непокладистостью любимую подругу до беды. Но увидев что Хоксу не обижают успокоилась и развеселилась смотря как Хокса смущается. А вечером сама прибежала к Луизе, посидела рядышком хихикая тихонько чему-то своему, и спросила две конфетки. Луиза поняла что не себе.
«Я Рути и Огори хочу дать» – призналась Эка.
Луиза наложила ей конфет сколько влезло ладошки, от такой щедрости Эка ткнулась ей лбом в руку, небыли бы руки заняты и обняла бы наверное.
«А зови их ко мне!»
«Ой! Огори занята на кухне, она готовит с госпожой Ирмой, Рута при них, но с утра я ее позову»
Про бунт было мало что известно, вернее по официальным каналам постоянно о нем говорили, все время шли сообщения преимущественно о победах. Но Мик сказал что этому не стоит доверять.
У желтых господ была целая наука изучавшая бунты рабов. По ним бунт состоял из трех этапов, начала восстания – наиболее опасный период когда бунтари действуют вместе и более всего агрессивны. Распространение – бунтари разделяются на группы и уходят из очага восстания на еще не опустошенные территории. Они все еще очень агрессивны, но уже помимо разрушений ищут удовольствий для себя. И затихание - когда силы восставших уже не обладают преимуществами единства, активные из их участников или устали или погибли а оставшиеся больше предаются грабежам чем борьбе.
Некий здешний профессор этого раздела социологии рабов, относимой у скотов живущих на Сароледеле к науке изучающей повадки животных, вещал о том – что, сложность этого бунта заключается в том что его очаги возникли одновременно по всей планете. Одновременно наблюдаются явления присущие всем трем этапам - кто-то крушит, кто-то воюет, а кто-то под это дело грабит. Этот хаос и то что в первую очередь восставшим неизвестным образом удалось уничтожить основные силы поддерживающие порядок объясняло почему бунт не был подавлен до сих пор.
Военные ссылались на недостаточность информации постоянное перемещение «стай» восставших, этим объясняя почему не производятся удары по бунтовщикам с орбиты. В общем все звучало так будто подавление восстания дело нескольких часов. Скоты Куди объявляли о наборе бригад по отстрелу «бешеного скота».
Часы шли, шли дни, а бунт не утихал. Мама не могла связаться с отцом, все понимали что застряли на Сароледеле куда как на большее время чем рассчитывали. Мик полазил своими хакерскими методами по закрытым каналам и выудил нечто еще более тревожное. Отрядов поддержки с соседней Цередены прибытие которых здесь ожидали все с нетерпением – не будет, по причине того что она сама просила помощи в подавлении бушующего там восстания. Мама словно постарела от этого известия. Луизе тоже стало страшно, похоже что они попали в нечто более объемное чем в случайный бунт. Куди с Цередены рекомендовали куди Сароледелы уничтожить шахты и фабрики как очаги «заражения».
Но в городе пока все было спокойно, на крыше стоял домик с центром управления системами дома, на нем девчонки устроили пост наблюдения. Там постоянно была или Тули или Хокса, а чаще всего Славка. Так как ей все равно не давали ничего другого делать. Луиза приходила к ней когда она дежурила там, чаще всего они просто сидели рядом и не о чем не говорили, Луиза угощала Славку конфетами. Теперь над многими домами вечером загорались разноцветные будто стеклянные кубы полей, это было красиво, а еще красивее была система полей космопорта издалека она напоминала полевую скульптуру состоявшую из светящихся кубиков всевозможных цветов. Луиза надеялась что Славке как-нибудь захочется посвистеть, Луиза все еще помнила ту мелодию, но у Славки видимо не было настроения, а попросить Луиза стеснялась.
Спина у девочки заживала, опали эти страшные отеки вокруг шрамов, те уже зарубцевались и не сочились в трещинах корки сукровицей. Лечила Славку в основном Луиза, пару раз посмотрела ее состояние мама, но Славка при ней намертво замолкала, и мама мучилась не зная что с этим можно сделать. При таких ранах и воспалении у человека обычно бывает жар и сильное недомогание. У Славки их не было, мама объяснила это Луизе тем что девочке наверное дали сильнодействующие тонизирующие и усилившие иммунитет лекарства, но рано или поздно действие этих лекарств должно было окончиться и у Славки должен был начаться тяжелый период болезни. Но как не странно этого так и не произошло. Это говорило о силе этих лекарств. Однако столь сильные лекарства сами по себе опасны. У Луизы было тайное задание следить за скрытной Славкой не станет ли ей плохо.
25
После того как он чуть не попался из-за пыли на одежде Питер стал гораздо осторожнее. В ходу за панелью он тщательно вычистил от пыли себе место. И сложил туда необходимое ему в исследованиях. Там был его походный костюм, и фонарик со сменой элементов питания, и веревка на всякий случай. Еще он брал с собой мелки чтобы не заблудится, и «Лист Арти» - маленький модуль компьютера. На нем Питер рисовал карту «за стенных катакомб Питера». С собой он носил в «катакомбы» часы и оказывался в комнате за долго до того как его звали к столу.
Питер попал в настоящее приключение! Вот только в этих недоступных комнатах и залах было очень тихо и что скрывать порой здорово страшно. Особенно если ему слышался откуда-нибудь шорох. Он конечно вдвойне чувствовал себя героем в одиночку исследуя их. Но было бы лучше если бы с ним был Леуди или хотя бы Мик. Успокаивало его то, что почти везде из этих мест можно было выбраться наружу в обитаемую часть дома через одну из панелей. То есть не смотря на все приключение он в любой миг мог оказаться среди своих. Ну разве что в дальнем коридоре не было таких выходов.
На этот раз он хотел зарисовать именно дальний коридор – там где были закрытые комнаты и библиотеку. Раньше из ближнего в дальний вел соединительный проход но теперь его перегораживала закрытая дверь. Туда можно было пройти дойдя до комнаты «Пыльного леса». Неудобно за то так его катакомбы казались намного больше. С фонариком в костюме он чувствовал себя настоящим исследователем, которому с его важной миссией было конечно не до страхов. Ну почти совсем не до страхов….
В дальний коридор он пришел бодро насвистывая. Сразу решил посмотреть что в конце коридора. Шел он без каких либо прослушиваний которые начинались потом. Когда он был в катакомбах достаточно долго И тем более неожиданным и ужасным был звук у него за спиной. Явственный звук рядом с ним а не какой-то сомнительный шорох!
Питеру захотелось заорать из-за всех сил! Но голос куда-то делся. Разыгравшееся воображение нарисовало ему подкрадывавшегося огромного паука с сиявшим золотым светом глазами. И его ноги тоже совсем не могли бежать! Да и куда бежать, он вдруг сообразил что единственное куда он мог попасть это закрытые пыльные жуткие комнаты. Он сам зашел в ловушку и единственный выход был отрезан, отсюда не было проходов в жилую часть! Услышь его крик мама или братья они даже не будут знать где он находится, как к нему попасть.
И тут он сделал нечто неожиданное для себя! Он резко обернулся и осветил коридор. Там действительно кто-то был! Сила вернулась его ногам и он чуть не бросился бежать, остановило его то что сзади был не паук а Луиза! Поборов себя он оглянулся еще раз, это был не паук, и не Луиза, это была девочка похожая на Луизу возрастом, с красивым тонких черт лицом и каштановыми волосами и еще она была босой как и другие девочки живущие в этом доме.
«Ты кто?!» - вскрикнул Питер.
«Я Славка» – улыбнулась ему девочка – «И тебе вовсе не зачем при виде меня так трястись»
«Я не трясусь!» – вскричал Питер возмущенно.
«Точно? А что же свет твоего фонарика светит сразу во все стороны? Это такой способ сразу все увидеть?».
Девчонка была похожа на его сестру еще и насмешливостью, но так бояться ее явно не стоило. Страх постепенно отпускал Питера, от этого его ноги ослабели и ему пришлось сесть на пол.
«Разве можно так подходить к человеку когда он один идет по темному коридору?! Знаешь как я мог испугаться?!» – возмутился он.
«Прости, но не я подходила к тебе. Ты сам прошел мимо меня и даже не заметил. Обидно же когда мимо тебя проходят как мимо пустого места»
Питер подумал, девчонка была даже и не очень насмешливая, просто у нее был такой голос, и он видел что она действительно не хотела подкрадываться к нему и пугать, наверное имело смысл с ней познакомится, ведь ее не было среди других в той зале-опушке где мама их представила жительницам дома.
«Я Питер. А ты из тех девочек которые живут в этом доме? Я не видел тебя когда мы приехали сюда».
«Меня привезли позже, ты сын госпожи Ирмы?»
Слово «госпожа» насторожила Питера с ним было связанно что-то нехорошее, но он не мог вспомнить что. Наверное здесь просто так принято называть взрослых людей.
«Ага, а ты теперь живешь с нами?»
Девочка Славка улыбнулась ему и кивнула, она была несомненно лучше его сестры Луизы. Та была совершенно не способна к серьезным разговорам, сразу начинала показывать ему что он маленький а она большая, сюсюкаться или насмехаться. Славка же вела себя совсем как равная подошла и села прямо на пол напротив него. Теперь он разглядел что на ней белая рубашка такая же которую надевала Луиза если было прохладно.
«Живу»
«А кто у тебя мама и папа?»
Девочка опять улыбнулась, но совсем немножко.
«У меня их нет» – это прозвучало так просто будто бы это было совсем обычным делом.
«Так не бывает!» – уверенно заявил ей Питер.
Она подняла на него темные глубокие глаза.
«Значит бывает»
«Они умерли?» - прошептал в испуге мальчик, он вдруг понял что она сказала ему правду. И враз ощутил что значит эта правда. Будто кто-то на миг открыл ему что вот его мама братья и сестры дедушка и бабушка и даже дядя Арден ушли раз и навсегда, и он их больше никогда не увидит. В этом заброшенном коридоре можно было поверить даже в такое. Но только на миг, больше он бы не вытерпел. А как же она?
«Их убили» – открыла ему новый ужас девочка – «Но это было очень давно, теперь я живу без них».
Она чуть пожала плечами и посмотрела будто сказала – мол, ничего страшного.
У него было много вопросов – кто убил ее родителей? Как она живет без них? Но наверное отвечать на все эти вопросы ей было бы тяжело. Один раз когда он стал расспрашивать одного мальчика о том как у него погиб папа ему здорово попало от мамы, и теперь он решил, что не должен ее об этом спрашивать.
«А вообще я волшебница» – открыла она ему – «У волшебниц наверное и не должно быть папы и мамы»
Наверное это была ее игра, Мефи тоже порой играла что она принцесса.
«И что ты умеешь?» – спросил он с интересом.
Мефи на такие вопросы отвечала всякую глупость, но Луиза принимавшая порой участие в играх Мефи придумывала разные интересные доказательства. Девочка была больше похожа на Луизу и значит тоже могла придумать что-нибудь интересное.
«Ну вот смотри, это у тебя компьютер?» - спросила Славка показывая на «Арти».
«Это такая штука, она связанна с компьютером который стоит в моей комнате, ну с игрушечным конечно, с ограниченными функциями» - стал объяснять он запинаясь на сложных словах, хорошо иметь брата - хакера.
«Это не важно» – остановила его Славка – «Сохрани что у тебя здесь есть важного и открой чистый лист»
Питер поспешно выполнил указания, он ожидал что она покажет ему какой-нибудь хакерский фокус вроде тех что в хорошем настроение мог показать Мик. Но она даже не стала касаться клавиатуры, положила руку на маленький экранный лист и почти сразу сняла.
Питер даже дышать забыл – он увидел настоящее волшебство, на экране на котором лежала пыльная рука девочки с по мальчишески коротко остриженными ногтями осталась нарисованная черным и золотым девчонка, задорная такая с двумя косичками над ушами в клетчатым трико похожем на трико шута.
Она не была очень прорисована но узкое большеглазое личико было узнаваемым.
У Питера не было слов, он сам видел, что она даже не касалась клавиатуры, да и не смогла бы она нарисовать такую девчонку всего за секунду. А эти обманщики взрослые говорили что волшебников не бывает!
«Это тоже я» – кивнула она ему на рисунок. – «Теперь я буду жить у тебя в компьютере»
Она и не думала обращать внимания на произведенный ей эффект и вдруг на глазах Питера случилось другое чудо – рисунок ожил, девочка с косичками потянулась будто просыпаясь от долгого сна, стала объемной посмотрела на Питера, поморщилась так будто только его заметила и помахала ему рукою.
«Я могу с тобой разговаривать даже если меня не будет рядом»
«А если ты будешь занята?» – шепотом спросил мальчик.
Ответ появился прямо в компьютере, он лишь совсем не давно научился читать и прочесть его смог не сразу.
«Вряд ли я буду занята настолько сильно чтобы не поговорить с тобой. Когда будешь у себя просто включи наушники они есть в колонках твоего компьютера, в коробочке над регулятором громкости. Но помни – нарисованная я это наша с тобой тайна! Ни кому о ней не говори!»
Негромко но настойчиво звякнул сигнал его часов, извещая о том что пора возвращаться к обеду. Это было так досадно!
«Мне пора идти меня скоро будут искать к столу» – печально сказал он ей. – «Ты никому не скажешь что я хожу сюда? Мне наверное нельзя сюда ходить».
«Мне и самой неизвестно можно ли мне ходить сюда, да еще и говорить с тобой. Давай так ты нечего не скажешь обо мне и моем волшебстве, а я не буду говорить о тебе и этих потайных ходах»
«Договорились!» – обрадовался Питер, и спросил с новым беспокойством – «А мы еще увидимся?»
«Конечно увидимся!» – заверила его волшебница Славка – «Только не проболтайся что видел меня. И я постоянно у тебя в компьютере, тогда когда его не может видеть никто кроме тебя!»
«А ты тоже не проболтайся!» – решился сказать ей Питер – «И почисти от пыли одежду, а то тебя будут спрашивать где ты была!»
Луиза бы например не потерпела от него ни каких замечаний и советов, но девочка Славка так просто с ним говорила.
Славка встала, она и не думала сердиться.
«Посвети-ка» - попросила она, и когда луч света упал на нее крутанулась на пятках.
Нигде даже на белой рубашке не было видно следов пыли.
«Что для настоящей волшебницы пыль?» - спросила она его, и упорхнула в темноту оставляя его стоять с открытым ртом.
За столом он едва не проболтался о всем маме, его тайна так и тянула его за язык, просто была больше его по размерам и лезла наружу из всех щелей. Хорошо что мама была занята мыслями о другом, и не заметила этого его внутреннего давления. Но сказать обо всем, это было бы окончанием всей тайны, всех чудес и приключений.
Из прочитанных ему сказок он знал что предупреждение о молчании произнесенное девочкой вовсе не простая угроза, везде всякие сказочные существа если о них начинали болтать исчезали раз и навсегда.
Мик может гордится своим младшим братом, он поймал свой шанс стать настоящим искателем приключений и не за что не упустит его теперь, интересно что его ожидает дальше, битва с драконами? Освобождение заколдованных земель?

26.
Ирма так и не смогла соединиться с «Тватуо», вначале она думала что это военные перекрыли внешнею связь чтобы усилить безопасность внутренних систем. Но Мик получивший добро на собственные изыскания откопал где-то что у военных общение с флагманом армады желтой зоны также крайне затрудненно. В царившем хаосе даже такая информация стала общедоступна. Леуди подал умную мысль что, возможно, это следствие «синего» нападения - хакеры повстанцев повредили структуры информационной сети чтобы затруднить корректировку огня «Тватуо» по поверхности. Только Ирме было представить что среди рабов, которым запрещено даже близко подходить к компьютерам нашлись хакеры столь высокого уровня чтобы поспорить с отделами информозащиты планеты и даже «Тватуо» у которого должен быть лучший «синий щит» во всей коалиции.
В то что были у рабов трудно поверить. Но организованность и силу восстания, которую теперь признавали и рабовладельцы, предполагала участия в нем и более образованных участников. И возможно перебежчиков с того же «Тватуо».
Наверняка Арден в свою очередь искал возможности связаться с ними, и если уж он не мог сделать этого, то у них на это шансов было немного.
Тем временем Мик нашел способ связаться с сообществом.
В момент кризиса на территории желтой зоны застряло не мало граждан сообщества, правительство не в силах помочь им эвакуироваться наладила информационные каналы на дальние диапазоны для контактов с ними.
В контактной зоне найденной Миком Ирму соединили с молоденькой девушкой. Явно из ближайшего социологического института. Призванной, на закрытия бреши, в традиционно не готовой к происходящему информационной службе правительства. Бедняжку уже задергали до полу механического состояния. Какое-то время Ирма не могла даже объяснить ей что от нее требуется. Дело сдвинулось только когда Ирма стала просто пошагово говорить что той надо делать.
Так она вышла на конечно присутствовавших в контактной зоне представителей движения. Это были ее старые знакомые с Карги. Как они все были счастливы ее видеть! Сказали что Тронтон готов был уже организовывать спасательную экспедицию чтобы вытаскивать их с Сароледелы.
То что Ирма узнала от них потрясало!
Нет, изначально тревога поднялась не из-за сложностей в отношениях желтой зоны и сообщества – детекторы массы засекли вхождение в сектор желтой зоны большой массы при том что объективные наблюдения ничего не показывали. Возникла версия о флоте «призраков», нацеленных на уничтожение военных кораблей и объектов коалиции. Была объявлена тревога четвертой степени. Кадарация показала что все известные корабли русских находятся на своих местах и нет следов подготовки ими вторжения.
А после на всей территории желтой зоны вспыхнули восстания, на данный момент они охватывали две трети территории желтой зоны постоянно вспыхивали на все новых и новых мирах. Золотая гвардия, Куди, да и военные желтой зоны оказались не подготовлены к столь масштабному выступлению, они уже полностью потеряли из под контроля часть территории. Это была революция!
По данным центра стратегических исследований шансов на сохранение власти желтых на всей их территории меньше половины. Надежда на силу военно-космического флота у рабовладельцев оказалась несостоятельной. Повстанцы применяли неизвестное «синее» оружие, парализующие все информационные системы кораблей военного назначения и станций. Корабли пытающиеся принять участия в подавлении восстания просто превращались в бесполезные куски идигитрия висящие в космосе. Отключались даже десантные боты с автономными системами исключая возможность десантирования флотских на планеты.
Желтые запросили помощи в подавлении «бунта» у сообщества. Командор флота смежной с желтой зоной области Асмон заявил – что, он во первых не рабовладелец, во вторых едва сдерживает свои войска от помощи восставшим. Желтые обвинили сообщество в предательстве, напомнили о оказанной ими военной поддержке при войне с Теронгами.
Асмон заявил что сожалеет о том что сообщество приняло эту помощь.
Все «Движение» ликовало, постепенно оживал первый план – «освободительных акций». Такое было возможно теперь при нейтральной позиции военных, а то даже и при их участие. Через границу по всей ее протяженности переправлялись добровольческие бригады в помощь восстанию.
К тревожным моментам относилось то что восставшие первыми колонии с коренным населением желтой зоны, уже контролирующие свои миры отказывались от любых контактов с сообществом.
До сих пор ничего неизвестно о загадочных «призраках» вошедших в желтую зону перед восстанием.
Капитаны нескольких военных кораблей сообщества вернувшихся из желтой зоны, в которой они служили в составе объединенной армады коалиции, доложили о том что корабли желтых в их армаде были атакованы неизвестными видами многофункциональных кибер-воинов, имевших характеристики штурмовика в состоянии полета и тяжелого танка в состоянии абордажного война. Они и инфицировали атакованные ими корабли парализовавшим их вирусом. Жуткое впечатление производило то что эти специалисты по дезактивации кораблей противника, по всякому стоившее бешеных денег после выполнения своей миссии само ликвидировались. К примеру армия сообщества имела на вооружение всего около двух тысяч кибер-воинов уступавших примененным неизвестным атакующим по всем параметрам.
Выслушав это все Ирма надолго закрылась у себя, ей нужно было многое обдумать. Восстание так радовавшее ее коллег сулило ей и ее семейству смертельную опасность. Надежды что их район минуют боевые действия охватившие Сароледелу не осталось. Она не знала что делать. Связь с Арденом теперь могла и не состояться. Да и что он мог сказать ей? Он, борец с рабовладельческим строем изнутри, там наверное и сам попал в очень не простую ситуацию.
С одной стороны ее радовало что происходящее все-таки не является тем ужасным самоубийственным «черным бунтом» о котором говорила Тули. Но сумеют ли они войти в контакт с руководителями восстания? Смогут ли доказать им что не являются их врагами –рабовладельцами?
Ей было страшно думать уже о том что скоро в этом городе начнется стрельба. Все мысли таяли под этим все затопляющим страхом и из глаз текли не замечаемые ей слезы. Плазменный выстрел штурмовой винтовки может прожечь этот дом насквозь с расстояния в пять километров. При боях в городах существует тактика стрельбы сквозь препятствия, существуют снаряды расчищающие проход через постройки для боевой техники. Наверху они будут в опасности от стрельбы, внизу их может похоронить под обломками рухнувшего дома. Об этом говорили и друзья из движения. Они рекомендовали подземелья. Но какие могут быть подземелья в пустыне? Кто их сделает под песком?
Она собрала на этот раз всех, разве что кроме Мефи и Питера. Пришла и ее головная боль - Славка. Спокойная устроилась в уголке. Ирма недавно пробовала сама поговорить с ней, объяснить то, что случилось в ванной было дикой случайностью, ошибкой, заставить себя говорить с ней стоило Ирме не малого труда. Девочка опять не как не отреагировала, даже лицом не изменилась. Единственное что Ирма узнала это то что ее кажется все же не ненавидели.
И теперь когда Ирма их собрала здесь одна Славка одна была совершенно спокойной, остальных тревожило почему Ирма решила их созвать. Девчонка же имела вид будто к ней ничего не имеет никакого отношения. Или будто ей все наперед известно. И снова Ирма почувствовала злость на нее. Но как и раньше Ирме не было в чем ее обвинить.
«Это не черный бунт» – обратилась она к Тули. – «Это настоящее восстание, подготовленное и организованное. Поднялась вся желтая зона. И это восстание по всему будет успешным, корабли рабовладельцев один за другим выходят из строя. Против них применен мощный системный вирус – ну в общем они сломаны. «Тватуо» молчит видимо по этой же причине. Рабовладельческому строю в этой галактике, и самой Желтой зоне приходит конец».
Все молчали, у Хоксы смешно открылся рот, глаза Юлаги стали просто бездонными какими-то, Огори конечно вновь испугалась и стала искать поддержки у Рути, а той было впервые совсем не до нее. Эка смотрела на всех широко распахнутыми глазами и явно ничего не понимала. Славка… она была видимо чем-то оглушена, у нее видимо была все-таки какая-то форма шока, Славка не как не отреагировала на это потрясшее всех событие. Ирме не удобно стало за ту злость которую испытывала она минуту назад к этой девочке.
«Ура!» – вырвалось у переполненного Мика – «Ура!»
Леуди и Луиза тоже сияли.
Юлаги посмотрела на подскакивавшего Мика, и не выдержав звонко рассмеялась, попыталась сдержатся закрываясь руками, но этот смех был больше ее и все равно выскакивал наружу. Мик подскочил к ней, взметнул на руках вверх и закружил по комнате не перестающую звенеть своим смехом.
Рути и Хокса все не как не могли переварить узнанное, Огори на которую ее подруга почему-то не обращала внимание, вконец разобиделась и разревелась. Ирма подошла к ней притянула за руки к себе, девочка сначала опять вся закостенела, но уже не надолго за последние дни она стала намного меньше боятся ее. Уткнулась мокрым лицом ей в рукав и замерла.
Подождав когда все немножко придут в себя от узнанного, Ирма решила продолжить.
«Это конечно хорошо. Но мы находимся на территории пока контролируемой рабовладельцами, а значит рано или поздно здесь начнутся бои. Помимо восставших как Мик понял из новостей на Сароледеле орудуют банды мародеров, часть восставших тоже видимо действует по принципам – «черного бунта». Праздновать и расслабляться рано».
Веселье стало утихать, в глазах девочек появилась такая знакомая ей тревога, в них ожил их опыт подсказывающий, что любые изменения, даже в хорошую сторону, грозят им в их положение новыми опасностями. Жизнь привила этим детям не свойственный их возрасту пессимизм. Ее дети настроены были более беззаботно. Впрочем Леуди кажется тоже был способен задумываться.
Не давая им и главное себе вконец запаниковать Ирма продолжила.
«Надо открыть первый этаж, узнать нет ли здесь подвала, а у него выходов вне дома. Надо разложить продукты в несколько разных мест, сделать запас воды и энергоносителей. Тули, девочки, если у кого будут какие идеи как нам лучше подготовится к надвигающейся опасности, пожалуйста не молчите. Мы должны сделать все возможное чтобы с нами ничего не случилось»
Как она и ожидала эта часть была для них проще и понятней. Тули сразу взяла командование на себя, Огори была отправлена на кухню. Ирма стала свидетелем как Хокса потихоньку передала Эку Луизе. Славку отправили на дежурство на крышу, остальные пошли переносить продукты из контейнеров. Мик взял на себя открытие первого этажа и его исследование на случай убежища. Леуди она послала в помощь девочкам.
«Посмотри пожалуйста чтобы они не перетрудились» – напутствовала она его – «И помоги выбрать места для запасников так чтобы мы смогли добраться до них в случае если дом обрушится»
Луиза осталась с Экой, Ирма подумала и поручила ей приглядывать за Питером и Мефи, самой ей предстояло проверить что еще они должны будут перенести из дома в более безопасное место.
запись создана: 24.08.2012 в 15:05

20:22 

16.
Арден как и обещал вышел на связь, сообщить он почти ничего не мог, ему поручили привести все орудия его сектора в боевую готовность. Но никакого обострения между Желтой Зоной и Сообществом не было. В подтверждение этому на Тватуо село два миноносца от сообщества, прибывших в поддержку. Тем не менее все частные и пассажирские корабли должны были не покидать портов. И на военном он их вывезти тоже не мог. Их перемещения строго регламентировались. Тревога имела статус диверсионной угрозы.
Собравшись с духом Ирма рассказала что у нее вышло со Славкой, Арден долго молчал.
«Неожиданный поворот событий. Я даже не думал что так может быть» – устало вздохнул он.
Ирме ответить было не чего.
«Ладно бывает, теперь она замолчала верно?»
«Да, намертво»
«Не предпринимай ничего, не приставай к ней со своими извинениями, и постарайся больше ее не обижать. Извини но больше я сейчас говорить не могу, будет свободное время свяжусь»

Ирма сидела у себя, просто боялась выходить из своей комнаты, боялась новой встречи со Славкой, она не знала что может сказать этой девочке, а сотворенное вчера ей представлялось все более ужасным и непоправимым. Но как правильно дал понять ей ее старший сын – она не может из-за всех этих ее переживаний оставить свои обязанности в отношение как своих детей так и этих девочек. И как ей напомнил Леуди она не додумалась вчера проверить как они тут устроены, что едят, где спят.
Первым делом она решила зайти на кухню. Дошла и остановилась у входа. В кухне была одна та самая пугливая Огори. И она готовила - это было даже красиво. Девочка двигалась между столами быстро и ловко, словно в каком-то танце. В ее руках будто живя собственной жизнью перемещались кастрюли, сковородки разной величины, мисочки. Профессионально отточенными мгновенными движениями что-то шинковалось, разделывалось, заправлялось одно в другое, направлялось в кухонный комбайн, или извлекалось оттуда в облаках ароматных паров. Когда в ее руках оказывался нож Ирме хотелось закрыть глаза. Она орудовала им с такой скоростью что Ирма боялась что сейчас она отсечет себе пальцы.
В общем правильнее всего было бы сейчас осторожно уйти не мешая этому маленькому профессионалу.
Но Ирма не успела, девочка в одном элементов своего сложного танца обернулась и увидела ее…. Дернулась стремительно бледнея, мисочка бывшая у нее в руках вырвалась и полетела на пол роняя разноцветные кубики овощей. Потеряно Огори посмотрела на сотворенное ей в испуге, ее лицо перекосилось в каком-то младенческом плаче, она бухнулась на коленки и разрыдалась. Ирме так хотелось подойти, обнять, как-то успокоить перепуганную девочку. Так ведь только сильнее испугается! Благодаря Леуди она знала что ей делать.
«Рути» – громко позвала она в сторону коридора.
Рути появилась с удивительной быстротой, будто ждала за углом. Глянула вопросительно на нее, с испугом на сидевшую на полу подругу.
«Побудь с нами» – попросила ее Ирма.
Видимо успокаивать Огори было для Рути настолько привычным делом что более у нее вопросов не возникло. Она подошла к рыдающей поварихи, дала ей вжаться лицом в свою руку, при всех своих профессиональных качествах Огори была только маленьким перепуганным ребенком.
Ирма подняла с полу злополучную миску, собрала рассыпавшиеся овощи, слыша как эти ее действия вызывают у Огори новые приступы отчаянного плача. Ну да ей же Ирме по нынешним нормам не положено было этим заниматься. Рути тоже смотрела на ее действия с испугом.
«Давай-ка я тебе помогу немножко, говори что тут у тебя срочного»
Говорить Огори не могла. Но после нескольких толчков и шепота в ухо от Рути, несчастная показала на кухонный комбайн, одна из ячеек которого сигналила о истечение указанного времени. Ирма достала оттуда кастрюльку с благоухающим травяным отваром. В него полагалось высыпать содержимое одной из мисок со стола с подготовленными смесями, и как дозналась Рути поставить в нужную ячейку указав время в двадцать минут. За делом Ирма поражалась насколько в хозяйстве Огори все было продуманным, прихваточки, досточки, ложечки разного назначения, имели каждое свое место и всегда оказывались под рукой.
К ужасу бедной Огори госпожа действительно выполняла то что добывала из нее Рути, сделав неимоверное усилие над собой она скрутила свой страх и заставила себя встать и попробовать вернутся к готовке, но руки ее плохо слушались она вновь чуть не уронила следующую миску, чуть было не схватила горячую сковороду незащищенной рукой. И все эти незадачи вызывали у нее новые потоки слез. Нож ей Ирма просто не дала, взявшись сама резать необходимое. Рути тоже стала помогать, без больших церемоний отбирая у Огори то что у нее не залаживалось.
Наконец все срочное подлежащие немедленному исполнению было осуществлено, Огори опять села перед Ирмой на коленки и низко уронила голову, на полу перед ней стали разбиваться прозрачные капли. Когда Ирма подошла к ней девочка что-то тихо говорила. Только из-за слез было ничего не понятно.
«… виновата» - расслышала из всей фразы Ирма, впрочем ей и так все было понятно.
Она присела рядом с безутешной Огори и не думая больше насколько правильно она поступает приобняла замершую девочку за плечи. Какие там планы у Ардена она не знает, но уедет отсюда только со всеми семью бедняжками, и не успокоится пока их не пристроит в хорошее место!
Сбоку она увидела как пухлая лапка мокрая от слез стала делать отчаянные ищущие движения. Подсела Рути и стараясь сама не попадаться Ирме на глаза сунула этой ручке свое запястье, та так в него вцепились так что у Рути пальцы побелели. Ирма гладила повинную голову, даже волосы кухонной девочки имели запах каких-то специй.
«Неужели ты думаешь я буду тебя ругать? Я ведь пришла для того чтобы поблагодарить тебя за то что ты готовишь для нас все так хорошо и изысканно как бывает только в дорогих ресторанах. Мои ребята не верили что то что Рути им приносила не куплено где-то за большие деньги уже готовым. Я и не думала что это вообще возможно чтобы такая маленькая девочка как ты, могла научиться так хорошо готовить»
Она еще говорила с ней, расхваливая ее способности, утешала ее, зная что сейчас было не столь важным что именно говорить этому испуганному поваренку, сколь говорить с ней по доброму ласково всячески показывая что боятся ей нечего. Постепенно зажим руки Рути ослабел, та бедная стала растирать свою кисть восстанавливая кровообращение. Огори опять расплакалась но не так безутешно а скорее с облегчением. В руках Ирмы она не смела и шевельнуться. Когда девочка чуть успокоилась Ирма отпустила ее. Огори вздохнула набрав в себя побольше воздуха, чуточку приподняла голову с заплаканными глазами полными невыносимой признательности. Опять повесила ее, уже не вздрагивая так сильно когда Ирма погладила ей затылок.
«Еще Огори я хотела тебя спросить - что вы сами кушаете?»
Девочка снова испугалась, спрятала глаза и зашептала что-то, Рути пригнулась к ней собираясь переводить сказанное Ирме, но видимо и сама не очень разобрала о чем там шла речь и стала отвечать сама.
«Она готовит нам каши, и иногда рагу из овощей, из тех которых много»
Ирма вздохнула – она так и думала. А эти две дурехи смотрели на нее с опасением что они слишком хорошо едят.
«Огори я хочу тебя попросить об одном одолжении, когда готовишь для нас, готовь больше, что бы хватило еще на семь порций. Может тебе кого-нибудь в помощь дать?».
Они все сразу поняли, у Рути приоткрылся рот, и в глазах у нее был просто свет какой-то, а Огори сильно побледнела.
«И у меня будет просьба ко всем вам девочки, кушайте что она будет вам готовить, ладно?» - она чувствовала что с этим будет не все так просто, и ей еще придется за ними проследить.
«Госпожа Ирма. Она всегда готовит больше, и оставшееся мы делим между собой» – вырвалось у Руты.
«Рута!!» - отчаянно вскрикнула Огори, пряча голову в руках от непоправимой беды и оседая на пол – ее подружка выдала их страшное преступление. Рути тоже спохватилась, перепугано смотря то на дрожащую Огори то на Ирму.
Ирма взяла бедного поваренка за дернувшиеся плечи, и стала ее успокаивать повторно.
«Ну что ты малыш, ты все делала правильно, только делай побольше чтобы всем всего хватало, и девочкам скажите, что это я так хочу, что бы вы все были сытые».
Огори вскоре заставила себя успокоится, глаз она теперь не поднимала. Ирма решила что уже достаточно ее пугать и теперь надо посмотреть где они спят.
Уходя она расслышала полный слез голос Огори с жалобной сердитостью выговаривавший своей защитнице.
«Болтушка! Болтушка!»
17.
Луиза с самого утра отчаянно хотела познакомится со Славкой. Но расспрашивать постоянно занятых девочек она стеснялась. Она и так рядом сними чувствовала себя страшной бездельницей и ей было неудобно. Она видела Славку когда старшие девчонки и ее братья носили эти мешки на кухню, та девочка которой не было вчера когда они приехали. И она ей сразу очень понравилась! Гордая прямая она явно была очень сильной личностью, такой которой хотела стать Луиза. Ну и признатся она не очень привыкла общаться с малыми народностями и чувствовала себя с ними не в своей тарелке. А новенькая была белой.
Наверное не так уж сильно ее избили - если она помогала носить мешки. Луиза подумывала о том не должно ли и ей принять участие в этом общем деле, но тут появилась уже знакомая ей Эка и у нее появилось другое дело - присматривать за этим чудом. Старшие Тули и Хокса посмотрели на нее с благодарностью, и Луиза преисполненная чувства важности ее дела утянула Эку к себе. Эке видимо сказали ее слушаться, а может внутри та понимала что это для нее лучше чем большущие мешки. Луиза замечала время от времени у мелкой лукавую улыбку..
Когда Эка ыче таки убежала Луиза зашла к маме и рассказала ей о том что мальчики помогали с переноской мешков.
«Они молодцы» – похвалила их мама, но она была явно не в настроение. Может у нее опять голова болела? А может задержка на Сароледеле и у ней спутала какие-то планы.
Мама послала Луизу к Питеру и Мефи. Питер так ушел в подаренный им конструктор что ограничил общение с ней серьезным рукопожатием, и поинтересовался не пришлет ли она к нему Леуди. Мефи наоборот была нужна именно она. Вообще-то Луиза считала что она уже выросла из возраста кукол, но тут она вроде как играла не в куклы а с младшей сестрой.
Потом к ним заглянула мама.
«Рути говорит что обед готов. Пойди поищи Леуди чтобы он шел обедать, а я зайду за Миком. Вряд ли тебе удастся оттащить его от компьютера».
Скорее всего мама хотела проверить чем он там занимается. Но сразу уйти ей не удалось, Мефи устроила скандал, она хотела обедать не вдвоем с Питером а вместе со всеми.
Где брат она спросила у Тули, интересно что девушка несколько замялась отвечая ей на ее вопрос и чуть заметно порозовела - ох не устроил ли ей ее старший братец каких-то неприятностей?
Леуди и Мик были нормальными ребятами, во многом она считала их лучшими братьями в мире, но как и все мальчишки они не очень задумывались над чувствами других. И в этой ситуации, беззащитную ранимую девушку Леуди мог запросто чем-нибудь задеть какой-нибудь фразой даже не заметив этого.
Как оказалось Леуди спрашивал о новенькой и очевидно пошел к ней на крышу. Значит возможно Луизе удастся и выполнить поручение и заставить брата познакомить их друг с дружкой. Луизе не хватало сейчас подружки сверстницы, все понимающей девочки. Уж две девчонки смогут друг дружку понять и объяснить все возникшие непонятности между живущими здесь давно, и только что приехавшими.
Не очень еще разбираясь в планировки дома она не сразу нашла лестницу ведущую наверх. Интересно зачем Славка понадобилась ее брату?
- «…Теперь ты никогда нас не простишь? И не будешь с нами разговаривать, да?»
Луиза замерла, неужели ее подозрения оказались не напрасными и Леуди уже как-то успел обидеть эту бедную Славку?! Боль прозвучавшая в голосе Леуди говорила о том что случилось что-то серьезное. И почему он говорил во множественном числе, а не о себе лично?
На крыше была тишина. Осторожно Луиза высунула голову из-за угла. Девочка сидела на бордюре, брат внизу прислонившись к камню спиной, друг на друга они не смотрели. И это молчание - Луиза испугалась, ну что он мог ей сделать такого серьезного?!
А потом она услышала этот свист, печальную мелодию, еле слышная вначале она вдруг захватила ее понесла куда-то над крышами к виднеющемуся в туманной дымке горизонту, она даже не заметила слез выступивших у нее из глаз.
Когда эта бессловесная песня печали и одиночества окончилась отпустив ее, брат вновь стал что-то говорить Славке. И тогда это все и случилось – девочка выкрикнула ему что он глупый и побежала к лестнице, Луиза вдруг поняла что она сейчас увидит ее подслушивающую и заметалась, спрятаться было некуда!
«Подумай так о других девочках! Ко мне это все не относится!» - крикнула Славка притормозив уже у входа и они чуть не столкнулись в узком проходе, Луиза так и не придумала что ей делать и чувствовала какие горячие у нее щеки. Славка посмотрела на нее, увидела ее стыд и засмеялась.
«О! Еще одна! Спасибо тебе большое за толстовку» - и проскочив мимо полетела по лестнице вниз едва касаясь ступенек ногами. А через минуту еще полыхающую щеками Луизу поймал Леуди, и был этот самый разговор в котором она узнала как плохо со Славкой поступила мама Луизы.
Ей было просто физически больно что мама смогла это сделать! Она готова была возненавидеть ее! Чувствовала себя преданной. Мама - которую она считала самым добрым человеком во вселенной, посветившая все свое время помощи вывезенным отсюда детям, попав в мало-мальски тяжелую ситуацию стала вести себя как заправский рабовладелец!
Бедная Славка! Одинокая девочка которую все бьют, оскорбляют, и когда она показывает - что им должно быть стыдно они как этот Леуди ничего не понимают - и видят в ее поступках только глупость!
Луиза убежала от него в слезах и стала искать девочку. Она увидела ее в коридоре недалеко от своей комнаты, Славка куда-то шла. Расстроенная Луиза остановилась не зная что ей сказать. Славка сама подошла к ней спокойная.
«Привет. Ты не обиделась на меня на лестнице?»
И ни капли той приниженности и почтения которое было в обращении от других девочек. Славка вела себя с ней как равная с равной. Луиза вздохнула.
«Мама тебя… Мама тебя очень обидела?»
Слава опустила глаза.
«Вот ведь болтун…» – расслышала Луиза видимо про Леуди.
«Пойдем к тебе что ли зайдем» – предложила ей девочка.
Луиза растерялась, то что эта девочка настолько свободна застало ее врасплох. Они зашли к ней. Славка прошлась по комнате посмотрела постеры которая Луиза уже успела повесить различные ее штучки выставленные на полке у кровати, не трогая только глазами и немного улыбнулась.
Луиза так и не знала что ей говорить, как себя вести с ее гостьей. Наверное она могла говорить с ней как с обычной девчонкой, как говорила со школьными подругами, но она то знала что перед ней девочка которую продавали за деньги, которую били. И еще признаться она смущалась того что Славка босая, наверное в этом ничего такого не было, Луиза просто не привыкла к этому, до этого она не видела чтобы люди вот так постоянно ходили без обуви.
«Тебя как зовут?» - подошла к ней Славка.
«Луиза» – ответила ей девочка.
«А меня Славка. Послушай, я хотела тебя попросить - то что случилось между мной и твоей мамой, можно сделать так чтобы это ни как не отразилось на ваших с ней отношениях. Мне не хотелось чтобы из-за меня в вашей семье начался какой-то разлад».
«Но она же… Она так тебя обидела!»
«Ерунда, со мной проделывали штучки и по-круче. Это просто было неожиданно, да и для нее тоже. А вот если вы начнете ее из-за меня мучить, мне будет гораздо тяжелее».
И после этого всего девочка продолжала о них беспокоится! После такого оскорбления – Луиза так бы не смогла! Или Славка просто хотела сделать все правильно?
«Хорошо. Я ничего ей не скажу»
«Вот и здорово!»
«Славка…. Зачем ты носишь мешки с больной спиной? Нам всем будет очень плохо если с тобой что-нибудь случится».
«Просто мне надо работать. И ничего со мной не случится»
Луиза так и не поняла, откровенно ей это сказала девочка, или она не стала говорить ей что делает это из протеста.
«Можно мне посмотреть – что у тебя со спиной?»
Славка вздохнула, и без какого либо промедления сняла толстовку. Луиза почувствовала какие горячие у нее щеки и побежала закрывать дверь, к ней ведь иногда заглядывали братья, а лифчика девочка не носила, хотя ей было уже пора его носить. Неужели эту девочку и так обижали? – «Проделывали штучки и по-круче». От мыслей об этом Луиза чувствовала себя очень маленькой и беспомощной, и ей опять хотелось плакать. Но когда она обернулась от двери она даже и не заметила слез побежавших по ее лицу - это было просто ужасно! Спины девочки почти не было видно под пластырями, но то что было видно было вполне достаточно Луизе, бугристые рубцы покрытые коркой, опухшая темно розовая кожа, жуткие пятна кровоподтеков. Она не ожидала что это так ужасно! Стояла выкручивая свои руки и не знала что ей делать, спохватилась уложила Славку животом на свою кровать, и беспомощно расплакалась.
«Да это ничего страшного! Все уже заживает, знаешь синяки выглядят страшнее всего когда уже сходят» - шутливо сказала бедная девочка.
Она еще ее утешала! Луиза взяла себя в руки принесла Славке таблеток, обезболивающих и противовоспалительных, ей хотелось еще что-то сделать и она мучилась не зная что.
«Хочешь мне еще помочь?» – спросила ее девочка.
«Да…» – робко сказала Луиза, боясь, что сейчас от нее потребуется нечто ужасное.
«Да не бойся ты, посмотри под левой лопаткой»
Луиза присмотрелась, там было заметное вздутие, поднявшее уголок пластыря, с желтизной в корке запекшийся сукровицы.
«Ой! Ой!» – застонала бедная Луиза.
«Да ничего страшного тебе говорю, только противно, у тебя есть что-нибудь острое?»
«ОЙ!» – Луизу затрясло и она не сразу пошла за сумочкой в которой лежали ее духи, парфюмерия и набор по уходу за ногтями, там был небольшой остроконечный ножичек. От того что она сейчас будет им делать у нее тряслись руки. Еще она достала свою медицинскую сумочку
«Я бы сама это сделала да больно уж место неудобное» – извинилась Славка.
Луиза замерла с ножичком над ней, ей так хотелось позвать маму, но после случившегося этого делать было нельзя, Леуди – но девочка была без лифчика, так что придется ей делать это самой. Но она не как не могла заставить себя тронуть страшное место.
«Да чего ты так боишься, это уже не я, я даже не почувствую»
Луиза заставила себя собраться и проколола корку, оттуда обильно выступил желтый гной. Страх, отвращение, почему-то сразу отступили на второй план, она уже знала что ей делать, стерла гной куском антисептической ткани, чуть нажала на вздутие…. Гноя было так много, она отрывала и отрывала листики ткани…. Как ей сказала Славка вскрыла опустевший пузырь, обнажая мокрую кожицу под ним, и мучаясь, нашла еще один гнойник внутри…. Закончив и протерев все антисептиком, она хотела накрыть это место пластырем.
«Ой не надо!» - с такой жалобной веселостью, остановила ее девочка. – «Он там просто прирастет ко мне! Я и так боюсь того момента когда эти все наклейки надо будет снимать».
«Что же делать? Это надо чем-то закрыть....»
«Да не надо, просто смажь чем-нибудь» - Славка откровенно боялась этого пластыря.
Луиза вспомнила, школьная подруга узнав про ее аптечку подарила ей маленькую полевую рамку на эластичной сетке. Их используют военные врачи на поле боя. Порывшись она достала рамку со дна аптечки, вытащила из серой военной упаковки, растянула за углы, и не сразу сообразила как включить. Наложенный на спину Славки квадрат замерцал желтым, странно в фильмах которые она видела эти заплатки святились синим - ох и вруны эти киношники.
«Ого! Теперь у меня есть внешнее полевое оснащение!» – захихикала Славка как-то разглядевшая что к ней прилепили. – «Спасибо такое облегчение, а то будто камень там подвесили»
Она хотела вставать, Луиза ее остановила.
«Полежи пожалуйста, прошу тебя полежи немного здесь».
Девочка вздохнула и осталась на кровати.
«Лежу, а ты иди помой руки, и ножик тоже»
Луизу запоздало передернуло она вспомнила выступающий гной. Руки надо было помыть, но….
«А ты не уйдешь?»
«Спокойно! Никуда я не денусь»
Луиза пошла мыть руки, она почти не сомневалась что когда вернется девочки в ее комнате не будет.
Но Славка не ушла, лежала на том же месте вот только все обрывки ткани с гноем исчезли с пола.
«Ты все-таки вставала?» - укоризненно сказала Луиза Славке. – «А говорила будешь лежать!»
«Я дотянулась, не вставая, а то какой смысл было тебе мыть руки» – хитро посмотрела на нее Славка.
Хочу такую подругу! Хочу что бы мы подружились! – Поняла про себя Луиза.
«А я боялась что ты уйдешь» – призналась Славке девочка.
«Как же я уйду? Ты ведь сказала мне лежать» - Славка говорила это весело и не поймешь всерьез или нет. – «Ты ведь моя госпожа все-таки».
Луиза растерялась.
«А я думала что ты понимаешь» – вздохнула она печально.
«Что?» - хитро блеснули золотые искорки в Славкиных глазах.
«Что не какие мы не господа. Ты ведешь себя так нормально, зачем эти рабовладельческие разговоры теперь?»
«Прости меня но ты не совсем права, вы прилетели из Сообщества, я уже раньше сталкивалась с господами оттуда, поэтому знаю как себя вести, не обременяя вас. Но я принадлежу твоей семье».
«Нет!» – не согласилась Луиза, она не знала как объяснить этой девочке что она теперь такая же свободная как и она сама. Что папа и мама ее обязательно освободят. То что девочка держалась с ними так свободно только для того чтобы не смущать их больно укололо ее.
«Тогда значит скоро придут люди присматривающие за рабами – Куди и заберут меня».
«Никто тебя не заберет! Ты такая же свободная как мы!»
Славка смотрела на нее и улыбалась.
«Это не так, на мне есть метка рабыни»
«Ну и что! Мама освободит тебя!»
«Это не возможно. Есть такой закон – бывший рабом больше не может стать живым человеком. Если ты хочешь меня освободить тебе придется убить меня. А мне еще пожить хочется, может не будем с этим спешить?»
Вот как! – ужаснулась Луиза. Значит у них нет даже капли надежды что их освободят! Такое просто не предусмотрено. Какой ужасный мир! Какая ужасная судьба бывает у людей.
«Мой папа вывезет тебя отсюда! Туда где этот гадский закон не действует в Сообщество!»
«Ну так он меня еще не вывез» – спокойно так вздохнула Славка, а Луиза то думала что поразит ее этим известием. – «А пока ты моя госпожа, вот так вот! Мои тяжелые времена еще не наступили».
«Что ты такое говоришь?!» – возмутилась Луиза. – «Ты что не хочешь что бы он тебя освобождал?!»
«Ну подумай сама, вот он меня освобождает. А дальше что? Кому я нужна?»
«О тебе позаботятся, есть специальные фонды, лицеи, тебе обязательно помогут!» – от спокойной безысходности, с которой говорила ее новая подруга Луиза вновь прослезилась.
«Это пока я ребенок, еще от силы три года, а дальше что? Не образования, не статуса, не близких к которым я могла бы обратится за помощью»
«Мама обязательно тебе поможет, что бы ты не захотела делать! Кем бы не захотела стать!»
«Ой! Нет. Не надо!» – невесело засмеялась Славка.
Луиза спохватилась вспомнив о происшедшем.
«Ты нужна мне! Я о тебе позабочусь!»
Девчонка на кровати засмеялась победно и заболтала ногами.
«Так я сейчас вся целиком твоя. Чем плохо для меня принадлежать такому доброму семейству как ваше?!»
Луиза растерялась, она была не готова к тому что девочка может не захотеть освобождения. Может предпочесть ему возможность принадлежать им.
«Но я не хочу быть рабовладельцем! Я не хочу что бы мне кто-то принадлежал!» – в ужасе воскликнула она.
«Это потому что ты думаешь, что тебе надо будет делать мне плохо, бить меня, унижать. А если ты будешь просто со мной дружить? И немножко о мне заботится. Подумай».
«Я так и так хочу с тобой дружить и о тебе заботится!» – искала выхода Луиза.
«Тогда какая разница как я буду называться?» - улыбалась ей Славка.
Луиза поняла что убедить девочку в том что хорошо быть свободной ей сейчас не удастся. Это было неожиданно, а она то считала что все невольники хотят своего освобождения! Ей еще не приходила в голову мысль о том, что свобода несет с собой потребность самому заботится о себе, над этим стоило подумать. Пару раз Луиза так обижалась на мамины вмешательства в ее свободную жизнь что думала уйти из дома. О том как она будет жить одна она тогда не задумывалась.
«Хорошо, если тебе так этого хочется – можешь называть меня госпожой. Но я себя таковой считать не буду! Для меня ты просто моя подруга!»
Славка закрывала рот рукой, но, судя по глазам она смеялась.
«Слушаюсь госпожа Луиза!»
«Ты смеешься надо мной!» – возмутилась Луиза.
Славка фыркнула в руку.
«Что вы госпожа! Как я посмею смеяться над вами! Это у меня так, смешинка просто в рот попала!»
«Ну вот!» – беспомощно заныла Луиза – «Ты уже надо мной смеешься!»
И не выдержав сама расхохоталась, вот такой вот серьезный разговор.
18.
Ели они на кухне, два раза в день. Ранним утром, еще затемно их ждал завтрак, а в основном вечером, когда оканчивали все свои дела. На этот раз вечерняя еда застала почти всех врасплох. Посеревшая от страха Огори, с припухшими от слез глазами подала им тоже что ели господа! Не удивились происходящему только Тули и Рути. Хокса – просто дар речи потеряла увидев что стоит перед ней. Эка сначала засияла улыбкой, ведь это было исполнением одной ее мечты, но после перепугалась и подбежала к Хоксе.
Что касается Славки то она кажется и на это изменение не обратила никакого внимания, подвинула к себе тарелку и готова была начинать есть. Это точно какой-то шок! - про себя решила Тули.
Спрашивать Тули взялась Юлаги.
«Как это?»
«Так распорядилась госпожа Ирма» - Тули в общем и сама не очень хорошо понимала что произошло на кухне. Рути и Огори так и не смогли толком ничего ей рассказать. Глупая Рути растеряла все свои слова от волнения, а Огори после визита к ней госпожи до сих пор была не в себе. И при попытках ее расспросить сразу настраивалась на слезы. Сама Тули узнала о распоряжении от самой госпожи, когда она попросила проводить ее к ним в комнату.
«Я не могу есть….» – жалко сказала Огори, глядя на то что она сама же приготовила.
Тули не знала что ей делать, девчонки да и она сама смотрели на стоящие перед ними блюда, их богатое убранство, ароматы, и отчаянно боялись. Госпожа приказала сделать им преступление. Они бывало доедали у Огори остатки но это было совсем немножко и удивительно вкусно.
«Ты хочешь не выполнить распоряжение госпожи?» – неожиданно спросила Огори Славка.
От такой ясной постановки вопроса с лица несчастного поваренка пропала вся краска.
«Ой! А правда!» – спохватилась Хокса – «Что мы думаем, когда нам госпожа сказала! Если нас после накажут, то тогда и будем боятся, а сейчас сделаем как госпожа сказала!»
И подвинула к себе тарелку, удивленно поглядывая на Славку, эта молчунья по ее мнению была глупее, а тут вот взяла и объяснила всем то что обычно понимала только она – Хокса.
«Иди ешь» – отправила она Эку к ее тарелки.
Перепуганная неожиданным и страшным обвинением со стороны новой девочки Огори ела, но она боролась с каждой ложкой. Ведь ее с малых лет хорошенько выучили что она не должна даже думать о этих запретных блюдах.
«Ух а до чего вкусно то!» – воскликнула Хокса – «Нет ты в самом деле молодец Огори! Знаешь если меня ждет за это плетка я все равно ни сколько не жалею что ем это! То что ты наготовила стоит плетки!»
Огори сопела в пухлый кулачок, на самом деле такая оценка ее трудов была ценнее любых похвал их господ. Это и подвигло ее однажды нарушить правила и отдать девочкам то что осталось после трапезы господина. Не это ли довело их до такого результата? Может госпожа заподозрила что они так поступали и теперь когда они не отказались сделать запретное их ждет страшное наказание? Огори не могла так легко думать о плетке как Хокса….
Рути толкнула ее под бок локтем.
«Да ешь ты спокойно» - ей самой было страшно но все уже ели а ее останавливала нерешительность ее подружки.
«Мне нельзя….»
«Нельзя господ не слушаться!»
Хокса, Эка, Рути и Юлаги опустошили свои миски с удивительной быстротой. Тули и Славка ели спокойно а Огори все равно то и дело останавливалась и переживала.
Увидев что все ее ждут она обречено промямлила.
«Еще есть….»
«Так что же ты молчишь!» - возмутилась Хокса.
Огори попробовала встать чтобы разложить второе но Хокса остановила ее.
«Ты ешь давай! Без тебя справимся!»
При таком распределителе больше всех конечно досталось Эке. Та потерянно уставилась на вновь наполнившуюся миску. Еда конечно была очень вкусной, но ее емкости были все же ограниченны. Юлаги успокоила ее показав что поможет.
Поев девочки хотели уходить к себе но Тули их остановила, и они подождали копушу Огори.
«Мы теперь живем в другом месте» – еще раз огорошила их старшая. – «Помните комнату с топчанами у мастерской? Ну в которой еще балкончик. Госпожа Ирма сказала что эта комната изначально предназначалась для нас, я перенесла туда лежанки, она забрала наши накидки и дала новые».
После вкусного ужина девочки уже почти не удивились, все шло одно к другому. Они по прежнему были уверенны что эта необычайная щедрость их господ не доведет их до добра, но смирились и решили принимать все как есть.
Юлаги сделала знак Тули что хочет с ней поговорить наедине, они задержались и пошли вместе. Юлаги была какая-то не такая, все не решалась что-то сказать.
Тули испугалась.
«Я преступница подлежащая экзекуции Куди, Тули» – прошептала наконец ей Юлаги.
«Что?! Что случилось?!» – простонала Тули.
«В мастерскую приходил господин Мик» – вздохнула Юлаги.
Вот и началось! – заныло у Тули. Может если хорошо попросить господина Леуди он спасет бедную Юлаги? Какая же она все-таки стойкая эта девочка Алуонти – так спокойно об этом говорит.
«Ты не совсем правильно поняла, он сказал что Юлаги может продолжать там работать, даже назвал закон запрещающий ей там быть глупым, и что госпожа Ирма тоже не рассердится».
Тули опять растерялась.
«Тогда в чем же дело?»
«После он отвел Юлаги к нему в комнату, и…. У него есть машина которую нам нельзя трогать. Машина с духами…. Я сидела за ней и он учил меня как общаться с духами в машине. Не сказала ему что это совсем нельзя….»
Тули села на пол – Да что же это такое! Они что совсем безумные?!
Юлаги смотрела в сторону и до побеления сжимала кулачки, она ждала приговора.
Тули за руки подтянула маленькую гордую девочку к себе, обняла ее.
«Он же сам тебя туда посадил….»
Юлаги вздохнула и понурилась.
«Он сказал что еще будет меня учить…. Юлаги плохая, она не отказалась…. Юлаги ведь это так интересно! Что же ей теперь делать?».
Так было и с обучающим шлемом – «нельзя, но очень интересно».
Алуонти понурилась, она ожидала одного, того что довело ее бы сейчас до слез – приказа просить господина Мика не учить ее. Это было бы наверное правильно, но если Тули что-то понимала господин Мик не отпустил бы ее так просто.
«Учись, только сначала расскажи ему что с тобой будет если об этом узнают Куди».
Девочка подняла на Тули темные глаза, вздохнула и прижалась к ней плечом она не очень часто так делала, сейчас Юлаги понимала что вновь рискует своей жизнью и ей нужна была поддержка. Тули погладила ее жесткие прямые волосы.
«В конце концов мы делаем только то что они хотят» – попробовала успокоить себя и Юлаги Тули.
Плечи Юлаги поднялись от вздоха.
«Если Куди все таки узнают….» – выдохнула она – «Юлаги скажет что она сама, что господин Мик не знал а она сама. Ты наверное не поймешь – но Юлаги так скажет».
Так уж случилось что Тули как раз очень хорошо это понимала, если бы господин Леуди сделал бы что-то подобное и ему грозило наказание, Тули не думая взяла бы на себя его вину.
«Я думаю Куди не узнают» – вздохнула Тули, что еще она могла сказать.

19.
Луиза долго не появлялась к ужину. Рути ее звала но та не спешила. Ирма знала почему. Леуди пересказал ей о разговоре на крыше. И о том что после Луиза увела Славку к себе. Ирме было больно думать том что эта Славка ей там наговорит…. Наверное к ужину ее можно было не ждать и после посылать ей еду с Рути.
Но она все таки пришла. Тогда когда ее братья уже закончили есть. Леуди решил все таки посмотреть что там с лифтом и позвал Мика помогать. Так что за столом они оказались одни
Обрадованная Рути расставила перед ними что положено и убежала. Наверное это была последняя забота на этот день у девочки.
Луиза молчала, Ирме сказать тоже было нечего, но это молчание постепенно становилось невыносимым.
«Ты теперь тоже не будешь со мной говорить?» – не выдержала наконец Ирма. Хотела спокойно спросить но голос дрогнул.
Луиза подняла на нее глаза в них была боль и обида, она молчала.
«Я не знаю что она тебе наговорила но я хочу что бы ты знала – я не собиралась это делать! Это произошло неожиданно для меня, я…. Я сожалею. Передай ей мне стыдно что я это сделала, и я сожалею!» – неужели она теперь так будет говорить с дочерью? – ужаснулась Ирма.
«Она наговорила?» – поджала губки Луиза за ее голосом чувствовались близкие слезы. – «Она сказала что не хочет что бы мы сорились из-за нее! Сказала что ей будет тяжело если это случится. Если бы я не услышала разговор ее с Леуди я бы ничего не узнала. Она наговорила!»
Вот значит как…. Ничего она не наговорила…. Но Ирма призналась себе что ей было бы легче если Славка всем бы жаловалась на нее. Как Ирме было защищаться от правоты Славки если та на нее даже не нападала. Нет Славка делала все верно, так верно что Ирма не знала что ей то теперь делать.
«Я не знаю что мне делать» – Так и сказала Ирма дочери.
«Зачем надо было это делать?! Как ты могла это сделать?! Она же вся избитая! Почему?» – Луиза расплакалась.
«Я не знаю!» – Ирма тоже больше не могла сдерживаться. – «Я боюсь! Неужели ты не понимаешь?! Я боюсь за вас! За тебя, за мальчиков и маленьких. Я не знаю что с ней было, наверное есть причины по которым она не хочет говорить про себя. Я не знаю этих причин, может она нас всех ненавидит? Может она знает что-то страшное? Может быть мы для нее одно целое с теми кто над ней издевался? Может она захочет отмстить нам за то что с ней сделали? Ты говоришь она вся избитая, а тебе не приходило в голову что избитые дети так себя не ведут? Ты видела у нее хоть одну слезинку, хоть какую-нибудь слабость?»
«Ты хочешь сказать что она виновата в том что такая сильная что не плачет?!» - сквозь слезы вырвалось у Луизы.
Ирма взяла себя в руки.
«Стоп. Я сейчас наговорила всякой ерунды. Можешь считать это демонстрацией того как я боюсь. Славка конечно не в чем не виновата. И я совершенно не должна была так поступать. Но я так уже поступила. Как это исправишь? Леуди сказал мне что ей не нужны мои извинения. Что ей просто плохо и обидно. Но понимаешь я не знаю что мне делать если ей даже извинения мои не нужны. Ну ладно это все. Ты не знаешь как у нее спина? Ей нужно лечение, а я не знаю как мне ее лечить если ей меня больно видеть».
Луиза всхлипывала но тоже стала успокаиваться. Наверное войны между ними все таки не будет.
«Там был большой гнойник, я его вскрыла продезинфицировала и закрыла это место полевой рамкой».
«Гнойник?!» – ужаснулась Ирма, теперь ей было уже совсем плохо. Она то надеялась что спина у девчонки заживает….
«Мне нужно это видеть!»

«Если ты ей скажешь она тебе покажет» - печально сказала девочка. – «Но сейчас они как я поняла едят, а после будут ложится спать. Я думаю она не захочет чтобы ее как-то выделяли от других девочек».
«Ох! Ведь Тули до сих пор не знает что у нее со спиной! Надо встать пораньше утром и сказать обо всем Тули. А место где был гнойник не было темным? Ты его касалась? Или горячим не было?»
«Нет мам, я помню там не было воспаления, я же знаю, проходила в лицее. Я обработала рану Эф-Ти, если бы там было воспаление он перекрасился бы а он так и остался прозрачным»
«А в других местах не было гнойников?»
Девочка озаботилась.
«Не видно же под пластырями. Но ведь пластыри и не дали бы! И она сказала бы, про него она сама мне сказала».
Если Славка нашла того с кем она будет говорить то это было очень хорошим известием. Но может быть боль ее так мучила что девчонка просто не вытерпела?
«Она сама попросила тебя помочь?»
«Я попросила ее показать спину, а она спросила не помогу ли я с этим» – девочка вздрогнула от отвращения. – «Так много гноя, и внутри еще один».
Значит впрямую она к ней не обратилась, жаль. И все же какая сила воли! Маленький плененный солдатик – гнить заживо но не жаловаться.
«Ты молодец Лу, совсем большая стала, хоть ты у нас молодец. Подожди, а почему ты прикрепила рамку а не пластырь?».
«Она боится пластырей, боится что больно будет их отдирать».
Арден был все таки прав что дети доверяют детям, с Луизой Славка даже позволяла себе чего-то боятся.
«Вы подружились?»
«Она рабыня мама» – с болью сказала Луиза – «Она хочет со мной дружить, но как раба с госпожой».
«Она так говорит? Ведет она себя свободнее других девочек»
«Просто она знает что мы из сообщества, а ей объяснили как себя вести с господами из сообщества чтобы их не смущать».
Это был ответ, не на все вопросы но на многие. Простой такой ответ, и отнимающий надежду, девочка – гордая, обидчивая, сильная, но все-таки рабыня. Даже тяжелее, рабыня выученная держатся свободно, ох и не легко ее будет освободить от этой проклятой роли.
«А еще она не хочет быть свободной!» – всхлипнула Луиза словно в продолжение мыслей ее мамы.
«Не хочет?» – удивилась Ирма.
«Прости я наверное не должна была ей это говорить, я сказала ей что папа вывезет ее отсюда и освободит. Она не хочет – говорит что ни кому не будет нужна. Она хочет просто чтобы у нее были добрые хозяева которые о ней немножко заботились» – Луиза опять пустила слезу – «Что бы это была я!»
«Ну и чего ты расстроилась – конечно пожив в этом аду она не верит что люди к ней могут быть просто добры. Поживет в сообществе и поймет, а пока у нее есть ты. Это так радует что она хоть тебе доверяет».
Луиза посмотрела на нее с надеждой.
«Значит можно будет ей жить у нас?»
«Ну а как иначе то, не бросим же мы ее на самом деле. Она может жить у нас сколько захочет».
Луиза даже заулыбалась сквозь слезы, для нее конечно был неоспоримым тот факт что их дом самое лучшее место в мире, а значит с бедной девочкой Славкой все будет хорошо. Вот только Ирма то надеялась что заберет их отсюда не к себе домой….


20.
Комната отданная им госпожой Ирмой была по мнению Тули слишком большой и светлой. И где это видано чтобы в комнате рабов был балкон? Так ли это точно что это комната предназначалась для них? И не рассердится ли старший господин когда вернется?
Тули уже устала удивляться и пугаться всем этим нововведениям. Ей ничего не оставалось как начать относится к этому так как Хокса. – Будь что будет…. Младшим включая Рути балкон понравился, они сидели там свесив ноги между пузатыми колонами ограждения, Рути конечно утянула туда потерянную после мучительного для нее ужина Огори. Вечер был тих и красив, Тэбуро – как называли здесь солнце скрылось за горизонтом но его яростный свет еще озарял половину неба, лишь сменив свой белый на глубокий синий, тот который проскальзывал в нем и днем. Обычно темнело тут мгновенно, ведь здесь не бывало облаков в которых мог бы отражаться свет заходящего солнца. Наверное где-то не далеко свирепствовала пылевая буря подняв в небо множество песчинок. Что так бывает рассказывал однажды Тули господин. Когда она еще очень боялась его.
Славка едва пришла сразу забралась к себе с ногами, и села все в ту же позу с поднятыми коленками.
«Хоть бы рассказала что-нибудь» – проворчала в ее сторону Хокса. – «Вместе же жить, а у нее даже от нас секреты».
Славка чуть фыркнула.
«Такая задавала, не хочет снисходить до общения с нами» - обобщила Хокса, она явно хотела вывести новенькую из этого молчаливого равновесия.
Славка хмыкала но не отвечала.
«А я слышала что утром она не хотела с госпожой Ирмой разговаривать» - донесся Рутин голос с балкона.
«А вот это вот совсем нехорошо» – отреагировала Тули. – «Так поступать нельзя».
«Вот-вот! А госпожа ей такую рубашку дала. И господин Леуди про нее все время спрашивает. А она фыркает, дождется что господа сменят такое отношение на другое, будут общаться с ней при помощи палки» – воодушевилась поддержкой Хокса.
«И нам всем тоже попадет» – несмело сказала Огори, голосом в котором звучало то что она вовсе не хочет чтобы новая девочка на нее рассердилась.
«А ей по-моему просто на всех наплевать!» - заключила суровая Юлаги.
Обиделась? – присмотрелась к девочке Тули, девочки были правы но если Славка обидеться на них лучше не будет. Тули уже узнала какой упрямой может быть эта новая странная девочка.
Славка с виду вообще ни как не реагировала на ее это обсуждение.
«Ладно хватит» - остановила девочек Тули – «Давайте спать. Не обижайся на нас Славка, мы ведь не желаем тебе ничего плохого».
На этот раз Славка легла на живот.
«О!» – прошептала устроившаяся как обычно рядом с Тули Хокса. – «А я думала что она всегда сидя спит»
«Не обижали бы вы ее. Она и так словно на войне со всем миром, устанет и сделает с собой что-нибудь плохое».
«Да кто ее хочет обижать? Что вот она держит себя такой недотрогой, давно бы со всеми подружилась, а то этакая принцесса в ошейнике».
Тули стала уже засыпать когда почувствовала что ее кто-то трогает за руку, это была Рути. Показав ей соблюдать тишину девочка поманила ее за собой к топчану Славки.
На спине спящей девочки сквозь ткань толстовки слабо просвечивал непонятный желтый квадрат. Присев рядом Тули очень осторожно приподняла накидку, и еще более осторожно край просторной рубашки. И сразу увидела светящиеся в темноте белые полосы. Оставив придерживать рубашку осторожную Рути она чуть-чуть зажгла в комнате свет.
«Ой!» – вскрикнула Рути и закрыла руками лицо.
Славка проснулась посмотрела на стоящую у выключателя Тули.
«Прости» – попросила последняя жалобно и совсем включила свет.
Проснувшаяся Хокса переводила глаза с одной на другую, спросоня не понимая что случилась. Кажется так и не просыпаясь села на их общем топчане с Рути Огори. Юлаги выглядела так будто и не засыпала. Единственной кто продолжала спать была Эка.
Славка посмотрела на них на всех, села и подняла вверх пола толстовки.
«Ой! Ой! Ой!» – заплакала Рути.
Хокса спряталась от увиденного за руками, вся спина девочки представляла из себя сплошную рану заклеенную полосами пластыря и святившейся желтым рамкой. А Хокса еще хотела добиться от нее чтобы она носила мешки на спине!
Огори наконец проснувшись увидела куда все смотрят, упала вжимаясь лицом в лежанку и заревела.
Тули подошла к Славке.
«Прости нас! Мы же не знали! Прости!»
Девочка смотрела на нее без обиды, только с досадой от того что все узнали о ее спине.
«Какая же ты глупая Славка! Какая ты глупая!» – Тули хотелось плакать когда она смотрела на истерзанную спину девочки. – «Ну почему? Почему ты нам ничего не сказала?!»
«Что бы вы посадили меня здесь и не давали ничего делать?»
«Глупая! Разве тебе можно что-то делать?! Кому будет хорошо если с тобой что-то случится?»
«А со мной ничего не случится» - уверенно сказала Славка.
«Глупая!» – всхлипнула Тули. – «Ложись буду смотреть твою спину».
Славка легла. Шрамы, рубцы, страшные синяки, запекшаяся сукровица. Тули повезло с хозяевами, ей не приходилось видеть до этого такого. И сейчас она не очень представляла что ей нужно делать. Сверху там где толстовка касалась незащищенных участков тела она нашла несколько небольших гнойников. С ними она разобралась, а вот стоит ли ей трогать пластыри или наоборот наклеить еще скрывая зазоры между старых?
«Это тебе госпожа сделала?»
«Лечил меня сначала господин Арден. Он сказал что я должна показать спину его жене. Но она сама это увидела» – подтвердила Славка – «Лучше не трогай ничего, там уже все заживает».
Она так сказала эту фразу что не назвала госпожу Ирму госпожой! - резануло слух Тули. Рабыня бы это не забыла, в других местах Славку бы приказали пороть только за это. Может за что-то такое ее и пороли так ужасно? Может ли быть что Славка совсем не давно стала рабой? Это бы объяснило всякие странности с ней. Ее поведение. Впрочем тогда бы она посматривала на других девочек с презрением. А этого Тули в ней не замечала.
Тули решила все таки наклеить пластырь на натираемое рубашкой место. Славка недовольно вздохнула. Тули погладила ей затылок.
«Кто же тебя так? За что?» – жалобно спросила она.
«Предыдущий владелец, за то что я не люблю отвечать на вопросы» - усмехнулась Славка. – «Но все равно он ничего не узнал».
«Он ведь мог тебя и убить!» – ужаснулась Тули.
«Не убил» - усмехнулась девочка показывая что таким ее вовсе не испугать.
«Так ведь нельзя Славка. Я понимаю как это обидно что мы только вещи и чтобы не делали останемся только вещами. Но в жизни все равно есть радость и красота, даже у нас. Пусть ее совсем немножко капельки, мы должны уметь ценить эти капельки радости, а не презрев их искать смерти. Ведь если мы поступим так, то и после смерти у нас будут только то что мы обрели здесь - боль и страдания».
«Ты не все понимаешь Тули. Но заверяю тебя я не ищу смерти»
«Ты совсем не можешь им ответить? Что он у тебя спрашивал?»
«Кто я такая, откуда взялась и что умею делать»
«И ты не можешь это сказать? Может быть ты просто не помнишь этого? Тогда тебе так и нужно сказать – простите, я не помню».
«Я помню»
«И не говоришь? Ты сделала что-то не хорошее и тебя ищут? Тебя убьют если ты скажешь?»
«Тули» - Славка вздохнула – «Тебе я тоже не могу этого сказать. Но придет время и ты все узнаешь. А сейчас вам не надо за меня волноваться, я не ищу смерти а делаю так как в конечном результате будет лучше для всех и для меня в том числе. Ничего страшного не случилось».
«Хорошо» – вздохнула Тули – «Надо все-таки поспать немножко. Славка если тебе что-то понадобится будь добра скажи мне. И завтра все-таки я попрошу хозяйку дать тебе несколько дней отдыха».
Славка недовольно засопела но ничего не сказала.
«Не сердись. Так нужно сделать».
Они снова улеглись спать, Хокса не засыпала она лежала спиной к Тули, на этот раз говорить ей не хотелось.
У себя хныкала Огори, ей хватало и своих маленьких страхов тех которых другие не боялись, а тут она увидела что-то по настоящему ужасное. Рути гладила ее утешая но сейчас ей этого было недостаточно чтобы успокоится, а Рути хотела спать. Вдруг Огори почувствовала что ее гладит еще одна рука, побольше руки Рути. Это была Славка она сидела у топчана на четвереньках.
«Не плачь – все будет хорошо»
«Не обижайся на меня! Пожалуйста не обижайся!»
«Да что ты! За что мне на тебя обижаться?!» - удивилась Славка.
«Я не знала…. Ты выздоровеешь? Правда?» - Огори ухватила ее за руку умоляя сказать что она выздоровеет.
«Да я уже почти выздоровела, все уже заживает» - заверила ее Славка.
Огори не выдержала и с ревом обняла ее за шею, чувствуя как и ее обнимают тонкие но сильные руки девочки.
«Ничего не бойся, я буду рядом и защищу тебя. Скоро начнется нечто что наверняка покажется тебе страшным, но помни я буду рядом и если что – я спасу тебя».
«А что начнется?» - зашептала Огори обмирая, она давно чувствовала что скоро случится нечто ужасное, в ней что-то говорило об этом, шептало как шептали замершие деревья о надвигающейся грозе в том мире где она жила раньше. В этом мире почти всегда было это затишье, а значит буря после него должна была быть просто ужасной. И вот теперь странная новая девочка тоже говорила об этом.
«Я бы тебе сказала, если бы ты могла молчать об этом, но ты ведь расскажешь».
«Тули» – призналась Огори.
«А она хозяйке, а та своему мужу на корабле, а это нельзя».
Огори догадывалась что Славка ей не скажет, и не была огорчена. Напротив, ведь эта тайна могла оказаться слишком ужасной для нее.
запись создана: 21.08.2012 в 05:24

20:23 

10.
Тули пришла в их комнату еще вздрагивая от того что пережила на кухне. Здесь было уже тихо. Эка спала, это у нее очень хорошо получалось, легла и уже сопит, что с нее взять - маленькая еще. Новенькая Славка тоже спала, как и уснула – сидя, положив голову на поднятые коленки. Она уснула так почти сразу, когда Тули привела ее к ним в комнату, девочки попробовали расспросить ее, но она сказала им только что ее зовут Славка, и села на своей лежанке как и сидела теперь. Им сначала показалось что она плачет и они не стали ее трогать. Но после Хокса которой как всегда до всего было дело, подошла к Славке тихонько, посмотрела повнимательней и поманила Тули. Девочка спала.
«Может ее положить?» - спросила Хокса.
«Не надо, разбудишь только, сама ляжет»
И вот она так и спала.
«Совсем дикая!» – прошептала пораженная Хокса – «А выглядит совсем как господа. Госпожа ей еще такую хорошую рубашку дала».
«Наверное из преступниц. Сэм ден про нее спрашивал, пришел на кухню….» – Тули снова вздрогнула, у нее в голове постоянно вспомнился тот момент когда он подхватил ее падающую.
«Ой!» - Огори для того чтобы испугаться было вполне достаточно известия что к ней на кухню ходят хозяева. Она вплотную присела к Рути перепугано смотря из-за нее на Тули, и явно ожидая продолжения – что искали эту несчастную Огори что бы примерно наказать за плохую готовку.
«Да нет, не к тебе он приходил» – успокоила ее Тули – «Просто обходил дом прежде чем ложится спать. Он еще сказал что нам не надо дежурить ночами».
«А я тебе говорила!» – подала голос из своего угла Юлаги – «Машинные духи» дома сами за всем смотрят. Даже за нами».
Любопытно но по содержанию это было похоже на то что ей сказал господин на кухне, может не такая она и дикая эта помешанная на «машинных духах» Юлаги?
Огори покрепче прижалась к плечу Рути, среди длинного перечня чего она боялась значились и эти самые «машинные духи».
«А еще он сказал что нам не надо их боятся. Так и сказал, что они прилетели из тех мест где не любят когда их боятся. Вот.»
Девочки зябко поежились, их новые хозяева вели себя очень странно, неправильно, это не предвещало им ничего хорошего. Как они могут выполнять желания тех кого не понимают?
«Ой! Ой!» – простонала Огори.
В доме было слишком мало работы, пока еще была уборка куда не шло, а теперь вполне хватило бы троих. По крайней мере три из них были здесь бкз надобности. Девочки со страхом ожидали что часть из них скоро отправится на невольничий рынок. А сегодня привели еще новенькую, белую, может и всех их скоро заменят?
Каждая находила в себе то, за что продадут именно ее, вот оказалось, что хозяева не любят трусих, а ведь всем известно какая Огори трусиха, толи дело Юлаги.
По ее щеке вниз побежала слеза.
«Да перестань!» – попробовала ее успокоить подруга – «Тебя точно оставят! Им нравится как ты готовишь я сама видела! Избавятся от тех кому в общем-то и делать нечего» – она тяжело вздохнула.
«Нет! Нет. Не хочу без тебя. Я без тебя пропаду!» - всхлипывала Огори.
«Это не нам решать» – вздохнула Тули, подошла и укрыла спящую Славку сверху накидкой. – «Господин распорядился также чтобы мы хорошо выспались, и пожелал хороших снов».
От этого нового необычного известия маленькие рабыни еще больше приуныли.
Она легла на свое место рядом с Хоксой и Экой. Укуталась в накидку.
«Как думаешь до утра усидит или свалится?» – хмыкнула тихонько Хокса глядя на Славку, она предпочитала не боятся раньше времени. - «На что поспорим что усидит? У нее очень устойчивая позиция»
«Не смейся над ней мы про нее ничего не знаем»
«Точно, и вряд ли узнаем. Такая молчунья.»
«Постепенно разговорится. Завтра надо будет принести продукты для Огори из контейнеров, и я заметила что подоконники в коридоре у библиотеки все-таки грязные, пошли Эку»
После все утихло, уже во сне всхлипнула Огори, что-то пробормотала Юлаги.
А она все лежала и вспоминала прикосновение этих сильных, но не злых рук господина к ее локтям.

11.
Луиза проснулась неожиданно рано, такое с ней случалось не очень часто, а тут вот проснулась и весь сон как рукой сняло. Может быть потому что кровать была непривычно мягкая - она просто тонула в ней. Сразу вспомнилось что случилось вчера.
Если признаться честно не так уж она была и не довольна тем что они застряли на Сароледеле. Если подумать что ей делать на этом Олдате? Успеет еще побывать. А здесь она была как в сказке – жестокий мир, от которого они спрятались в странном доме, похожим на завод снаружи и удивительно красивым изнутри. Эти смешные девчонки всерьез думающие что кто-то из ее семьи может их обидеть.
Может у них и были причины так себя вести, но это у Луизы просто не умещалось – что их могут боятся. Вот здорово будет когда они поймут наконец что боятся не надо, и что все плохое у них позади. Обрадуются наверное! Надо было подниматься, и тут она услышала тихие звуки из коридора, ей было подумалось что ей показалось, но она опять услышала тихий шорох. Там кто-то крался, она догадывалась кто – хорошо им, но ничего - Луиза тоже умела ходить бесшумно босиком. Она со своей стороны подкралась к двери. Так и есть там кто-то шел, Луиза подождала когда шаги поравняются с дверью и распахнула ее.
За дверью была Эка с огромными отчаянными глазищами! Вот кого Луиза хотела пугать меньше всего! Маленькая девочка бухнулась перед ней на коленку, с таким стуком что Луиза сразу поняла – зашибла. Личико несчастной перекосилось, девочка застонала. Дальше в Луизе просто включилась старшая сестра беспокойной Мефи, которая то и дело что-нибудь себе разбивала. Она подхватила эту самую Эку под подмышки и по воздуху донесла до своей кровати, отыскала в не распакованном вчера чемодане свою медицинскую сумку которую завела следом за мамой. Через минуту она уже мазала бедную коленку с образующемся синяком нужным гелем.
И только после подняла глаза вверх. Нижняя губа девочки была впереди и на верхней. Все ее лицо дрожало, в глазах был ужас. она не ревела только по тому что не отваживалась произнести ни звука. В общем – поймали!
«Ну ты чего!» – испугалась теперь и Луиза - «Смотри коленка то уже не болит!»
Эка медленно переключилась на свою коленку. Выдохнула чуть удивленно, и все таки заревела. Луиза сидела и не знала что ей делать – испугала маленькую и вместо того что бы помочь испугала ее еще раз. С ревом Эка попробовала было слезть с кровати, но Луиза просто не могла ее отпустить такую. Поняв что ее не отпускают малышка враз перестала реветь, словно выключила свой рев, со страхом опять попробовала спустится.
«Надо подождать пока коленка заживет» – нашлась Луиза.
Ее измерили похожие на два озера страха глаза девочки, после они обследовали коленку.
«Ммм!» – откуда-то из глубины раздалось в Эке.
Ну это мы уже слышали – про себя заметила Луиза.
«ММММ!» – сделала вторую попытку девочка.
Луиза улыбнулась ей.
«Я боюсь!» – серьезно сказала ей ее пленница.
«Тут нечего боятся, с тобой все хорошо» - заверила ее Луиза авторитетно.
«Мне нельзя сидеть на пастели!» - просветила ее девочка.
«Можно» – вздохнула Луиза – неужели это сокровище в первый раз было на кровати? А другие девчонки, и на чем они спали?
«Мне попадет!» – захныкала Эка.
«От кого?» – спросила Луиза.
«От госпожи Ирмы!»
«Не в коем случае. Вот мне может попасть – за то что я тебя испугала и ты из-за меня ушибла ножку».
Ты меня обманываешь? – спросили ее глаза Эки.
«А коленка у меня уже прошла! И я не кому не скажу» – хитро придумала Эка.
За поиском выхода, страх в ее глазах начал быстро таять.
«Не за что не поверю!» – заулыбалась Луиза – «Должна же я кого-то полечить немножко!»
«Ну мне надо идти мыть подоконники!» - насупилась девочка.
Неужели эта кроха действительно работает на них?! – Дошло до Луизы.
«Скажи где я схожу сама помою!»
Это предложение повергло Эку в неимоверный ужас.
«Ты что!?» - прошептала девочка – «Ты же госпожа!»
«Ну и что? Для меня это слово ничего не значит»
Девочка схватила ее за руку. – «Не ходи!»
«Тогда не вырывайся!» - поймала ее Луиза.
Эка вздохнула, кивнула и старательно закрыла глаза.
Луиза уложила ее головой на подушку и закутала одеялом, подумала и легла рядом.
Полежав с закрытыми глазами Эка приоткрыла их чуточку.
Засыпай скорее, и я уползу – прочла в них Луиза.
«Хитрая какая!» – поразилась она и обняла пленницу поверх одеяла.
Все равно уползу! – увидела Луиза, и улыбку.
Но первой уснула она сама. После сон вернулся и к Луизе.
Незримо и действительно неслышимо у дверей появилась Рути, посмотрела и исчезла. Через минуту она появилась с Хоксой.
«Смотри чего получилось!» – ужаснулась девочка.
Хокса посмотрела и заулыбалась.
«Обе спят?»
«Ага!»
«Ну и ладно, будет сегодня куклой»

12.
Леуди проснулся позже когда все кроме Мика уже встали, вспомнил вчерашнее и настроился в первую очередь он хотел увидеть Славку, как ее самочувствие? Почему вчера мама ушла к себе такая убитая?
Надо найти Тули и спросить ее о девочке. После посмотреть что там с лифтом, это поручение отца и нехорошо откладывать его надолго. Из приятного древняя машина внизу, насколько он понял отец дал добро на то что бы он попробовал ее починить.
А! Вот! Надо еще подсказать маме посмотреть на то как там живут девочки, и сколько еще разной ерунды они себе придумали в обязанности.
Тули он нашел у библиотеки, вход в нее представлял огромную дверь состоящую из разноцветных витражей, девушка занималась тем что с маленьким полевым чистильщиком выбирала многолетнею пыль из стыков стекол и рамы. Очень сосредоточенно так что опять не заметила подошедшего Леуди.
Как бы сейчас битого стекла не было - подумал он вспомнив вчерашние ее прыжки и слабо шаркнул ногой. Она стремительно крутанулась но устояла на ногах. Увидела готового ее подхватывать паренька, глядя сначала испугано а после коротко так засмеялась.
«Фу!» - вздохнул Леуди с облегчением – «А я думал ты опять летать собралась!»
Девушка опять хохотнула смущено, прячась от него за поднятыми к лицу руками с удилищем чистильщика.
«Хотел тебя спросить где новенькая Славка?»
«Она помогает Хоксе перетащить продукты на кухню» – с готовностью ответила ему Тули.
Это избитая то! Мама куда ты смотришь? – поразился мальчик.
Но прежде чем идти он все же задержался увидев что полевое жало едва выходит из чистильщика и отладил этот механизм.

Спустившись он увидел у лифта пачку пакетов килограммов по семь каждый. И сразу увидел Славку, теперь вымытая и причесанная она превратилась в настоящую красавицу, она шла чуть выгнувшись назад неся перед собой два пакета.
«Ты чего?!» - испугался он. - «Тебе вообще-то поднимать тяжести можно?»
Хотел было перехватить груз у нее но девочка ускорилась и положила свои пакеты к другим.
«Ну в самом деле! Куда мама смотрит?!» - жалобно возмутился Леуди. И встретился с ее взглядом.
И сразу понял что она с ним разговаривать не будет, что-то случилось! Славка посмотрела еще на него молча и пошла в направление выхода во двор выстрелив ему глазами – Не вздумай меня останавливать!
Леуди оставалось только идти следом за ней.
Появилась Хокса тоже с двумя мешками на плече, испуганно уставилась на него. Бегом оттащила свои мешки к лифту и догнала его.
«Это не я!» – оправдывалась она виновато – «Я только сказала ей что на спине таскать удобней, а она стала по два перед собой носить!»
Понятно – подумал он – на спине она не может, а говорить не хочет. Упрямая, очень гордая, и глупая.
В сарае стояло с десяток мешков вынутых из контейнера.
«Ой!» - вскрикнула Хокса увидев что он поднял из пачки два мешка и идет с ними к выходу – «Ой!»
У выхода он обернулся – конечно он все правильно понял. Хокса собиралась взять мешка три, а то и больше.
«Сколько возьмешь ты, столько возьму и я» – предупредил он ее.
«Ой!» – совсем жалобно пискнула девчонка.
Славку то что он взялся помогать не удивило и она это кажется одобрила, нормальный такой человечек, с нормальными представлениями о том что верно что нет.
«Носи пожалуйста по одному» - попросил он встретив ее в следующий раз. Она не ответила но в следующий заход шла действительно с одним мешком.
Хокса встречаясь с ним не могла ничего сказать кроме своего - «Ой!»
Ее надеждам что он поможет дотащить груз до лифта и уйдет не суждено было сбыться. Он участвовал и в погрузке и в выгрузке и понес мешки на кухню. Не выдержав Хокса убежала к Тули. А на кухне его ждало другое чудо – Огори. Эта увидев его просто совсем отключилась, он ее спросил куда ставить а она мнет в руках полы фартучка, силится, а сказать не может, и чуть не ревет от этого. Зато он узнал кто же из них повар.
Хорошо Славка подошла - открыла дверь в чулан, с одним мешком как и договаривались. Следом Хокса и Тули, а за ними Мик все с двумя.
«Это хорошо?» - спросил его возмущенный братец – «Мог бы и позвать между прочим!»
«Если бы я тебя звал эти силачки успели бы все мешки перетаскать» – объяснил Леуди.
Тули отправила сунувшуюся к мешкам Рути на кухню к Огори. Луиза перехватила Эку, вот уж кто точно герой - тоже носить собралась. Потому как легко Эка подчинилась Луизе, он понял что эти две уже познакомились поближе. Луиза показала ему язык.
На кухне Огори перепугано хныкала прячась за Рути, та была куда уже прятавшейся, поэтому хорошо спрятаться не получалось.
Вместе они управились с мешками довольно быстро
«Спасибо сэм ден» – шепнула проходя мимо Тули.
Славка не убежала и дождалась когда он к ней подойдет.
«Я тебя чем-то обидел?» - спросил он.
Не ты – прочел он в глазах, и взгляд спокойный взрослый.
«Понятно, мама» – догадался он.
На этот раз ее глаза молчали.

Мама была у себя, разбирала вещи у себя, она была печальная и какая-то поникшая. Что же случилось? – подумал он уже совсем пугаясь.
Молча она посмотрела на него.
«Что у вас вчера случилось со Славкой? – спросил он что бы не ходить вокруг да около.
Мама села за стол, уронила голову на руки.
«Она тебе сказала?» – услышал он ее голос с болью.
«Если бы она чего-нибудь сказала! Она молчит, не слова мне не сказала!»
«Вот как» – устало вздохнула его мама – «Я надеялась что только со мной»
«Ты ее ударила? Я понял что она замолкает если ее бьют. Зачем ты ее ударила?»
Мама долго молчала.
«Я сделала хуже…. Из страха! Из дурацкого страха и глупости!»

13.
Девочка скинула перед ней свою одежку без промедления, без тени смущения, все такая же спокойная стройная, прямая. Это ее равнодушие к собственной наготе толкнуло Ирму подтверждением ее страшных догадок. Она боялась что знает ответ на вопрос почему та не стесняется своего голого тела!
О чем она тогда думала? Наверное о Леуди, Луизе и Мике, что они могут узнать от этой безразличной с виду девчонки. Какие глубины человеческой низости она может им открыть.
Память ей подсказала способ который используют работорговцы чтобы проверить «свеж» ли их товар. Способ который когда-то поверг ее в шок. Ударить, унизительно ударить, у нетронутого не сознающего ребенка будет обида, у тронутого больше чем обида.
Она сделала это…. После она сама не знала как у нее рука поднялась! Паника, это была паника. И от паники удар получился сильнее чем должен был быть. Девочка замычала от боли.
Ответ она получила - на несколько другой вопрос. С ужасом поднимая глаза она встретилась с взглядом Славки, со спокойным взглядом полным такой глубокой неприязни что ей захотелось выбежать вон.
Не было даже возможности соврать что это случайно, она видела что бедная Славка прекрасно понимает что с ней только что проделали. Она не была нетронутым ребенком - но дальше то что? Выгнать ее на улицу за это? Запереть, чтобы ее чада случайно не услышали от нее о чем-то? Что ты Ирма станешь делать получив ответ на свой вопрос?
А потом скользя глазами по этому грязному серому тельцу она увидела похожую на черную змейку, припухлость у нее на боку.
Она обошла ее и когда ей открылась спина девочки где-то в глубине ее застрял рвущейся наружу задавленный крик. У Славки была причина быть стройной и не сутулится не перед кем, навряд ли она вообще могла без боли пошевелить бугристой, исчерченной частой сеткой черных полос и подсохшей крови спиной. Ирма стояла и не знала что ей делать, здесь не было врачей к которым она могла обратится за помощью, здешние врачи для Славки были убийцами. А сама она просто не знала что ей делать, с чего начинать. Омыть эту не только израненную но и грязную спину, но какую боль при этом может испытать девочка. Раны кто-то уже сшил наверно Арден но многие снова разошлись. Она сбегала к себе и принесла лекарства, накормила ее обезболивающим. Славка кажется знала что ей дают, а то ведь Ирма боялась что сожмет зубы - и что она тогда будет делать? Нашла какой-то резиновый матрасик, уложила его у бассейна, помогла на него лечь девочке, той непросто давались наклоны. Очень осторожно бинтиком омыла эту сплошную рану у нее на спине.
После переложила Славку на скамью, и начались их мучения, Ирма старалась быть очень осторожной, стягивая открытые и опять кровоточащие рубцы, перекрещенные рубцы. Но обезболивающие не помогало, ноги девчонки отрывались от лежанки поднятые болезненной судорогой, она то вцеплялась в матрас то била по нему кулаком и молчала, когда становилось совсем уже невыносимо, мучительно сперто мычала, они делали перерывы. Ирма гладила сквозь пышные волосы ее затылок, девочка не как не отвечала на эту ласку. Уже к концу этой бесконечной муки Ирма поняла чем объясняются спертость голоса Славки, девочка намертво сжав зубы закусила резину матрасика на скамье. Ирма заплакала, слеза упавшая на рану девочки заставила ту задергаться, несколько минут Ирма не могла продолжать.
После заклеив ей всю спину пластырем, помогла кое как помыться. Она ей что-то говорила, беспомощно и успокаивающе, Славка после удара не сказала ей ни слова, она не прятала глаз но в них не было ничего кроме страдания, усталости и нечеловеческого терпения. Ирма одела ее и отпустила так и не прощенная.
Утром девочка опять ей ничего не ответила, а признаться Ирма надеялась что ее обида, ее оскорбление будет недолговечным как обиды ее Луизы. Но Славка не была Луизой, и ее оскорбление нельзя было даже сравнивать с детскими обидами Луизы. Это было все….
И вот теперь ей приходилось находить слова чтобы хоть как-то объяснить происшедшее своему сыну. Нет не по тому что девочка пожаловалась ему, по тому что следом за ней она и его вычеркнула из списка людей с которыми она может разговаривать.
Серый лицом словно выцветший Леуди, сидел за столом, такой же уставший как и она.
«Теперь я понимаю почему она молчит, вчера я обещал ей что ее больше не будут бить» – вздохнул он, но он видел как страдает его мать и не стал продолжать в этом направлении. – «Но ничего, возможно со временем она поймет что это все глупая дурацкая ошибка! Я на это надеюсь. Жизнь ведь продолжается ма. Ночью я встретил на кухне Тули, оказывается они устроили там нечто вроде вахтенной службы на всю ночь. Прогнал ее спать. Надо проверить что еще они проделывают. Славку я застал за ношением мешков из сарая…»
Ирма встала – «Ей этого нельзя! Как она себя чувствует!»
«С виду ничего, но ты же понимаешь какой это кремень»
«Леуди пожалуйста последи за ней, мне как ты понимаешь теперь это не просто».
«Обязательно послежу. Огори трусиха, меня боится до смерти, между прочем это она все готовит для нас – неизвестно что они сами едят. Рути – видимо официантка и вообще при нас на побегушках, ее конечно почти не кто не зачем не гоняет и от этого у нее плохое настроение. Думаю мысли о своей нужности. А да - она еще по совместительству основной защитник шеф-повара. Юлаги я еще не знаю чем занимается, Хокса сильная, Луиза успела добыть доверие Эки чем довольна она и тайно от нее Хокса. Я видел что она подсматривает за ними и ей нравится как они дружат. Тули – классная, тоже меня боится но уже меньше, ну она просто классная! А! Надо еще узнать на чем они спят. А что-то мелких не видно.
«Ваш отец оставил Питеру огромный конструктор, Мефи не меньший кукольный домик. Оба выбыли по меньшей мере на неделю. Мефи про тебя спрашивала, и конечно Луизе хочет показать свои куклы с тайной надеждой что та у нее застрянет. А Питер рад будет поделится с тобой своими техническими изобретениями. Я не хочу пока их знакомить с девочками, непонимание будет полным, навещайте иногда своих родственников в их затворничестве. Отец на этот раз обошел вас старших подарками, но он видимо понимал что малышей надо чем-то занять».
«Ну почему обошел. Про Мика все забыли, он висит у себя на компьютере и потихоньку начинает эксплуатировать Рути. Это ли не его мечта? Мне папа подарил танк в конюшне, и лифт, лифт он мне тоже подарил. Главное чтобы Луиза не вообразила что ей подарили Эку.»
Ирма вздохнула, Леуди умел утешить, настроить, в нем это было от его отца.
«Ну не печалься ма! Она умная, поймет нас и простит!»
«Эх Ле, она очень умная, но сколько зла и жестокости выпало на ее долю. Я боюсь мы теперь для нее еще одни чужие, хищники жаждущие ею поживится. Как я могла? Как я только могла?!»

14.
«Тули а где теперь Славка?»
Тули приводившая в порядок хранилище кристаллов памяти в библиотеке смутилась и замялась. Леуди даже испугался, что там могло случится со Славкой?
Перебрав варианты ответа девушка решила сказать ему правду.
«Простите сэм ден, она на крыше – в доме сейчас так мало работы.»
Леуди вздохнул с облегчением, по произнесенному он понял что по мнению Тули быть без работы почти равнозначно преступлению.
«Ну и хорошо! Ты тоже почаще отдыхай, и другим девочкам устраивай перерывы.»
Она только вздохнула, видимо несогласная с ним в глубине себя, и уже догадавшаяся что он именно это ей и скажет.
На крыше оказался дворик, полный зелени и цветов. Леуди не сразу нашел в нем девочку, а когда нашел его сердце екнуло. Славка лежала на животе, на широком камне бордюра, и смотрела на город. Ой как не понравилась Леуди бывшая рядом с ней тридцатиметровая пропасть. Он остановился боясь подойти и не знал что сказать. Славка услышала его, повернула голову увидела его тревогу.
«Я не буду прыгать, глупый» – прочел он в ее выразительных глазах.
Видимо ее столько обижали что у нее уже отработан способ общения без слов – подумал мальчик.
Но как этой дурехе внушить что ей не стоит лежать на камнях. Хорошо хоть он сразу оставил мысль сказать ей что она испачкает толстовку. Опыт споров с сестрой помог, иначе он рисковал получить сейчас эту самую толстовку в руки, и то что у нее под ней ничего нет вовсе необязательно ее остановило бы. Решился подошел и присел рядом. Бордюр был теплым от солнца и отмытым до блеска.
«Я поговорил с мамой, выходит я тебя обманул вчера. Но мне и в голову не могло придти что мама на такое способна. Более того ей самой это было неизвестно. Это была такая совершенная случайность. Она просто очень испугалась! Понимаешь она все еще считает нас маленькими, она испугалась что теперь мы можем слишком многое узнать от тебя, и хотела узнать что ты сама знаешь. Она только про нас и думала в этот момент».
Он не мог на нее смотреть в этот момент, но боковым зрением видел что девочка осторожно приподнялась и села на пятки. При последних его словах она вдруг звонко рассмеялась, заливисто так, он даже вздрогнул. Но глаза на нее не поднял, он слышал как мало в этом смехе радости.
«Она сразу очень пожалела о том что сделала! И ей плохо до сих пор что она так поступила!»
Славка засмеялась еще громче, вскочила на ноги и закружилась широко расставив руки, тонкая легкая. От этого ее танца и нерадостного веселья Леуди стало просто невыносимо ее жалко, он сполз с бордюра на крышу, прижался к его тверди спиной.
«Теперь ты никогда нас не простишь? И не будешь с нами разговаривать, да?»
Славка еще немного покружилась уже без смеха, и села к нему спиной, лицом к городу.
Он не знал что еще ей сказать, и беспомощно чувствовал что не нашел правильных слов, что-то сделал не так. И от этого не мог уйти. Так они сидели в тишине и он боялся что сейчас расслышит ее всхлипывания.
Но он услышал другое, посидев в тишине Славка засвистела, над крышами понеслась незнакомая мелодия, простенькая сначала и вдруг усложнившаяся пронзительными переливами. Леуди даже замер захваченный этой красотой, свистеть девочка умела. И мелодия! Он никогда ранее не слышал этой берущий за душу мелодии. Была в ней печаль, одиночество, но не эти темы были главными, а главным был простор и непонятная чуть уловимая доброта.
Леуди сидел слушал и думал, о девочке которая не может даже пойти погулять, у которой нет и никогда не было ничего своего, даже то что на ней надето ей не принадлежит, да что это, ее наверняка учили что и она сама себе не принадлежит, и должна слушаться и работать, слушаться и работать, каждый день и никто никогда не скажет ей за это спасибо. Вот что значит быть рабыней.
И тут он вдруг понял свою ошибку! Что он ей говорил? О их вине, оправдывал мать что-то объяснял.
Что ей все это? Разве может она что-то спрашивать с них? Что ей их переживания? Почему он забыл о той боли, той обиде которую она перенесла. Но как? Как это сказать? Он подождал когда пронзительная мелодия утихнет оставив после себя ощущение чего-то большого скрывшегося рядом и предпринял еще одну отчаянную попытку.
«Славка прости! Мне жаль, мне действительно жаль!»
Она вскочила готовясь опять крутится.
«Мне не все равно что ты чувствуешь! Я хочу чтобы тебе было хорошо! Я не хочу чтобы ты больше страдала! Ну что мне сделать чтобы ты поверила в это?»
Она так и осталась стоять, а после он почувствовал ее руку гладившую его затылок и услышал.
«Понял глупый! Глупый понял!» - толи ликующе толи плачуще, нет скорее ликующе и немного насмешливо.
Она легко соскочила с бордюра, и быстро полетела к спуску в дом едва касаясь поверхности ногами.
«Подумай так о других девочках! Ко мне это все не относится!»
Расслышал он, стоя в совершенно сметенных чувствах. После веселое – «О! Еще одна! Спасибо большое тебе за толстовку»
Чем дальше в лес тем больше дров - подумал про себя Леуди – Ничего себе забитое существо!
А Луиза значит подслушивала - так, так.
Луиза стояла в дверях не пытаясь скрыться.
«Привет чудовище! Ушки на макушке?» - играя бурную радость поприветствовал сестру Леуди.
«Меня мама послала! Спросить тебя будешь ты сейчас есть или потом?» - возмутилась оскорбленная невинность Луиза.
Вертится – понял ее брат - «И как давно это было?»
«Ну и подслушивала» – почувствовав слабость своей позиции сдалась девочка – «Она так классно свистела – не захочешь заслушаешься. А здорово она меня – «Еще одна». Ничего себе! Да и тебе я слышала тоже досталось – «глупый». Надеюсь маме она ничего такого не скажет?»
«Боюсь маме она вообще ничего не скажет» – вздохнул Леуди – «Даже под пытками»
«А почему?» - удивилась Луиза.
«Ладно, тайны все равно не получится. Знаешь такое слово, оскорбление действием?»
«Это пощечина что ли?» - не поняла девочка.
«Ну это тоже, но гораздо сильнее» – вздохнул Леуди не находя как это еще бессодержательно обозвать – «В общем подробнее я тебе и сказать не могу»
Луиза в миг поняла о чем речь и вытаращила глаза.
«Мама ее?! Ты с ума сошел, да? И ты ей веришь?!»
«Вообще-то я это от мамы узнал» – вздохнул Леуди – «Она то вообще молчит, слова не вытянешь»
Пораженная Луиза села на ступеньку.
«Ну ничего себе! За что?!»
«Не за что.» – Леуди уже жалел что начал этот разговор – «Просто так глупо получилось».
«Случайно?» – нашла приемлемое объяснение Луиза.
«Ох если бы случайно!» - вздохнул тяжело Леуди – «Заметила что Славка ее не стесняется, ну и … заподозрила сама знаешь что. Ты же сама знаешь как она нервно относится к этой теме. Решила проверить…»
«Проверила?!» - с яростью в глазах спросила Луиза.
«В общем проверила…. Теперь мается» - грустно сказал Леуди.
«Мается? Слушай а что она меня то не проверила? Вдруг я тоже что-то знаю?!» - вскипела Луиза.
«Не трогай ты ее. Это она от страха, она сейчас и так самобичеванием занимается, на нерве вся».
«У нее страхи, нервы а страдает Славка! Как она могла а?!» - в глазах Луизы заблестели слезы.
«Она сама не знает. Я у Славки прощение за нее просил»
«Зачем ей это?! Когда ее все предают! Бьют, унижают, мучают, а она одна!» – из глаз Луизы побежали по щекам ручейки.
«По этому я и «глупый» - вздохнул Леуди – «Тебе я думаю за компанию досталось, а «спасибо» искрение было, ведь так? Только она тоже глупая. У нее на спине вся кожа полосками а она мешки хватается носить, на камнях лежит».
«Глупая?! Много ты понимаешь! Что она тебе крикнула? – о других беспокойся! Она это специально! «Хотите что бы я работала? Ладно буду работать и умру!» Какие все вокруг тупые и бесчувственные!» – утирая слезы рукавом Луиза побрела от него вниз.
Леуди должен был признать что сестра скорее всего все правильно поняла, так что у них можно сказать появился специалист по психологии девчонок.
«Посмотри за ней» – попросил Леуди. – «А то она опять!»
«Без тебя знаю!!»

15.
Леуди пропал, Луиза пошла за ним и тоже исчезла, Мик хотел было пойти за ними но мама решила что они поедят сейчас а Леуди и Луиза в следующую очередь. Видимо - решил Мик Леуди таки добрался до своего лифта и еще и Луизу в дело включил. Луиза в последние время демонстрирующая Леуди свою независимость то и дело не выдерживала этой своей позиции и готова была выполнять самые не девчоночьи поручения ее старшего брата.
Мама была не очень в настроение, Мик проверил себя на вопрос – не вытворял ли он чего? Да нет если на счет попыток подключения через наполовину законсервированную систему дома к городской сети, то об этом еще не кто не знал. Да у Мика с этим уже возникли сложности, тутошний канал имел какую-то иную кодировку, без Леуди не разобраться. В общем перед Ма он был чист. Рути ловко сервировала перед ним стол, быстро так и точно. Он просто засмотрелся как все предметы находили свои места. Вот только при таком мастерском обслуживание не знал зачем ему сразу несколько разных ложек и вилок. Надо будет расспросить ее или маму как этим всем правильно пользоваться.
Будь это не Рути Мик был бы категорически против, и настоял бы на самообслуживании но он видел что Рути чем она занималась нравилось. Когда она закончила он оценивая ее труды, показал ей большой палец, какой будет результат он уже знал, Рути хихикнула тихонько, порозовела и обратилась в бегство, только пятки мелькнули. С ней он познакомился еще с утра, появилась в дверях приведением, он дернулся чуть канал не замкнул. Она видит что он из-за нее что-то там чуть не испортил, стоит виноватая, печальная. Хотел было ее успокоить и отослать и вдруг понял что это как раз ее не обрадует. Он знал свое семейство, ее наверняка все утро все отсылали. И придумал - чемодан то он так и не разобрал вечером, самое девчоночье дело. Попросил - надо было ее видеть! Просияла просто! И так серьезно основательно все разложила что он понял что кто бы это не увидел сразу поймут что это не он. Ну и ладно. В эксплуататоры значит в эксплуататоры, заказал ей чаю, кивнула и чуть не вприпрыжку, вот это вот обеспечение, с таким вот обслуживанием не то что бы в местную сеть, в любой банк можно залезть. На этот раз Рути покашляла у дверей – чтобы значит он так не дергался. Сервировка стола у нее была поставлена на королевском уровне, он ей так и сказал и увидел все эти «хи-хи», благодарные поклончики, розовые щечки, одно слово - сокровище. После смущенная донельзя она ускакала.
С утра он окончил все приготовления, все что можно было сделать не зная кодировки, теперь осталось уговорить Леуди завершить подключение. И это было не просто, надо было доказать что он лезет в сеть не для того чтобы посмотреть на голых девочек, а на этот раз это была чистая правда. Еще подлетая к этому миру он посмотрел что можно было здесь увидеть по этой теме. Так гадко ему никогда не было, даже не беря в расчет тот самый обряд с изуверским убийством. В общем если Мик иногда и любил увидеть некие подробности противоположного пола это еще не значило что он вурдалак, маньяк-садист и крайне бесчеловечная сволочь в одном лице. Сейчас он просто хотел знать что происходит вокруг, они заперты в этом семейном склепе Далогов и нечего не узнают даже если война начнется, пока на них чего-нибудь не сбросят, вроде тектонической бомбы. Отец может быть просто слишком занят что бы им что-то сообщать.
Мама конечно перекрыла все каналы входящие в дом по верхним линиям, пару раз она ловила его на том что ей категорически не нравилось, и что он находил в глубине линий вполне приличных со стороны «обложки», и теперь она оставляла доступными только опресненные государственные каналы сообщества. Совершенно не разумно пологая что ее блок ограничения на центральном узле нельзя обогнуть путем ссылок на находящиеся до него. Но он так не поступал – во первых плохо обманывать необразованную женщину являющуюся твоим по сути единственным родителем. Во вторых входи он по официальной линии ей бы все равно приходили счета за сеть. Не большие, но больше тех денег что ему выдавались на карманные расходы. К счастью не будучи полным чайником и имея в братьях законченного технаря Леуди он знал лучшие пути. На хакерском сленге он значился в «пожарниках» – то есть пользовался резервной линией прикрепленной к каналу пожарной сигнализации, ее использовали для переговоров между собой любителей большого огня. Тот кто довесил эти каналы к паутине пожарных был явным хакером - иначе зачем сетка вместимости их была не меньше чем у каналов государственного информатория.
Пообедав Мик направился к лифтовой шахте. Помочь брату в борьбе с силовыми ловушками был его священный долг, к тому же после починки он мог оказаться в нужном настроении для разговоре о сети. Удивительно но в шахте лифта Леуди не было. Не было его и на первом, и во дворе. Озадаченный Мик поднялся на пятый, где-то тут жили девчонки а так в основном все пустовало – может брат нашел себе место для мастерской здесь? Тихо и пусто, он уже отчаялся найти Леуди, когда его нос уловил знакомый запах, так пахла изоляционная пленка которая напылялась на пластинки плат после их сборки.
«Ага попался!» – обрадовался Мик.
Удивительно, запах шел из узенького мало заметного коридорчика в дальнем крыле дома. С чего это Леуди потребовалось залезать в такую даль? Не задумал ли и он чего-то интересного? Осторожно и стараясь не шуметь Мик прокрался до конца и оказался у небольшой комнатки похожей на чулан, без окон слабо освещенную догоравшими свой век квадратами ламп дневного света. Светящийся полевой экран на этих устройствах совсем проредился. Было видно его волокнистые составляющие. В комнатке было два больших стола, на них лежала различная бытовая техника в разных состояниях разобранности, кучками, изобилующие прозрачными металлами части кухонного комбайна, полные отростков загогулины систем освящения, и больше всего различных округлых штучек покрытых зеленью тины. Из аквариумов и искусственной речки - понял Мик.
Он нашел мастерскую, но это была мастерская не Леуди. В комнатке была еще дверь, по металлическому звону за ней Мик понял что хозяин этих мест там копается в коробке с инструментом. Он тихонько отошел в тень. Вид того кто вышел из подсобки заставил мальчика вздрогнуть! Это был маленький дикарь с темно коричневой в подобном освящении кожей, в одной набедренной повязке и большом бесформенном шлеме на голове, на шлеме из загнутой жести будто глаза загадочного насекомого мерцали огоньки световых измерительных приборов. Отбросив мистические версии, и рассмотрев получше дикаря Мик понял кто перед ним. Это была Юлаги, девочка не виденная им после представления. Оказывается у них в этом доме был еще один тайный техник, и при этом такая кроха! Сначала он подумал что девочка его не заметила, она положила принесенное на стол прошла к сидению у села, он ожидал что сейчас она склонится над лежащей там большой запутанной платой и лучики от огоньков – глаз продлятся дрожащими лазерами словно хоботки этакого ночного мотылька, девочка сидела неподвижно, ссутулившись и положив руки на коленки, шлем склонился вперед как у сраженного рыцаря.
Мик понял что замечен и вошел в мастерскую, подошел к столу, плата была сложной, говоря честно он был неуверен что сам может разобраться что это такое. Девочка сидела неподвижно, слишком неподвижно, Мик понял что это не просто так.
«Что случилось?» - поосторожней спросил он этого муравьенка.
Шлем медленно поднялся вверх, между поблескивающих линзами трубочек проекторов лазеров на него смотрели продолговатые темные глаза, без страха но с непоправимой бедой.
«Юлаги ждет наказания сэм ден. Или она должна идти к госпоже Ирме?»
«Какого наказания?» - опешил Мик. – «За что?»
Девочка повесила голову помолчала, опять посмотрела она на него с тяжестью.
«Разве вы не знаете сэм ден?»
«Чего не знаю?» - не понимал Мик.
«Юлаги нельзя касаться техники, книг и информоносителей» – с болью сказала она ему.
«Почему?!»
Девочка подняла на него глаза и долго смотрела ему в лицо.
«Вы правда не знаете сэм ден? Потому что я Алуонти».
«Алуонти нельзя всего этого касаться?»
Юлаги посмотрела на него без выражения.
«Да сэм ден»
Мик кое что припомнил – «Это из-за сплава что ли?»
«Какого сплава?» - удивилась девочка
«Идигитрия Алуонти, новейший броневой сплав, перекрывает все пред идущие известные нам сплавы до «древних».
Теперь Юлаги смотрела на него во все глаза.
«А почему он так называется?» - спросила она тихо.
«Понятно почему! В честь вашего народа»
«Кто же его так назвал?»
«Создавший конечно, он тоже Алуонти»
«Неправда!» - вскрикнула девочка.
«Что не правда?» - опять не понял Мик.
«Это все неправда! Кто бы ему дал создать такой сплав! А если бы он даже создал его название ему бы давал не он!» - сердилась Юлаги.
«Так это было не в желтой зоне! Он свободный человек, создатель сплава. Конечно «желтые» устроили страшный шум, запретить, не дать, выдать, только кто их будет слушать».
«Значит….» - Юлаги смотрела ему глаза ища неправду – «Значит есть такие места где Алуонти могут быть свободными людьми?»
«Конечно есть! Сообщество например. А разве вам не после этого все это запретили?»
Правда не знаешь? – спросили его ее глаза.
«Не из-за этого сэм ден. Когда ваш народ напал на нас мы отказались сдаваться, и очень долго сопротивлялись. Мы создавали таких песчаных воинов и пушки что с нами не могла справится и золотая гвардия. За это когда вы все таки победили нас всех уцелевших обратили в рабство, и запретили заниматься любыми инфр… информоемкими работами. Как меня накажут?»
«Не мой народ, мой народ не когда не воевал с Алуонти и скажу тебе честно, я хотел бы что бы в этой войне победили вы».
Глаза девочки уставились на него большими черными жемчужинами.
«Тебя не кто не будет наказывать тут за то что ты делаешь. Скажи а что ты должна тут делать? Ну - твоя должность».
Девочка еще недоверчиво помолчала.
«Приглядывать за растениями и аквариумами сэм ден».
«В которых полно этой всякой механики, а кто-нибудь кроме тебя в этом добре здесь разбирается?»
Девочка опустила взгляд, и отрицательно покачала шлемом.
«То есть иначе говоря получается что если ты не будешь чинить эти все железки то тебя должны наказать за то что ты не справляешься со своей работой? А если будешь чинить то за то что чинишь. Вот ведь чистый бред!»
Юлаги вздохнула, понурившись.
«А кроме этого дело встанет на кухне и вообще по всему дому» – поразился Мик.
«Как же быть сэм ден?» - спросила Юлаги.
«Спокойно делай свои дела, по возможности я и Леуди будем тебе помогать»
Юлаги посмотрела на него недоверчиво.
«Значит вы не закроете мастерскую?»
«Ты с ума сошла? Мы что себе враги?»
Юлаги стала потихоньку оживать.
«А госпожа Ирма не станет сердится на Юлаги?»
Мик хмыкнул.
«Ма то? Я думаю она не сразу поймет на что вообще здесь можно сердится. Слушай а как ты всему научилась? Ну ты же, прости, совсем маленькая».
Девочка посмотрела на него с минуту глазами полными недоверия, после открыла шкафчик под столом и достала шлем нейронной записи.
«Клам!» - поразился мальчик – «Но тебе же это нельзя! У тебя голова то не болела?»
«Немного» – призналась Юлаги и махнула рукой – мол ерунда.
Мик присвистнул.
«По моему тебе это все нравится, да?»
Юлаги опять вздохнула и кивнула.
«Я люблю жизнь машин – с виду все такое не живое неподвижное, а если сделать все правильно то это оживает и живет своей жизнью» – ты слушаешь? Тебе интересно? – спросили ее глаза – «А в некоторых машинах вообще есть духи. Ну таких как в той комнате куда нам нельзя входить на крыше».
Здорово – подумал Мик на это соединение мистики с технологией в голове этого самобытного чуда, и вздохнул, чувствуя что прошло то время когда он сидел за своим компом один.
«Пошли» – позвал он Юлаги.
Девочка стянула свой шлем и подошла к нему, она ничего не спрашивала но на личике ее было такое понимание, что весь этот удивительный разговор был неправдой, и теперь ее накажут.
«К машине в которой живут эти твои духи» – добавил Мик смотря на нее.
Вознаграждением ему были глаза с вновь вспыхнувшей надеждой и восхищением.
запись создана: 18.08.2012 в 01:40

20:23 

6.
Дом находился в середине улочки довольно круто спускавшейся с холма. Точнее сказать не это был дом - замок, форт, завод что еще. По форме это был почти правильный куб, скупые архитектурные украшения видневшиеся кое-где скорее подчеркивали его бесформенность чем украшали здание. Когда-то давно его покрасили светло оранжевой краской, она выцвела и стала ближе к бежевому цвету, и это как раз шло этой крепости. Представление о том что здание некогда имело военное предназначение усиливали узенькие арочные окна похожие на бойницы. Ирма не удивилась заметив под крышей узнаваемых очертаний ниши с разъемами, там стояли когда-то мощные проекторы защитного поля. Соседние дома были тоже подобной архитектуры, но все таки немножко повеселее. Домина выделялась среди них своей мрачной массивностью, у других хоть окна нормальные были.
Дорогой Арден рассказал что здание стояло здесь с тех времен когда основную территорию планеты занимала «вольная область». Место вне каких либо законов – рассадник пиратства и преступности. «Вольные области» открывались хозяевами желтой зоны на захваченных мирах, как средство их колонизации, а точнее оккупации, порабощения и как в случае с Сароледелой истребления местных жителей.
Когда жившие до вторжения тут непокорные племена исчезли пропала надобность и в «вольной области» О живших здесь ранее напоминали лишь уцелевшие кое где в пустыне руины городов. Как и о порывавших планету ранее растительности каменеющие мертвые леса. Конечно агрессоры не польстились бы на мир в таком виде в котором он пребывал ныне. Когда-то этот мир покрывали чудесные леса и долины. В их гибели желтые обвиняли коренное население не желающие ничего оставлять своим врагам. Хотя Ирма подозревала что вина лежит именно на захватчиках, уничтоживших во время разграбления сложную эко систему планеты.
Семейство молча и не без испуга смотрело на постройку тюремного типа. Что же – подбодрила себя Ирма - она бы наверно даже рада была бы этой не преступности. Вот если бы они еще там оказались одни….
«“Старина” – пояснил ободряюще Арден детям. – “Наверное стоит здесь еще с тех пор когда тут была окраиной города а в песках прятались бандиты союза Эфории. Остался от какого-то моего дальнего родственника по материнской линии, он появлялся иногда на Сароледеле и прикупил себе этот замок. Ума не приложу зачем ему понадобилась такая твердыня. Мама узнав что отец завещал продать все свои дома и усадьбы сообщила что я могу пользоваться им как хочу. Там конечно очень давно никого не было но девчонки навели относительный порядок. Идемте внутри этот неприветливый старичок значительно веселее».
Какие девчонки? – уставилось на нее три пары глаз с тревогой. Она так и не нашла как сказать детям что они формально превращаются в рабовладельцев.
Арден тем временем открывал дверь широкой вставкой светового ключа. Наконец створки бесшумно разошлись, тяжелые только по поверхности обшитые пересохшими и выветренными деревянными панелями они были из перумиума, одного из составляющих идигитрий метала отличающегося прочностью и тугоплавкостью. Мягко зажглись матовые огни подсветки, искусно спрятанные где-то снизу вдоль ведущей в глубину залы с колонами. Вот они вошли внутрь, Арден стал закрывать замки двери на маленькой панели управления в углу.
«Пойди посмотри» – позвал он ее – «Это вот закрывает основной замок, это дополнительные запоры, эта клавиша включает щит. Эти три кнопки опустят броневые щиты и включат проектор тяжелого поля, надеюсь в этом нужды не возникнет, вот ключ на всякий случай».
Зала с колонами вела к площадке лифта, прозрачный металл чуть зеленоватого цвета двигали между этажей силовые ловушки. Но пока наверх они не стали подниматься. В самом торце залы была арка выходящая в задний дворик с деревянными, старыми постройками. Арден повел экскурсантов туда. Надо сказать не все были так подавлены как Ирма, младшие были в восторге от «музея».
«Тут раньше держали лошадей, я загнал в конюшню стоявшую раньше во дворе машину. Она пережила все эти годы. Не работает только потому - что сгнила связка между генераторами. Сущий танк, щит выдержит полицейский плазменный «Дортив»» – это конечно предназначалось для ушей Леуди, кого что интересует он конечно знал. – «В сарае два контейнера, в одном разные крупы, в другом продукты в «изоляторе». На тринадцать человек хватит надолго, не балуй их особенно – это их скорее испугает чем обрадует».
Леуди, Луиза, и Мик за переглядывались уже с пониманием, потрясенные.
«Где они?» – похоронным тоном спросила Ирма.
Всю эту экскурсию она думала только о встрече с невольниками этого дома.
«Наверху, идем. Нижние четыре этажа, я открывать не стал, в верхних двух места более чем достаточно, если захотите открыть то подключенный пульт управления на крыше, как раз над лифтом. Но на этажах пыль лежит слоями, и девчонки наверняка подумают что в их обязанность входит все убрать. А они довольно нервно относятся к своим обязанностям, надорвутся».
Ее жгли взгляды старших детей, они смотрели на нее, с таким неверием в происходящее.
Лифт представлял из себя площадку огражденную силовым щитом. Ирма призналась себе что ей было бы спокойнее если бы помимо щита было бы хотя бы условное ограждение. Лифт преодолевал этажи минуя темные залы с высокими потолками и слабо различимым в полумраке интерьером, отсюда дом казался еще более громадным чем снаружи.
Где-то между вторым и третьим площадку лифта немного качнуло. И Ирме стало совсем не по себе.
«Здесь барахлит связка силовых ловушек» – Чуть улыбнулся Арден в сторону Леуди.
«Хорошо я посмотрю»
«Буду признателен, а то одна пассажирка даже взвизгивает на этом месте».
Четвертый этаж, лифт поднялся в освященный мягким светом большой зал. Точнее они оказались на лесной опушке, тут даже текла маленькая извилистая речка с прозрачными блестящими словно хрусталь мостиками Стен закрытые полевыми экранами если не всматриваться создавали впечатление бескрайнего пространства.
«Ого!» - вырвалось у Мика. Ирме было не до здешних красот.
Девчонки были тут, все вшестером. При появление Ардена они как по команде припали на одно колено, уронив головы. Смуглая кожа не привычные черты. Ирма надеялась что они будут хотя бы белыми. Впрочем не по цвету же Арден их выбирал. Она нормально относилась к людям с другим цветом кожи. Хотя ей было не привычно видеть коричневую кожу. А вот как ее дети к этому отнесутся? Не вызовут ли эти отличия у них вполне объяснимой ксенофобии?
«Я пытался их приучить здороваться без коленок но видимо это в них глубоко сидит» – повинился Арден. – «Как видишь помещение они держат в полном порядке».
Вроде он обращался к Ирме, но она понимала что говорится это скорее для этих коленопреклоненных, их знакомили таким способом. Привычным для них но не для Ирмы.
«Они вообще молодцы. Видела бы на что здесь все было похоже когда я только сюда въехал»
Старшая была худенькая девушка, она сидела чуть впереди отвечая перед господами за всю свою команду. Сзади нее была девочка возраста Леуди - лет шестнадцати, побольше и покрупнее старшей - и явно посмелее. Она не очень низко опустила русую голову и оттуда быстрыми вороватыми взглядами их осматривала. Встретилась глазами с Ирмой и клюнула носом.
А Ирме эти ее взглядики полные скорее любопытства чем страха были как бальзам на сердце. Арден не обманул, это были живые дети, не забитые, не раздавленные жестоким обращением, и чем больше она вглядывалась тем большее облегчение чувствовала.
Следующими сидели две подружки лет одиннадцати, одна полненькая и черноволосая - она видимо сильно боялась, ниже всех наклонила голову и держала в своих руках ладошку более смелой подруги. Другая кажется ей что-то неслышно шептала.
Отдельно сидела девочка потемнее лет девяти, если Ирма не ошибалась Алуонти. Даже в таком возрасте если и будет боятся не за что не покажет свой страх. Если конечно ее не растоптали окончательно, а судя по чувству собственного достоинства даже в этой коленопреклоненной позе ее не растоптали. И самая маленькая, Ирма сначала не заметила ее. Она была почти вся за спиной у русой, лет шести. Русая видимо за ней приглядывала
Из одежды на них были юбочки до колен, у всех кроме двух младших, широкие полоски ткани вокуг груди, прижатые сверху и снизу тонкими ремешками, все были босые.
Питер и Мефи подошли к ней они не очень понимали что особенного в этих сидящих девочках. Старшие остались стоять на лифте с широко открытыми глазами. Это был тот случай когда господа боятся своих рабов не меньше чем те боятся их, и Ирма отнюдь не была исключением. Арден поманил старших детей в сторону, и они о чем-то стали тихо говорить.
Ирма заставила себя выйти вперед к девочкам.
Старшая из них осторожно подняла голову, у нее было совсем детские черты лица, и в глазах страх и приниженность. Но не такой острый как боялась Ирма. Это были все таки живые глаза, живое лицо.
«Здравствуй»
Девушка глянула с перепуганным непониманием, опять показала ей макушку, глянула снизу еще более робко.
Ирма присела, пусть Арден играет свою роль а она не привыкла общаться сверху вниз, девушка чуть порозовела ища куда деть глаза от столь непривычного ей внимания.
«Тебя как зовут?» - стараясь говорить помягче спросила Ирма.
Девушка зашевелила губами будто сначала шепотом сказала свое имя, после чуть погромче, Ирма услышала не громкое - «Тули сэм ги»
«Сэм ги» - По всей видимости было здесь формой обращения к господам. Ирма уже с таким сталкивалась.
«Тули, познакомишь меня с девочками?»
Та кивнула и пряча глаза встала, подошла к русой, тронула ее за плечо.
Девочка оторвала подбородок от ключиц, задорное такое с плоским веснушчатым носом, и сжатыми в полоску губами, глянула на Ирму так с озабоченным и виноватым вопросом. Будто спросила – «А это ничего что я подглядывала?»
«Хокса» – коротко выпалила она. Сообразив что от нее ждут.
Эта Хокса очень радовала Ирму, давала надежду что все будет не так уж и страшно – ничего уж слишком такого страшного не могло с ними случится, если с ними такая вот Хокса.
Тули перешла к двум подругам.
Та что посмелее подняла лицо, со страхом но и с спрятанной надеждой, неизвестно на что.
«Я Рута а она Огори, только она боится.»
Огори при словах про нее стукнулась лбом о коленку, Ирма не выдержала и немножко погладила черные волосы на этой голове. И почувствовала как девочка просто окаменела под ее рукой. Может ей не стоило этого делать?
Подошли к Алуонти.
Она подняла на них смуглое лицо, внимательный взгляд черных ярких глаз, как Ирма и ожидала без страха.
«Юлаги» - сказал звонкий немного гортанный голос.
Наступила очередь самой младшей, ее отыскали за Хоксой. Она сидела ровнехонько так выставив вперед круглый затылок с воздушными короткими волосами. Так и хотелось их погладить но Ирма боялась испугать эту кроху. Тули тронула девочку за плечо.
«Мм» – услышала Ирма.
Тули подождав положила ей руку на спину.
«ММ!» – донеслось из под склоненной головы.
«Вообще-то ее Экой зовут» – не сдержалась Хокса глядя вверх и в сторону.
И Ирме не послышалось? Рута за ее спиной коротко хмыкнула от смеха.
От этого знакомства Ирма почувствовала себя просто избавленной, будто в темном лесу в который она попала, вместо обещанных волков оказались только белки.
«А меня зовут Ирма» - представилась она девочкам.
Питер и Мефи от скованности испытываемой при знакомстве с их мамой девочками, тоже застеснялись и прятались за ней. Ирма выловила их оттуда.
«Питер!» – неожиданно громко даже для себя выпалил Питер.
«Мефи» – смеясь сказала развеселившаяся от представления своего брата Мефи.
Арден окончил свой разговор со старшими и они присутствовали продолжили начатое младшими.
«Меня зовут Мик» - очень солидно представился сам Мик.
«Луиза» – в голосе девочки было – И я не прочь с вами подружится.
«Леуди» –проще других сказал ее старший сын.
«Ну а меня вот наверное уже все знают» – окончил церемонию знакомства Арден – «Хокса проводи молодежь в гостиную».
Девочки - невольницы встали и переглядывались меж собой, от Ирмы не скрылось их испуганное удивление, они явно ожидали чего-то другого. Арден кивнул им и они стайкой упорхнули в арку оставив им Хоксу. Уже в арке младшая Эка притормозила и обвела их всех широко открытыми глазами. Вернулась Рута и щелкнула девочку по затылку согнутым пальцем, обе исчезли.
Следом отправились дети Ирмы ведомые Хоксой, та была с опять сжатыми губами, видимо от смущения.
Ирма с Арденом задержались, явно для разговора.
«Сейчас будут шушукаться, таких господ которые вот так просто представляются перед рабами они еще не встречали»
«Ну?» - спросила Ирма.
«Что ну?» - улыбнулся Арден.
«Я думаю мы с тобой умеем считать. Там внизу ты сказал что нас будет тринадцать. Кого ты оставил на последок?»
Арден улыбался, но его глаза постепенно становились все более серьезными.
«Я ее еще не привез. До последнего надеялся что найду хоть кого-то чтобы оставить с ней. Она меня беспокоит».
У Ирмы опять не было комментариев.
«Да нет, не то что ты думаешь. Просто она странная, мне продали ее сегодня утром, старый знакомый назначивший мне встречу подобрал ее где-то по пути, неожиданный для него поступок. Он его объяснил тем что она странная и теперь я его понимаю. Начать с того что она непохожа на народности живущие в этом секторе, и одно ее имя чего стоит – Славка. Во вторых она очень интересно себя держит, в общем я ее не понимаю. По дороге я узнал что все действительно заняты и девать мне ее тоже некуда».
«Где она сейчас?»
«Уснула в машине, ей сейчас тяжело».
«Арден. Ты понимаешь что мои дети совершенно не готовы узнать то что могут знать эти несчастные? Что мне делать если одна из этих девчонок решит посвятить их в подробности своей жизни?»
«Того что ты боишься – насилия, они не знали. В этом я уверен. Что касается Славки она странная, но тоже не похожа на жертву чьего-то интереса. Сложность с ней скорее в том что с ней жестоко обошлись не давно».
Оставив ей еще не сколько подсказок по управлению хозяйством Арден ретировался, сказав что привезет эту Славку ближе к вечеру.

7.
После встречи с девочками Ирма чувствовала себя гораздо уверение, а ведь могла бы и догадаться что Арден не будет ставить ее в совсем тяжелое положение, и дети у них большей частью общие. Осталась только эта самая «странная Славка», но Ирма уже не боялась. Арден все больше доказывал ей что на него можно положится в сложных вопросах.
Она прошла в арку, за ней начинался слабо освещенный коридор, матовые светильники не затеняли слабо мерцавшую призрачным светом мозаику на потолке. Дом был оформлен действительно изысканно, и такие вот произведения искусства здесь простаивают десятилетия не кому не нужные.
Своих детей она нашла по веселой болтовне, они пили чай в большой гостиной, такой шикарной как и все остальное в этом замке. Фарфоровой сервиз, лаковые тарелочки с пирожными, все это было достойно «столичного музея утвари». Мефи была в восторге от собственной чашки с тончайшим выпуклым рисунком.
Старших детей занимало другое.
«Ма! Эта Хокса просто класс! Привела нас сюда стоит и вдруг ее что-то стукнуло – «О! А чаю хотите?… Ой нет! Прикажут ли господа подать чаю?» – смеялся Мик.
«Я ей сказала что первый раз у нее лучше получилось! А она смешно так начала рукой отмахиваться!» - включилась Луиза
«Мы сказали ей что бы она и себе принесла но она в ужасе скрылась!»
В дверях неслышно появилась Рута. Заметив что на нее смотрят уронила голову.
«Госпожа Ирма… чай» – от смущения сбиваясь и теряя слова.
«Принеси пожалуйста» – попросила ее Ирма.
Когда девочка убежала Луиза вздохнула.
«Она все слышала, передаст и Хокса на нас обидится».
Ирма вздохнула про себя, перед ней был пример полного непонимания друг друга, здесь в этом замке пересеклись пути не двух культур или народов, здесь соприкасались две разные эпохи отстоявшие друг от друга на тысячелетия. Желтая зона так и не вышла из эпохи древней империи.
«А давайте когда она принесет попросим у нее еще одну чашку и посадим ее пить чай вместе с нами!» - сгенерировала новую идею Луиза.
«Не надо» – попросила Ирма – «Она испугается так, что ей будет не до чая. В их жизни на них мало кто обращал внимания, и еще меньше думали о том что бы им было хорошо, пока они просто не поймут что от них хотят».
Луиза немного огорчилась
«Но потом мы будем пить чай все вместе?»
«Я надеюсь. О чем с вами говорил отец?»
Передавать слова Ардена взялся Леуди как самый серьезный.
«Ну он сказал что – «Ситуация вашей жизни сложилась так что вы выросли в обществе где человек, его жизнь и личность является первоочередной ценностью. В этом мире совсем не так, вы должны это понять. Теперь вы оказываетесь поставленными над этими девочками, но как люди демократического общества вы должны помнить что вы отвечаете за этих слабых».
Еще он сказал что по возможности переправит их из рабовладельческой зоны, но до этого времени девочкам придется быть здесь и желательно не сильно отличатся от других представителей статуса который они занимают. Поэтому мы не должны играть в освободителей, достаточно сделать чтобы нашим подопечным было хорошо, действительно хорошо а не так как нам кажется им было бы хорошо. Это видимо про то, почему Луиза не должна усаживать Руту пить с нами чай. Он сказал что о всем что касается девочек мы должны советоваться с мамой».
При окончание его доклада появилась эта самая Рута с подносом, он ее не заметил. Услышав свое имя она чуть вздрогнула, а когда речь зашла о чае, пришла просто в паническое состояние. Быстро но очень аккуратно и бесшумно поставив поднос с чайными принадлежностями перед Ирмой, поклонилась, и стрелой выбежала из гостиной.
«Молодец!» – похвалила Леуди Луиза. – «Особенно интересно это было слушать самой Руте»
«Ой!» – спохватился Леуди растеряно оглядываясь.
«Вот такой вот – ой! Надо иногда по сторонам смотреть!»
«Да ладно тебе» – встал на защиту брата Мик – «Она и уловила то по-моему только что ее хотят усадить пить чай, просто пулей вылетела отсюда».

8.
Девочку Арден привез когда уже начинало темнеть, первой об их появление узнала Хокса. Ирма была у себя перебирала доставленный из порта багаж, когда это светловолосое запыхавшееся сокровище образовалось в дверях.
«Там!» – и сразу смутилась – «Ой!… Сэм ги там господин Арден приехал….»
Она вышла встречать в «лесной зал». Детей не звала, ей хотелось сначала посмотреть кто приехал с Арденом.
Славкой оказалась девочкой лет тринадцати, серые от пыли босые ноги, платье без рукавов из какой-то грубой и грязной ткани, тонкие длинные кисти рук в темных разводах. И при этом она была красивой, правильные черты лица, большие темные глаза с золотой искоркой, длинные каштановые волосы мягкими волнами спадающие по плечам. Она была не просто белой, у нее не видно было не одной черты присущей малым народам – Ирма не понимала как она могла оказаться здесь рабыней.
И еще более красивой она была от того что не опускала перед ней головы, держала прямо плечи, никакой приниженности в ней не было. И она не боялась Ирмы. Как не боялась и приведшего ее Ардена. Ее глаза с непонятным выражением скользили по природному убранству залы, в них не было страха или боли, но в них не было и такого естественного всем детям интереса – ей было все равно. И еще было что-то – незнакомая непонятная для Ирмы эмоция.
«Ирма это Славка, Славка это госпожа Ирма» – представил их Арден. В дверях появился заметивший исчезновение мамы Леуди, осмотрел издалека девочку
«Постой пока тут» – попросил девочку Арден, поманил Леуди и они втроем отошли.
«Вот такой вот ларчик с секретом. Хотел бы я знать что у нее там под каштановыми волосами - о себе она не рассказывает, и вообще не находит нужным отвечать на все задаваемые ей вопросы. Бесстрашное и отчаянное создание, Холби который мне ее привез не страдает излишками гуманизма, и попробовал добиться от нее ответов с помощью плетки. Но понял только что может запороть ее до смерти но результата не получит, выпоротая она вообще перестала с ним разговаривать. Другой бы из здешних хозяев ее бы за это просто убил, ей повезло - Холби было так интересно кто она такая, что он вспомнил обо мне и привез ее в надежде что я смогу ее разговорить»
Леуди перекосило при разговоре о плетке, и он направился к девочке, Ирма хотела его задержать, но Арден остановил ее.
«Постой, может у него получится. Дети гораздо более откровенны чем взрослые, и поэтому склонны больше доверять другим детям чем взрослым» - шепнул он ей когда Леуди отошел
«Но мы же не знаем что она пережила! Вдруг что-то совсем невыносимое!» - возмутилась Ирма.
«То о чем ты думаешь было бы заметно, поверь мне. Хотя… с учетом того что перед нами очень волевая личность не в чем нельзя быть уверенным»

Девочка не сутулилась и не прятала глаз, подошедшего Леуди она встретила спокойным безучастным взглядом. Он ей был не интересен. А его душила жалость и бешенство, только бы ему нигде не встретить этого Холби он бы его просто убил! Она была чуть старше его сестры, вытянувшаяся и худая, и эти ее глаза, с непонятным выражением, она без тени смущения рассматривала его так же как и он ее. Какой же надо быть сволочью чтобы поднять руку на этого смелого эльфа?
«Здравствуй» – не зная как держатся с ней поздоровался Леуди.
Ее в отличие от тех девочек которые были в доме, не удивило и не смутило то что с ней так разговаривают.
«Здравствуй» – услышал он ее ответ, у нее был мягкий какой-то бархатный голос, и не поймешь присутствовали ли в нем какие-то эмоции или нет.
«Ты будешь жить у нас?» - ответ он знал, но ему было интересно что она ему на это скажет.
«Не я это решаю» – в ее голосе он услышал какую-то тень усмешки.
«А ты хотела бы?»
Ответом было легкое поднятие плечей, похоже ей было все равно.
«Тебя били? У тебя что-нибудь болит?»
Не обиды, усмешки презрения, ничего что было бы так естественно увидеть на лице жестоко обиженной девочки.
«Не стоит вашего беспокойства» – опять где-то на самой грани ее интонации прозвучала тень снисхождения.
«Тебя больше не кто не будет бить!» – горячо пообещал он ей.
Она посмотрела ему в глаза, самые краешки губ немножко поднялись вверх в слабой улыбке.
Он вернулся к родителям.

«Сказала что-нибудь?» – спросил Леуди Арден.
«О чем?» – переспросил мальчик несколько раздраженно, у него был вид будто он узнал что-то серьезное, а к нему пристают с ерундой.
«Например кто она?» - вздохнул Арден.
«Ты думаешь это разумно задавать ей те вопросы за отказ отвечать на которые ее только что избили?»
«Неразумно» - согласился Арден.
Леуди ушел в внутренние помещения, Ирма проводила его глазами встревоженная.
«Мне уже пора» – вздохнул Арден – «Я буду постоянно с вами на линии»
И шагнул на лифт, и опять Ирме пришло в голову что вообще-то только он один и мог стать для нее по-настоящему близким человеком. Таким каким он был сейчас. Лифт ушел вниз. И она осталась одна с детьми, в этом похожем на музей доме обещавшим стать надежным укрытием в этом бесконечно жестоком мире. В котором как она и предчувствовала они застряли не меньше чем на неделю.
Она обернулась и подошла к девочке.
«Тебя Славка зовут? Интересное имя, я таких и не слышала раньше. Наверно оно славянское да?»
Девочка не ответила но и не испугалась вопроса.
«Ну не хочешь не говори. Идем тебе нужно помыться, и ты наверное голодная»
«Господин меня накормил» – ответила девочка и пошла рядом с ней, в этих ее манерах было очень мало от того что Ирма видела у детей рабов, как в своем центре так и у здешних коричневых девчонок. Разве только привычка идти вот так под рукой, ей на ум пришло что возможно девочка не давно в рабстве. Она вспомнила что рабство здесь было и как наказание семьям тех кто совершил государственные преступления? Может быть перед ней дочь какого-то борца за свободу?
У арки их ждала Тули, этакий взрослый ребенок.
«Госпожа это новая рабыня? Нам надо привести ее в лучший вид?»
«Пока я сама ей займусь. У вас есть в хозяйстве для нее одежка, получше этой?»
Тули кивнула и заспешила с поручением. Ирма хотела бы подыскать для девочки одежду среди вещей Луизы но это могло оттолкнуть от нее других девочек этого дома. Еще не известно как они отнесутся к тому что она – белая.
Ванная зала была с ее квартиру величиной, большой бассейн несколько поменьше, каскад, душевая и Гаксиканский бассейн в котором при заполнение вода держалась пластинками между водонепроницаемого поля. Пространство было разделено стенками из аквариумов в которых быстро резвились стайки мелких и ярких словно звездочки рыбок.

9.
Леуди сидел в гостиной где они пили чай.
Появилась Рути по всей видимости в ее обязанности узнавать не нужно ли кому из хозяев что. Увидела что Леуди хмурый, и совсем оробела, все таки решилась, неслышно на цыпочках приблизилась к нему.
«Господину что-нибудь принести?» - вжав голову в плечи и явно ожидая окрика.
«Спасибо Рути, ничего не надо»
Она кивнула и быстро выбежала в коридор, остановилась на грани тени и света посмотрев на него долгим взглядом.
Она не понимала всех этих «спасибо», вот если бы он на нее накричал или может даже стукнул, ей было бы проще и понятней.
Раньше Леуди и его брат и сестра не очень понимали почему мама стала участвовать в этом движение, может потому что она не любила с ними говорить на эту тему. Сначала они думали что она поссорилась с папой и хочет досадить ему. Но после и папа тоже стал этим заниматься и досадили они только дедушке. Их друзья и знакомые вслед за своими родителями считали что то что происходит в этой самой желтой зоне, касается только жителей самой желтой зоны. Что не надо лезть «со своим уставом в чужой монастырь», и люди за столько лет существования своей культуры нашли для себя наилучшее положение вещей. Прозрение к нему начало приходить когда он однажды скорее по недосмотру мамы чем с ее согласия увидел тех самых детей которых их отец пересылал им со своей родины. После этого у него появился ответ – она занималась этим потому что не могла не заниматься. А сегодня он понял почему она ничего не рассказывала им, увидел в глазах пришедшей вместе с его отцом девочки. Он обещал ей что ее не будут бить, ответ он прочел у нее в глазах.
«А мне все равно» – сказала она ему глазами – «Мне все равно будут меня бить или нет, ты хочешь меня спасти? Бедняжка, ты опоздал – мне уже все равно».
И она не притворялась как это любили делать девчонки. Ей не было нужды производить какое-то либо впечатление. Ей было все равно и то как он это воспримет. Для нее все уже кончилось.
Такой боли в своей душе он еще не ощущал, он привык к тому что все можно исправить, это было его кредо – исправлять, чинить, отлаживать. И вот этот человечек, живой, на ногах, и как он почувствовал в тот миг - ничего исправить уже нельзя.
Мама отвела ее в ванную, и они уже долго прибывали там, он знал чем они там занимаются, мама один раз вышла и вернулась с той коробкой которую завела когда Мик при их поездке на пикник на Эльстоу-2 упал в овраг и украсил себя вдоль всей спины двумя великолепными шрамами. Вид у мамы при этом выходе был такой что Леуди понял что лучше ему ей ничего не говорить. Да и что он мог, предложить ей свою помощь? Но во первых в медицине он - ноль, а во вторых девочка скорее всего там была без всего. А они все не выходили и не выходили. У дверей появилась девушка с детским лицом – Тули. У нее была одежка для девочки, он забрал эти нехитрые тряпочки сказав что обязательно передаст. Выглянула Луиза поинтересовалась - «где мама?»,
«В ванной» – недосказал ей Леуди, он не был уверен нужно ли ей знать о новенькой.
Наконец мама снова вышла забрала у него одежку, сходила к Луизе и принесла от нее белую толстовку из мягкой ткани.
Отнесла это все в ванную. После прошла к себе уставшая и какая-то подавленная так ничего ему и не сказав.
Опять появилась Луиза.
«Не трогай лучше сейчас маму, она не в настроении»
Конечно ей сразу понадобилось узнать что случилось.
«Разве она не сказала когда заходила к тебе?»
«Нет. Забрала эту мою штуку» – Луиза показала как нечто одевают через голову – «И ушла»
Леуди подумал и рассказал ей про приведенную папой девочку, избитую плеткой за отказ говорить кто она такая. И то что мама все это время лечила ее раны в ванной. Луиза в ужасе закрыла рот руками.
«А где она? Девочка. Может мы можем ей чем-нибудь помочь!»
«Можем» - вздохнул Леуди – «Оставить ее в покое, я думаю ей на сегодня уже хватило всех этих господ которые: то бьют, то лечат»
«Я не какая не «госпожа”! А она маленькая? Как ее зовут?» - не унималась Луиза.
«Славка. С тебя, или чуть постарше».
От этого известия у его сестры просто глаза засветились, ей было надо немедленно увидеть эту девочку. Он насилу затолкал ее спать и решил напоследок обойти дом. Ту часть которая ему была уже знакома.
Мефи и Питер занимали две комнаты за круглой залой в восточном стиле с чашей фонтанчиком. В эту залу попасть можно было только через комнату мамы, к ним он не пошел. Мик отрубился прямо за разборкой своего чемодана. Удивительно что они все столько взяли с собой, ведь планировалось улетать отсюда завтра же, нет набили полные саквояжи барахла, будто чувствовали.
На кухне сидела та девушка по имени Тули, с ногами забравшись в кожаное кресло у шкафа комбайна. Она о чем-то задумалась и не заметила его появления, он уже хотел незаметно удалится когда она услыхала что не одна.
Так перепугалась бедная! Неловко выскочила из кресла и неминуемо упала бы, если он не поймал ее под руки. От того что он ее поймал, еще больше перепугалась, прямо перед его лицом были два совершенно круглых глаза. Осторожно он поставил ее на ноги и отпустил. Чувствуя себя совершенно не в своей тарелке. - Вот ведь!
Еще минуту ей понадобилось чтобы восстановить дыхание.
«Ой! Простите! Простите сэм ден!»
«Ты меня прости что я так подкрался! Ну чего ты так испугалась?»
«Ой…. Ой! Что-нибудь надо господин?»
«Да нет вот решил пройтись перед сном, а тут ты сидишь»
«Ой простите сэм ден!»
«Да ладно тебе…» – взял ее за дернувшиеся локотки и осторожно усадил обратно в кресло. Подвинул себе другое.
Поняв что больше он ее трогать не намерен а собирается с ней говорить она поглубже улезла в кресло смотря на него перепуганными глазищами.
«Вам вовсе не надо нас так боятся, я понимаю что мы кажемся вам странными и непонятными. Мы прилетели сюда из далеких мест где люди живут совсем по иному, по этому мы друг дружку так не понимаем, но заверяю тебя мы совсем не страшные. Там где мы живем вовсе не считается хорошим если тебя кто-нибудь боится»
Она слушала очень внимательно и не шевелясь, когда поняла что он все сказал хотела что-то спросить, задвигала губами но так ничего и не произнесла.
«Ты чего не спишь?» - подбадривающе улыбнулся он ей.
«А как же? Ночью надо кому-то не спать. Смотреть что бы все было хорошо» - девушка смотрела не него уже без такого бездумного испуга.
Эх мама, папа! – вздохнул про себя Леуди – а вы про это и не знаете!
«Дом на автоматическом контроле, он сам за всем следит лучше чем сможем мы все вместе взятые. Спите спокойно, не беспокойся мама тоже так думает».
Она вздохнула.
«Как там дела у новенькой?»
Тули еще раз вздохнула.
«Она очень молчаливая и спит сидя»
Надо будет еще проверить где и на чем они спят. Но это маме, у них там девичье собрание – вздохнул Леуди. – Спит сидя, значит лечь скорее всего не может. Додумалась ли мама дать ей обезболивающее? Впрочем коли уже спит то наверное дала….
«На утро надо что-нибудь сделать господин Леуди?» – напоследок Тули решила спросить сама.
«Хорошо выспаться» - улыбнулся он ей – «Хороших снов тебе Тули»
«Хороших вам снов господин» – услышал он не сразу последовавший тоненький ответ.
От этого окончания дня с подхватыванием падающих девушек и тоненькими пожеланиями хороших снов настроение у Леуди значительно улучшилось. Вот только бы не все эти – «господин».
Уже в пастели он удивился как много всего может уместиться в один день.
запись создана: 17.08.2012 в 06:46

20:24 

Сароледела. 1

1.
«Питер оставь в покое сестру! Мефи ты не обязана отвечать на его глупые вопросы! Луиза куда опять делся Мик?! Опять в буфет? Буфет у него находится случаем не в студии просмотра?! Мне нужно снова идти вылавливать его оттуда?! Нет я не хочу чтобы и ты шла туда же! Я хочу чтобы в следующий раз когда он соберется в буфет, ты поставила меня в известность! Леуди ты мог бы иногда отрываться от своей книги, и присматривать за братом? Да я надеюсь, что тебе не понравится что он там смотрит. Ты – как я надеюсь, этим уже переболел».
И так почти постоянно все два дня перелета, разве что с небольшим разнообразием. Возможно ей стоило бы быть более терпеливой к ним. В конце концов, на любых детей дорога действует возбуждающе. Ха! Попробовал бы сейчас ей кто-нибудь сказать об этом!
Но Мика нужно было идти отлавливать. Ведь среди прочих достоинств у него числился особый талант - будь это лайнер сообщества, он и там смог бы найти то что видеть подростку никак нельзя. Увы, она в этом не однократно убеждалась, здесь же – на частном корабле совершавшим регулярные рейсы в желтую зону…. Страшно даже представить что могло оказаться в хранилищах записей в смотровом зале. А что будет когда они долетят? Действительно ли все это оформление у тамошних бюрократов можно успеть сделать за день? О том что может случится если они все таки вынуждены будут задержаться она старалась даже и не думать.
Арден все таки добился от нее этого - она летела на эту проклятую Сароледелу. А ведь клялась что больше никогда не пересечет границ этого ада – «желтой зоны», зоны рабовладельцев. Но видимо у нее Ирмы Вайктон все получается не так как она этого хочет. И вот она летела туда! Летела туда не одна а со всеми своими детьми. Последнее было уже совсем через край. Просто верхом идиотизма который только мог случится! Нет конечно этот Арден был прав - на прямую ее детям там ничего не угрожало. Эти расисты никогда бы и пальцем их не тронули, вот только где гарантия что они не увидят там то что в свое время увидела она? И необязательно там – этот дурак Мик так и стремился влезть в эту грязь уже здесь!
Овальной формы прозрачный лифт, претендовавший на изысканность и роскошь принес ее в зону отдыха. Как это водится на частных лайнерах, основную территорию ее занимал «блок Фортуны» - корпорация развлечений в пути, всяческие казино, игорные дома и бары со всякими извращениями для озабоченных жирных мужиков. К ее великому счастью эта вся мерзость находилась в замкнутом пространстве имевшим один вход и несовершеннолетним пройти его было не легче чем как в капитанскую рубку. На периферии для утешения ущемленных находилось несколько молодежных забегалок, танцпол от которого ее старшие долго и дружно фыркали, и смотровая студия. И именно в последнем заведение, за их недолгий перелет, ей суждено было появится уже в третий раз. И далеко не из-за желания что-либо посмотреть.

Это было помещение о низкопробности которого можно было догадаться сразу по виду. Зал с низкими потолками явно служил когда-то техническим помещением, местами в стенах виднелись гнезда коммуникационных узлов, выступали грубо опиленные крепления снятых перегородок. Сродни машинному отделению была и планировка. Узкие беспорядочно виляющие коридорчики сливались в запутанный лабиринт поделенный на закутки смотровых кабинок Их стены украшали похожие на граффити молодежные плакаты всяких звучащих. Ирме внушал ужас и головную боль одно предположение что она их когда-то услышит! А между них были и сами граффити как две капли воды похожие на плакаты. Но писавшие их возможно хотя бы не разводили жуткую какофонию с помощью всяких около музыкальных изощрений. Эти надписи порой были даже забавными. Что-то вроде – «Великий Гу с Миониир», «Дон Берноби неотразимый – один во всей вселенной», а были и другие менее цензурные ребячьи штучки.
В каждой кабинки - кресло, терминал связи с хранилищем записей, и полевой экран с эффектом объема. Надо было время, чтобы облазить все это пространство, распугивая молодежь, притянутую сюда тем же чем и Микаэль, всякой запрещенной для показа подросткам грязью.
Передать как ей здесь не нравилось было невозможно. Смотрители берлоги следили за тем чтобы на вверенной им территории не возникало конфликтов, и не употребляли не законное. Остальное их мало интересовало, в том числе и она сама – еще одна мамаша вылавливающая мелкого идиота спускающего деньги выданные ему на мороженное не по назначению. Нет они конечно никого не видели! Никаких мальчиков, вообще ничего не видели! Они слепые от рождения – это по всей видимости основное требование для приема на работу сюда!
Спустя пятнадцать минут поисков она готова была метать молнии! Его не было! Она облазила каждый закуток этой треклятой студии, ей даже пришло в голову что возможно он заметил ее и ходит по круговому коридору прячась от нее с другой стороны. Но это был бы не Мик! Ее сын не смог бы такое сделать - гордость доставшаяся ему от папочки не позволила. Мик ловился сам, сам говорил, что именно он натворил на этот раз, с этаким стыдливым самодовольством.
После ревизии студии, она обошла всю развлекательную зону, и уже готова была поверить что мелкий оболтус каким-то образом проник в «Фортуну» и готова устраивать большой шум.
А обнаружился он как не странно действительно в буфете, сидел себе и с озабоченным видом пил через трубочку здешнюю разновидность безалкогольного коктейля. Вот ведь… так бы и врезала как следует! Ирму останавливало только то что он и собирался быть в буфете. И напади она на него сейчас и ей после не оправдаться перед всем скопищем ее недорослей. Вот наконец он ее заметил!
- «А! Ма! В студию ходила?»
- «Проверяешь какое длинное у меня терпение?!»
- «Что ты ма! А ты уверенна что нам надо туда лететь? Это же дикость какая-то!» - он поморщился.
- «ТАК!! Что ты видел?! Немедленно говори - что ты видел?!»
Мика заметно передернуло.
– «Они же просто каннибалы какие-то…. Зарезали и ели…»
Ирма застонала.
- «Что бы ты еще хоть раз…! Будешь сидеть где сказано! И без разрешения носа из номера не высунешь! И если ты хотя бы слово скажешь об этом еще кому-то…!»
У нее просто слов не было от этого страха и беспомощности, а этот дурак только досадливо морщился.
«Ну ты чего ма? Мне знаешь как самому противно, что я это видел! Ну ладно! Ладно! Буду сидеть как привязанный, как в наручниках. Только не надо меня в коляску укладывать!»
В каюту сердитый на нее, он пошел далеко справа - сама независимость.
Когда они дошли до туда, там не хватало Луизы.
На миг она очень живо представила себя курицей наседкой, с разбегающимися цыплятами. Подобные вспышки воображения присущие ей с детства были единственной причиной, по которой она не озверела от такой жизни окончательно.
«Где?!» - спросила она все-таки оторвавшегося от книги Леуди.
«Что, придурки разбегаются?» - хмыкнул он, но встретившись с ней взглядом не много усох – «Все там же в буфете. Я пытался ей сказать что бы она подождала твоего возвращения, но ты же знаешь - я для нее не авторитет»
«Она сказала что принесет нам десерт!» – улыбалась готовой рычать маме бесстрашная Мефи.
«А мы вот не куда не уходим!» - заключил Питер.
«Этого еще не хватало! Я бы тогда просто застрелилась!»
«У тебя пистолета нет!» – засмеялся мальчик.
«Заняла бы у дяди Ардена. Он бы мне дал»
«Не! Не дал бы» – уверенно сказал Леуди.
Идти за Луизой не пришлось, она появилась сама с пятью стаканчиками в руках.
«Что?!» - спросила ее дочь с такой интонацией что Ирма поняла что говорить ей что-то сейчас это наживать себе головную боль на весь вечер.
После минуты молчания готовая к самообороне Луиза сменила гнев на милость и выдала почти всем по стаканчику.
«А мне?» - мрачно спросил ее Мик.
«По балде!» – отрезала ему его мама.
«Я не была уверенна что тебя найдут» – облекла это в более дипломатичную форму Лу. – “К тому же в буфете ты уже был”.
Наконец Ирма смогла добраться до мягкого кресла, и откинутся на спинку заботливо принявшую форму полезную для ее позвоночника. И по всей видимости задремать, просыпаясь она расслышала знакомый полушепот.
«…Ножом таким специальным. Он даже и не пикнул, только…»
«МИК!!»
Мика пересказывавшего все им увиденное раскрывшей ушки Луизе снесло с кресла.
«Ой Ма! Я забыл Ма! Честно забыл!»
Продолжение можно опустить, как результат вечером у нее все же разболелась голова. И спать она отправилась раньше, пусть рассказывают что хотят! Маму они уже довели.
Но полного покоя ей не дали и там, к ней на кровать влезла обеспокоенная Мефи
«Это фильм такой? Ну что Мик говорил. Фильм такой?»
«Конечно фильм» - заверила она ее.

Ее беспокоили ее старшие дети, когда она сама увидела запись этого дикого убийства - обряда совершаемого в некоторых «золотых» ресторанах желтой зоны, свидетелем которого по всей видимости стал теперь Мик, ее трясло несколько дней, ей хотелось убивать, или умереть самой. А он вот ничего - рассказывает….
Что это детская невосприимчивость к страшному? Неосознанность, связанная с просмотром всех этих ужастиков? Или кровь их отца - она боялась что они унаследуют его глухоту к переживанием других, ту что была у него в молодости. Его жестокость.
Все же она была не права, встав ночью она обнаружила что Мик так и не ложился спать, он сидел в общей зале их каюты смотря на небольшом экранчике, всякую безопасную муть из сообщества.
«Не могу уснуть» - пожаловался он ей.
«Насмотрелся» – вздохнув, заключила она.
«Я жалею что это видел. Я не понимаю, у них это все развлечение? Что они за люди?»
«Они уроды, глухие и слепые уроды, те которые не могут чувствовать ничего кроме своих гнусных желаний, таких же тухлых как и они сами. Но все-таки постарайся уснуть».

2.
Утром лайнер подошел к Сароледеле, они заходил на посадку с солнечной стороны, в большой квадратной линзе иллюминатора было видно как на корабль наплывал бледно зеленый шар планеты. Смотря отсюда, можно было подумать - что в этом горячем и пустынном мире много зелени, увы, оттенок давали лишь примеси в атмосфере. Внизу даже те редкие растения которым удавалось вырасти в пересохшем, умирающем мире не имели привычного зеленого цвета.
«А где корабль дяди Ардена?» - потребовал ответа Питер.
Показывать ему взялся сам Леуди, они подошли к выпуклому иллюминатору.
Огромное тело «Тватуо» было ниже и левее, словно колоссальной величины акула крейсер плыл в пустоте с неспешной грацией огибая планету, даже отсюда с другого конца планеты было заметно какой он огромный. Питер был удовлетворен.
«А дядя Арден капитан?»
«Нет он главный канонир верхней палубы. Видишь вон те кружки вдоль всей верхней части? Те похожие на таблетки? Это специальные люки, под ними сидят пушки - как в домиках, вот он ими всеми управляет».


Ирме Вайктон было уже тридцать шесть лет, для женщины района Аркело еще не создавшей семьи это было уже много. Можно сказать она одна из тех кто видит призвание в воспитание своих детей. Но лучше бы никому не пробовать, это говорить. Даже пусть она и сама понимала, что у немолодой матери пятерых детей, шансы выйти замуж, равны нулю.
С Арденом она встретилась двадцать лет назад, и тогда он произвел на нее ошеломляющее впечатление. Еще бы - какое еще впечатление мог произвести на молодую дурочку из провинциальной Карти, видный молодой курсант объединенной армии? Он прибыл на базу сообщества получить практику управления орудийным блоком корабля подсателитного типа. В желтой зоне не было симуляторов подобного профиля. А ему предстояло назначение на «Тватуо» - наиболее мощный корабль войск коалиции.
Тогда он готов был рассказывать о нем часами. Легендарный «Тватуо» с элементами оснастки и главным орудием переставленными с крейсера «Сцеолы». С того «Сцеолы» которого сжег в их районе «Судья», или как его чаще называли «Черный дракон» - чудовищный корабль-«призрак», созданным древними, миф не только их галактики но и всей вселенной.
По приданию «Сцеола» был одним из трех кораблей защищающим располагавшейся ранее в этом районе важный индустриальный район империи Кронги. Район штурмовал Вейненталь – адмирал войск союза освобождения, он обрел себе печальную славу человека, одним из последних допущенных «Черным драконом» до командования собой.
Отказавшись от широкомасштабного наступления на укрепленные заводы, он поручил задачу их уничтожения своему невидимому убийце. Высланные навстречу «призраку» корабли «Гвардии Императорского Имени», в которую входил и «Сцеола» стали легкой жертвой для этого монстра. И на карте их галактики появились беззвездная область – «пустошь Галай Ваненталя», или просто пустошь Галая. Сам же Вейненталь в последствие тоже пал жертвой «Черного дракона», безуспешно пытаясь уничтожить «Дракона», «Слуги вечной тьмы», «Волка Грызущего Звезды».
От легендарной битвы в их районе остался висящий у двойной синей звезды остов «Сцеолы» – достопримечательность вселенского уровня, место паломничества различных любителей времен «Великих войн». Этот сплавленный кусок метала подтверждал бытность «Черного дракона» в существование которого ныне многие уже не верили. Выстрел «дракона» пробил толщу брони реакторной зоны и взорвал котлы, взрыв смел ближайшую к этому месту солнечную систему, изменил химический тип двойной звезды. А крейсер превратился в бесформенный сплошной кусок спекшейся брони, древней брони сплав которой имел характеристики лучшие из всех ныне известных броневых металлов. У остова постоянно работали исследовательские группы, и многие уносили оттуда сведения переворачивающие все представления о технологиях древних.
Снять с корабля и восстановить удалось только часть рубки и одно единственное уцелевшее орудие, его отрезали мощные лучи «Дракона» прежде чем у «Сцеолы» взорвался «глубокий котел».
Бытовала легенда которая гласила что это орудие на «Сцеолу» было переставлено с еще более древнего корабля «Линкольна», с него же были два орудия «Дракона». Экскурсоводы напустив таинственности поясняли – будто бы он отрезал пушку для того чтобы вернутся и подобрать ее после. В этих сказках говорилось что не смотря на минувшее от этих событий время он еще вернется, так как время не имеет значения для его мертвого бессмертного разума.
Эту как и многие другие сказки она услышала в подробностях от Ардена, помнится он сумел и ее увлечь этой – «блистательной историей». Хотя с его аристократическими штучками, он мог и не быть столь видным будущим офицером, не знать столько всего, и без этого он умел произвести впечатление, умел показать всем свою и ее избранность.
А ведь ее предупреждали. Дядя узнав о ее отношениях с Арденом, бросил свои дела в районе шахт и искал встречи с ней.
Напрасно - она жила в мире где главным было слово любовь. Что было для нее тогда другое слово – рабовладельцы.
Как это – «Малоразвитым народам надобен вожатый в сложном современном мире, что с того что некоторые представители этих народов оказывают услуги облагодетельствовавший их цивилизации. Это их вид служения собственному народу. Да и мы не варвары в конце концов. Просто у Ледеулов всегда были слуги».
Он был прав – они были не варвары, они были настоящими чудовищами! Извращенные, гниющие в дивно искаженных, доведенных за тысячелетие оттачивания до совершенства, страстях монстры!
Она представить себе не могла тогда какая это грязь. Это был парадокс – конвенция законности сообщества, карающая за жестокое обращение с животными и союзник сообщества, где убивают детей ради развлечения.
Нет ослепленная его аристократическим великолепием она еще долго не понимала с кем имеет дело. Они жили в Врамени втором по величине городе на Карти. Приемы, званные вечера, самые дорогие рестораны, дивные сложные произведения полевой скульптуры. И он видимо действительно любил ее, настолько насколько вообще могло кого-то любить это холодное сердце….

3.
Лайнер заходил на посадку в порт торгового города Массуоро со стороны пустыни, в верхних слоях атмосферы на корабле открыли большие иллюминаторы и центральный зал залил люминесцентно-желтый свет этого мира. Маленькое солнышко стояло у самого зенита - похожее на большую невыносимо яркую звезду, в ореоле его лучей проскальзывала густая синева. Смотреть на него можно было только благодаря мощным светофильтрам которым был покрыт прозрачный метал иллюминаторов. Незабываемое и прекрасное зрелище, если забыть о том куда они прилетели. Торопиться пока не стоило - одна посадка занимала около двух часов.
Да и тогда когда корабль оказался в порту – на выход можно было не спешить, полевые ловушки поймавшие лайнер потянули его к первому терминалу, там выходили те кто ехал низшим классом, на экраны сбрасывались привезенные в грузовой части контейнеры.
Арден сказал им ждать до четвертого терминала и конечно не поленился объяснить почему. Четвертый терминал содержали Аэфиквесы, элитарная секта расистов гнушающаяся самим существованием рабов, там они были защищены от всякого рода зрелищ жестокости, будничных здесь. Если хочешь быть человеколюбивым в государстве которое представляла собой «желтая зона» - тебе прямая дорога к снобам. Выйдя там - на терминале принадлежащим касте наиболее жестоких из рабовладельцев, самих рабов они не увидят.
Время до их высадки затянулось, последний багаж передали в сектор таможни, и она едва успела перехватить Мика которому опять что-то где-то понадобилось. А он еще был недоволен что на него орут.
И вот он четвертый терминал - воздух Сароледелы, жаркий и при этом очень чистый, богатый кислородом, здешние растения вырабатывавшие его благодаря совсем иным химическим реакциям чем зелень ее родного мира, и были в этом отношении гораздо продуктивнее. А может быть его тут просто некому было потреблять. Мелкая пыль и похожий на нее грязно-лимонного цвета песок, здесь хоть по малу но были повсюду, несмотря на ползающих по залу начищенных до ослепительного блеска автоматических комбайнов - уборщиков.
Арден не вышел их встречать, желтая зона – место жесткого деления на статусы и сословия имеющие подчас довольно замысловатые понятия о достойном и недопустимом. Занимая высокий статус, он не мог уронить себя в глазах окружающих действиями которые можно было истолковать как нетерпеливость, он ждал их в шикарно убранных залах ожиданий. Там было прохладно ненавязчиво тренькала «высокая» музыка, в воздухе носились чуть слышные ароматы незнакомых благовоний. Сидевший здесь он был так похож на того Ардена за которым она была замужем и это наполнило ее дурными предчувствиями.

Дядя все-таки поймал ее, уже после свадьбы, она не хотела его слушать, спорила с каждым его словом. Но кое-что он все-таки сумел ей сказать, посеять определенные сомнения. И постепенно под более внимательным взором ей начал открываться истинный мир ее мужа, молодого офицера с блистательными задатками и многообещающим будущим.
В мире Ардена, все было достаточно просто, первая строчка - его отец, этот авторитет был полным и всеобъемлющим, что сказал его отец просто не могло быть неправильным.
Вторая он сам, ну и где-то рядом его брат, его мать, и возможно еще несколько родственников.
Третья строка некоторые из офицеров, механиков, оружейников, те кого он уважал, понимал принимал как равных.
Дальше были люди ему подчиненные. Какую-то очередь между его лейтенантами во флоте занимала и она, и их двое детей - уже родившийся Леуди. и ожидаемый Мик.
Но это были еще уважаемые им люди. Дальше начинались те которые для него не были и людьми в полном смысле этого слова. Не имеющие права на собственное мнение, на собственность, чувства, даже на жизнь.
Здесь он сдерживался – так ему отец приказал, но именно это сквозило в его медлительном спокойствии когда ему приходилось говорить с разными официантами, шоферами, уборщиками. Один раз на одном из вечеров офицеров официант ошибся и принес Ирме чужой заказ. Ей тогда показалось что Арден его просто убьет!
Увы дядя оказался прав во всем, с ней рядом был жестокий, самолюбивый человек, достаточно умный что бы заботится о тех в ком он был заинтересован. И удивительно жесткий для всех остальных. Но они еще жили вместе, расстаться с ним было не так и просто, тем более потому что он не особенно признавал за ней право на собственные решения. А она откровенно говоря боялась того момента когда перестанет его устраивать.
Последней каплей стала ее поездка на Айполио – планету в желтой зоне - их пригласил его отец. Там у его семьи была часть колонии. Какое счастье что ее папа уговорил не брать с собой детей. Семилетнего Леуди, четырехлетнего Микаэля и годовалую Луизу.
Это было просто чудовищно, рабы – совсем молодые, полуголые существа бывшие когда-то людьми. На них не было шрамов, потому что их изысканные господа не любили – «всей этой биологии», и держали целое медицинское отделение для скрытия со своей собственности следов слишком свободного пользования. Но не какие коже заменители не могли скрыть те раны которые читались у них на лицах, те что были на месте где у человека должна была находится душа.
Она так боялась той боли, унижения что ожидала увидеть в их глазах…. Она не увидела в них ничего… ничего человеческого, только животный страх, и такой же животный голод. Их не кормили до сыта, не потому что семью Далогов это разорило бы. Просто Эдмонд Далог отец Ардена Далога, не без основания считал что так их будет легче контролировать.
На Айполио Ирму ждало знакомство с этим примечательным человеком – Эдмондом Скаури Далогом. Отставным полковником золотой гвардии Паласцема. Потомственным аристократом, и видным деятелем культуры и философии желтого течения.
Он был умен, очень умен и опытен. Он прекрасно разбирался в людях, политике, очень много знал. Тогда он приглашал ее на прогулки на природе, подальше от «хозяйства», так выворачивавшего ее душу.
И они говорили, о неожиданном для нее. Об искажение человеческой природы, в условиях неконтролируемой власти одного человека над другим. О неизбежности этого искажения при соприкосновение культур с разнившимися силовыми возможностями. Опасности этого.
Удивительно но чуть ли не половину аспектов которые она вывела в борьбе против желтой зоны, начатой ей по возвращению в демократию, она приобрела из этих и последующих бесед с этим человеком – потомственным рабовладельцем не собиравшемся что либо менять. Понимать, оценивать, и продолжать поддерживать эту преступную систему – этого она понять не могла.
«Я знаю что желтая зона доживает свое последнее время, как тут в галактике Ноа, так и на всем бывшем пространстве империи Кронги. Другие народы слишком болезненно относятся к судьбе этих пигмеев. Я осколок древнего рода, древней цивилизации, обреченной историей на небытие. Но я не ропщу - больнее для меня другое, вы, те кто останется после нас, ведете себя нерационально. Вместе с нашими укладами, вы отвергаете и нашу культуру.
Вы знаете что такое Маа Лурен? Правильно - классический стиль архитектуры принятый почти повсеместно. Знаете где он возник изначально? Это только мифы, но мифы похожие на правду. Он возник в древнейшей доисторической цивилизации еще до выхода ее в космос, праматери всего космического разума. Вы должны были слышать о ней - вы же живете в мире Христианской культуры. Это империя Рима, или как у нас ее называют Римио. Предположительно это первая из вышедших из варварства цивилизаций. Именно в ней появились понятия математики, философии, литературы, театра наконец. Даже слово демократия прозвучало впервые именно там. Там рождались эталоны человеческой цивилизации, и все источники утверждают, Рим был рабовладельческим государством. Уже после сытое человечество создало понятие – гуманизма. И на основе этого искусственного отношения, полного урбанизма как и все остальные плоды поздней земли, оно осудила своих праотцов, отреклась от них.
Так и вы сейчас готовы уничтожить древнюю культуру созданную жертвой и кровью многих поколений как людей, так и дикарей которых вы так защищаете. Ради чего? Ради истории этих диких народов? Через сколько столетий они смогут принести плод хотя бы достойный рассмотрения? Ради этой самой гуманности, мешающей вам быть откровенным и искренним в отношениях, в ваших потребностях.
Думаете у вас все по-другому? Спросите колонистов в зонах освоения, – мечтали ли они класть свою жизнь и жизнь своего потомства на то чтобы в глуши, в которую их посылают, кто-то смог когда-нибудь жить. Спросите людей из сферы обслуживания, с детства ли они мечтали подносить вам подносы? Или может быть их дети на эти гроши которые они получают смогут получить образование и скажем заседать в конвенциях, решая кому что делать? Ваше общество строится на том же законе что и наше, сильный подавляет и использует слабого. Просто у вас эта власть сокрыта деньгами, завуалирована видимым уважением этих низших, мифом свободы всех и каждого.
Впрочем для вас происходящей из достаточно обеспеченного и знатного рода в своем народе это не кажется безусловным. Пройдитесь как-нибудь в ваших трущобах, посмотрите какие эталоны человека можно там повстречать, только прошу вас позаботьтесь о надежной охране, у вас эти животные контролируются слишком слабо».
Тогда она не могла ответить на все его постулаты, нашлась только вспомнить миф о вампирах, имеющий происхождение предположительно с той же прародины Земли. Он от души смеялся.
Да отец ее мужа был действительно значительным человеком, она ничего не могла поделать с собой – она его уважала, даже когда узнала что не взяв с собой детей разрушила их планы.
Если бы она прилетела бы с детьми, они не дали бы увезти их обратно.
«То есть вы отняли бы у меня моих детей?!»
«Ну что вы! Вы же милая моя вольны оставаться здесь же. Более того говорю вам что в вопросы воспитания моих внуков ни кто не вмешивался бы. У нас не принято что бы кто-то становился между матерью и ее детьми. Но поймите и меня, у меня всего два сына, и один из них не пожелал иметь семью. Арден наследует мое состояние, его сыновья тоже прямые наследники. Я хотел бы их хотя бы видеть. Все эти разговоры о конце желтой зоны ведутся уже очень давно, а мы все еще верим в то, что найдется какой-нибудь выход, строим планы на будущее».
Нет, он не надеялся, что она привезет своих детей в этот ад. И сама она там надолго не задержалась. Особенно узнав в какую ловушку ее чуть не заманили, и тем не менее на Эдмонда С. Далога, обиды она не держала. Это существо просто жило и действовало в своей не человеческой среде по иным врожденным ему законам.

4.
Увидев отца Мик и Луиза устремились к нему, с Леуди они обменялись кивками, Питер и Мэфи держались за ней, они стеснялись серьезного и внушительного дяди Ардена, виденного ими всего пару раз. Подождав когда они все-таки выглянут из-за нее он кивнул и им, с такой же серьезностью. Смущенная до нельзя Мэфи, уткнулась лицом ей в руку. Арден Далог был в дорогом черном костюме, из специальной здешней ткани, разработанной по заказу местных великосветских заправил моды, не смотря на шершавость здешняя сухая пыль и песок к ней не липли. Она конечно была страшно дорогой, и его костюм в сравнение не шел с костюмами ее и детей.
«Наверно это похоже на приезд бедной родни» – поморщилась она. И тут ей стало не до костюма.
У них неприятности! Эта было у него на лице написано. Ну конечно – те самые неприятности которых она и ожидала! Те, что не дадут им улететь с этой проклятой планеты как они собирались, завтра же. И она будет торчать здесь с детьми, Мик нацепляет всякой дряни, будет просвещать ею Луизу и младших, а то и случится вообще что-то совсем нехорошее.
Она боялась этого мира, боялась встречи с теми несчастными которых здесь считали не более чем скотом. Страшно боялась их глаз, она ничего не могла сделать для них, и не могла видеть их страдания. И больше всего, она боялась за детей! Ну как, как она могла дать уговорить себя прилететь сюда с детьми?!
Оставив детей под командование Леуди, они отошли к столику бара.
«Что?» – простонала она.
«Я рад что ты все сразу понимаешь» - улыбнулся он ей одними губами. – «Но от меня увы ничего не зависит. Поступил приказ всем высшим офицерам прибыть на «Тватуо», все увольнительные и отпуска отзываются. И это говорит о том что дело очень серьезное. Командор Неси не тот кто будет устраивать учебные тревоги такого масштаба»
Да это была ее судьба! При всем желание обвинить Ардена было не в чем. И сама его причина сулила еще большие осложнения и тревоги. Сразу всплыла открывшаяся ей не так и давно – «Угроза Решетенкова».
«Мы незамедлительно вылетаем домой!» – безоговорочно заявила она ему.
Он печально улыбнулся – «Я думаю что все международные полеты уже отменили – кризис. Я отправил бы вас на военном, но до сих пор не знаю причины своего вызова. Вдруг это осложнение внутри коалиции?»
Пропасть в которую она сорвалась со всем семейством начала расти и ширится у нее на глазах.
«Арден пойми со мной дети! Дети содружества! Для них то что они могут увидеть здесь у вас опасно. Разрушительно! Я не могу оставаться здесь с ними, мне надо лететь отсюда хоть к черту на куличики!».
Арден вздохнул, и по его спокойствию она только убедилась - все пропало!
«Последнее легко устроить, я не думаю что рейсы внутри желтой зоны отменены. А чертей в этой преисподней не занимать. Я заверяю тебя что полностью согласен с тобой, что нашим детям здесь не место. Но не знаю что можно сделать чтобы вас немедленно отослать на Карти.
В вашем распоряжение будет дом. Дома здесь вполне схожи с крепостями. Вы будете защищены от всего что происходит снаружи. Сидите там безвылазно, все необходимое там будет, на попытки контактов причисляй себя и дальше к Аэфиквесам, тогда про рабов с тобой никто и не заговорит. Вызывай меня по всем вопросам, я буду с тобой на связи. Как только станет ясно что путь из желтой зоны безопасен я пошлю за вами военных из состава сообщества».
Все было продуманно, в этом был Арден, но она просто знала что так просто все не окончится! Все пойдет не так! И еще особенно тревожное – кажется он чего-то не договаривал!»
«Что еще?»
Опять та же улыбка – «Ты способна читать мысли? Это опасный дар. У меня к тебе просьба. Скорее как к офицеру движения»
Вот тут у нее действительно все заныло от беспокойства.

Тогда увиденное в Айполио так потрясло ее, что не о каком продолжение совместной жизни с Арденом не могло быть и речи. Она не могла даже близко быть с этим чудовищем! А видеть как оно прикасается к ее детям….
Арден воспринял известие об их разводе как она и ожидала - очень тяжело и негативно. Он готов был биться за то чтобы – «Если она уходит от меня, мои дети остались бы со мной!»
Все обошлось без судов и скандалов только потому что неожиданно на ее сторону встал его отец. Эдмонд Далог потребовал от сына прекратить «бессмысленную конфронтацию». Ардена это потрясло до глубины души, но он отступился. Как ей показалось навсегда возненавидев ее, и считая себя преданным. Он порвал все отношения с отцом, весь ушел в военную карьеру, почти не встречался со своими детьми, хотя они и договорились об этом. С его же отцом она поддерживала регулярные отношения, они были кем-то вроде «цивилизованных противников». Ему вообще была очень свойственна эта роль. На праздники дедушка присылал внукам посылки с редчайшими драгоценными фруктами. Она отдавала их детям, а сама не могла взять в руки. Ей казалось она чувствовала на них руки тех несчастных через которых они прошли прежде чем прилететь сюда….
Позже она поймет что все случившееся между ней и Арденом шло по созданному его отцом плану. Не скрывая от нее положения рабов он рассчитывал именно на такой результат. Даже последующие их контакты были направлены на то, чтобы не пропустить возможного потепления между ей и Арденом.
Узнает то - что, не смотря на встречи, выступления в университетах сообщества, он скрытно, питает глубокое презрение к - «слабой крови вырождаемых рас ведущих человечество путем погибели. Тех для которых жизнь недоразвитого дикаря важнее всей истории и культуры цивилизации!»
«Идите лижетесь с ним! Эта макака этому будет рада! Может он снизойдет и посчитает вас равными себе. Хотя я догадываюсь что он не станет спешить с этим».
Для того чтобы, добрый полковник, любимец университетов заговорил так откровенно ему понадобилось действительно сильное потрясение. Им было «Идигитрий Алуонти» броневой сплав нового поколения близкий по параметрам к архетипной древней броне «Сцеолы». Он был получен представителем малого народа Алуонти - Вайкой Счиваисом, вывезенным в детстве из желтой зоны.
Вся желтая зона кипела от этого, «прямого нападения на нее». Под сомнение был поставлен их довод о слаборазвитости подчиненных им народов.
Авторство открытия было поставлено под сомнение, сплав был назван – «грандиозной провокацией». «Желтые господа» требовали немедленно переименовать сплав, или вообще его запретить. Требовали выдачи нечестивого беглеца, или казни его.
Открытие столь откровенной личины рабовладельцев приветствовало движение «Защиты порабощенных», в которое вскорости по возвращению с Айполио вступила Ирма. И которое до скандала со сплавом было не популярным, ни у правительства, ни у народа, постоянным ответчиком в череде судов, «О разжигание розни внутри коалиции»
Благодаря активности «желтых» оно получило целую армию новых членов, ее отделения открывались на новых и новых планетах. Людей провинции, добрых и нерасторопных, потрясло что «страшные сказки» которые им рассказывали про соседей оказались правдой. Теперь они готовы были воспринимать правду. Готовы были даже создавать добровольческую освободительную армию. Ирма как представитель уважаемой в верхах содружества семьи, вела переговоры от лица движения с членами конвенции, на предмет возможной реакции на происходящее от правительства. Ее просто бесило что больших политиков только раздражало праведное возмущение простых сограждан и они хотели от нее одного - сдерживания.
Просветил ее о причинах один из дальних родственников, по просьбе отца и по всей видимости с дозволения командования. Это был генерал Джозеф Дарентьен, командующий станцией наблюдения на форпосте в зоне пустоши Галай. Отец упросил ее полететь к нему. Одна дорога туда на правительственном скоростном «Скаитре» заняла у нее три дня. Дорога того стоила.
Генерал маленький полненький человечек, смешно серьезный провел ее в залу с полевым проектором. Над круглым столом возникла знакомая ей со времен обучения в лицее схема, похожая на длинный язык территория Сообщества республик Рида, «подушка» у языка лимонного цвета, фасолины четырех протекторатов, все это в облаке свободных колоний, кроме одной стороны, той что выходила в пустошь Галая, зону умерших звезд и ледяных обломков древних миров. Генерал нажал пару кнопок и на другой стороне пустоши появилось облако синего цвета.
«Союз Решетенкова» - не контактирующее с нами государство индустриального типа, они имеют происхождение с одной из военных баз союзных сил Парти. В базе отпала нужда, и военный контингент не пожелавший расформироваться превратился в колонистов».
Выйдя из-за проектора и убедившись что его слушают, генерал продолжил свой доклад говоря с ней как с неким офицером коалиции. Он набрал на пульте еще один код, на синем фоне зажглись вишневые и зеленовато-желтые огоньки.
«Это сведения разведки семидесяти летней давности. Красные огни крупные военные предприятия – их восемнадцать, желтые – корабли превышающие пятьдесят километровый размер несущие броневую оснастку – их всего шесть. Им хватало грандиозной станции бывшей базы – там более ста Шат-плазменных орудий восьмидесяти километровой величины».
Генерал повторил операцию на пульте.
«Шестьдесят лет назад – плюс завод, Пятьдесят лет – два завода, один корабль. Теперь смотрите тридцать лет почти все также. Двадцать лет – прибавилось одиннадцать заводов, девять кораблей. Десять лет – двадцать три завода, пятнадцать кораблей. Сейчас заводы появляются чуть ли не ежемесячно, среди кораблей замечены дредноуты достигающие двухсот километров величины, оснащенные орудиями соответствующего класса».
«То есть вы хотите сказать что наш сосед готовится к войне?»
«И очень быстрыми темпами! Мы посылали туда парламентеров. Они сделали вид что только узнали о нашем существовании. Хотя нам доподлинно известно что они сканируют наши территории со сравнимой с нами интенсивностью. Мы интересовались характером их военной деятельности – ответом была просто сказочная история. Якобы в нескольких регионах метагалактики возродилась империя третей звездной войны «Брейдер», под ее ударами пали союзы Парти, Тандоу, Китим. Ее войска двигаются в направлении Портлена, а мы как раз в промежутке между Портленом и центром. В подтверждение этому всему они привели некоторую энергетическую активность, которую мы действительно наблюдаем со стороны центра».
«Значит активность все таки есть?»
Генерал недовольно закрутился у проектора.
«Активность отмечена, но она недостаточна для столь грандиозного конфликта! Мы указали им на это! На что нам было заявлено что у нас система кадарации подпланов устарела. Якобы в ходу сейчас плазменные и полевые проекторы действующие в ином спектре. Даже обещали переслать новые системы и образцы оружия. Будто можно поверить в такие дары оказанные безвозмездно! Для сгущения красок они добавили о том что вновь замечен «Черный дракон».
«Я поняла, вы хотите сказать, что нас вводят в заблуждения скрывая что мы и есть их военная цель».
«Увы! Увы!» – генерал смешно поднял руки над головой. Не меняя серьезного выражения на лице. – «Это единственное что приходит в голову. Теперь смотрите! Эти данные не являются у нас военной тайной, и говорю вам – мы об этом можем пожалеть. У коалиции 87 кораблей Т – типа, то есть свыше пятидесяти километров. Против их сорока четырех, но шестнадцать из наших кораблей достигли такого размера только за счет огромных крыльев и другой фикции. Почти все корабли морально устарели, со стапелей сходит от силы один корабль в три года, у них уже темпы более корабля в год. Если они снимут со своей станции хотя бы два десятка орудий и наляпают тупых но плохо пробиваемых мониторов нам будет очень худо! Действительно сдерживающим фактором являются четыре корабля. «Туи» - Батарея тяжелой артиллерии в протекторате Лихтенбург – пятьсот семьдесят километров. Наши супер крейсеры «Памора» и «Ларояль» по семьсот километров с многоуровневой броней имеющее усиление в стратегических местах из обломков того же самого «Сцеола». И…» – он выдержал трагическую паузу. – «И конечно «Тватуо» вашей злокозненной желтой зоны. Две с половиной тысячи километров, броня - перекроенная рубка «Сцеола», фронтовые башни ничего особенного, «Ларояль» вынесет два десятка попаданий. Но основное орудие – артефакт «Сцеола», мы пока не знаем ничего что может его вынести! Теперь представьте такую картину!»
Он отошел от проектора и стал показывать что называется на пальцах.
«Обострение внутри коалиции, «Тватуо», «Памора» и «Ларояль» стерегут друг дружку. «Туи» гадает чью сторону принимать. Вся эта мелочь занимается тем же. Что мы будем делать если в эту чехарду вступит еще пятьдесят кораблей с собственным мнением кому что надо? Управляемых народом с врожденной военной дисциплиной, и в отличие от нас сплоченных единством…»
Ирма вернулась от генерала с гораздо большим пониманием происходящего вокруг нее. И это понимание ее не радовало. Мужи правительства не поддерживали движения против желтой зоны, по причине того что знали о том что вскоре им придется сидеть с этими гадами в одной лодке отмахиваясь от не наигравшихся в солдатиков соседей! Арден герой Коалиции! Защитник демократии! Вот ведь сволочной мир! А ведь не исключено что коммунисты Парти как раз и нападают на них за дружбу с рабовладельцами.
Она не подвела генерала и не пустила рождающих панику слухов о войне. О причинах холодности правительства узнали лишь наиболее серьезные деятели движения. И они нашли выход. Было предложено собирать деньги и выкупать из рабства хотя бы детей. А их часть в поборах с колониальной зоны достигала половины от общего числа.
Само по себе это не было выходом. Спрос рождает предложение они увеличили бы число забираемых детей. Нужен был кто-то в желтой зоне кто стал бы посредником.
Дело в том что в империи Кронги свод законов которой действовал до сих пор в желтой зоне, существовал закон о количестве живой дани с каждого «дикого» народа. Этакое подобие договора. Его можно было нарушить и увеличить число забираемых, если забирающей была некая третья сторона. Но он был не преложен в случае закупок внутри государства именуемого желтой зоной. Сложность была в том что сторонников их движения внутри желтой зоны не могло быть вообще.
И все же они нашлись, и это было новым потрясением для Ирмы – посредником вызвался быть неприкосновенный для критики внутри желтой зоны, клуб высших офицеров флота, и эту идею клубу привил один из новых но уважаемых офицеров Арден Э Далог.
«Во имя окончания конфронтации, между членами коалиции».
Она тогда не знала как это понимать. Попытка перемирия c ней? – Но он не искал встречи с ней, не передавал ничего через общих знакомых.
В то что его волновала судьба этих детей она тогда не верила. Может это было сделано на зло его отцу? В таком случае он добился поставленной цели. Полковник был в бешенстве, настолько что соединился с ней по сети и стал высказывать что он думает про их движение и их фонд. Прямо в штаб квартире, при всех. Он стал гораздо откровение после истории со сплавом. Арни Тронтон – старший в их группе нашелся тогда и хорошо ответил ему – о том что такая оценка, от таких как он, фонд может только радовать.
Что хотел Арден тогда она так и не узнала, соратники по движению зная о сложностях их отношений, устроили переговоры с желтой стороной без нее. Да по их словам на них и не присутствовал Арден. В качестве дара движению по началу их взаимодействию клуб офицеров передал им транспортник с тысячью детей до семи лет, вывезенных из чудовищно жестокой промышленной области Ру Каата. Это был кошмар, Ирма буквально не бывала дома, постоянные переговоры с мэром о размещение, с детскими психологами специалистами по травмированной психике, с терапевтами. Переданные дети были в таком состояние что не многие могли просто контактировать с ними долгое время. Ирма была счастлива что она была нужна как организатор и ее не просили сидеть с ними.
За суетой к желтым поехал представитель фонда. Она была в штабе когда он связался оттуда с Тронтоном, Тронтон просто голос потерял.
«Офицеры сказали что они тоже будут принимать участие в финансирование проекта. Мы идем к вам на лайнере, у нас восемнадцать тысяч детей»
Это был шок. Ирма никакая отправилась домой. С ее детьми уважая ее занятость вызвалась сидеть мама, к ней заехал отец, увидел ее разбитость, расспросил. И сказал что делать.
Правительство поддержало фонд.
Спасение пришло через армию, оказывается среди прочего военные базы содержали все необходимое для массовой эвакуации, у них были психологи по работе с пострадавшими. На какое-то время этого хватило. За время когда движение «занимало» все новые и новые резервные станции аппарат правительства успел создать государственную программу. Добровольцев фонда уже напоминавших загнанных лошадей стали сменять профессионалы. Тронтон оставаясь начальником проекта дорос до большой шишки.
Ирму попросили заниматься социальными контактами. Это были различные организации, и просто люди жаждавшие разбирать «несчастных деток» в семьи. Сплошные розовые слюни, они совершенно не представляли в каком состояние находились попадавшие к ним дети. Небольшой экскурсии хватало чтобы умилявшиеся своей добросердечностью господа исчезали раз и навсегда. Впрочем попадались и нормальные люди, часть оставалась у них. Это подавало какую-то надежду. Практически все поступавшие с желтой зоны ребятишки нуждались в многолетней реабилитации, им порой приходилось просто доказывать что они больше не вещи, они страдали умственными отклонениями и мало развитостью.
А лайнеры подвозили новых десятками, сотнями тысяч. Тогда ей казалось что она нашла себе головную боль на всю оставшуюся жизнь. Три года в состоянии постоянного аврала. Появились представители малых народов, те которые смогли выбраться из желтой зоны и жили колониями и диаспорами в отдаленных областях, они стали устраивать национальные центры реабилитации. Тоже все хотели видеть ее, Тронтона и других деятелей фонда, сказать что-то доброе, принести какие-то свои дары. Правительство щедро сыпало деньгами, к проекту присоединялись тысячи людей, наконец каждый новый корабль перестал быть для них бедствием.
За всеми этими делами она познакомилась с неким Ником Патом, он не был рабовладельцем, он был торговцем имел небольшое торговое дело на восьми провинциальных центрах вроде Карти. И небольшой Тант – «Корли» грузовик на котором перемещал товары между отделениями своей фирмы. Она уже подумала что ее семейная жизнь наконец налаживается, Веселый общительный Ник в отличие от Ардена понравился всей ее семье, у него была дочь от первого брака, двух годовалое глазастое чудо сразу окрестившее ее «мамой» Мефи. С ней и с еще не родившимся Питером он ее и оставил, просто не появился с очередной своей поездки и все. Можно наверное было попробовать найти его, она не стала это делать.
А папа сказал что он доволен – пятеро внуков и не каких чужих людей в доме.
С Арденом они пересеклись когда Мефи исполнилось три года, Питеру год, Луизе семь, Мику десять а Леуди двенадцать. Он прилетел с одним из лайнеров, и они встретились в штабе движения, она его не узнала, это был уже не тот молодой человек с железным взглядом, у него теперь были очень спокойные глаза и много морщин у висков.
Говорить с таким Арденом оказалось неожиданно легко, это был действительно другой человек, вдумчивый, спокойный, а сзади осторожно держался паренек лет восьми с чертами малых народов на лице. Хорошо одетый и без той зажатости которую она видела у маленьких невольников. Ей сначала не понравилось эта робость, но вот Арден заметил куда она смотрит, оглянулся на мальчика и тот быстро нырнул ему под руку - он ее просто стеснялся.
«Не беспокойся. Я уже совсем не тот. И отец ненавидит тебя за это».
Что можно было сказать? Часто они не встречались, два раза он приезжал и они уходили гулять с Питером, Миком и Луизой. О чем они говорили дети ей не рассказывали. Мик и Луиза тянулись к своему вновь объявившемуся отцу, Леуди держался с ним отстранено, но от встреч не отказывался. На Рождество он прислал им посылку с фруктами, в посылке была детская картинка на которой была изображена по всей видимости она и подпись детским почерком «тете Ирме», эти фрукты она не боялась брать в руки.
Так и повелось, посылки, разговоры в сети, общие дела в движении.
Как Арден перестал быть рабовладельцем, он объяснил ей со свойственной ему обстоятельностью.
Потеряв доверие к отцу, он по другому взглянул на выдвинутые ею против него обвинения. Установил, что нет никакого научного подтверждения различия биологической развитости между белой расой и порабощенными народами. А все отклонения рабов объясняются травмами, и как он сказал – однажды чуть не застрелился.
Зимой с ней вышел на связь полковник, он был серый лицом и как ей показалось был пьян. Начал он мило, расспросил про «внучков», но все его интонации были просто пропитаны злобой, такого полковника она еще не видела. Вскоре он сорвался и стал кричать всякую грязь, про нее, про ее детей, и о том что они отняли у него сына. Она хотела разъединиться но он сделал это сам.
А на следующий день связался Арден.
Полковник умер.
Она рассказала ему о состоявшемся разговоре.
«Он звонил и мне, тоже ругался проклинал, говорил что отрекается от меня и лишает всего наследства, я объяснил ему где видел его кровавые деньги. После он перезвонил вечером, тихий, совсем иной, сказал что просит прощения за всю боль которую нам принес, я сразу понял что с ним что-то случилось, на «Игле» долетел до его дома, но он был уже мертв… У него не выдержало сердце и он до конца отказывался от госпитализации, говорил что не хочет покидать свой дом. Последние его слова были - «Все не так»
После Арден вышел на нее через месяц, решался вопрос о наследстве, полковник составил новое завещание перед смертью теперь в нем значилось не два имени, ровную долю он передал своим сыновьям и ей Ирме Вайктон. Жена получила треть всего его капитала еще ранее, когда они разъехались с нею, все свои дома поместья и колонии он завещал продать и сумму поделить в составе наследства, всех рабов он передавал Ардену. И для каждого ее ребенка включая Питера и Мэфи была оговорена очень весомая сумма.
Это было тяжелое время для Ардена. Его брат больше не хотел поддерживать с ним отношений обвиняя в смерти отца, просто переслал сообщение что ждет треть на своем счету. Ардену же приходилось улаживать все вопросы самому, помимо этого он получил еще всех этих несчастных, снятых с ферм и домов полковника, он должен был их всех куда-то пристроить. Новый Арден не мог просто продать или бросить их как поступил бы раньше.
Это все было очень не просто. Имеет ли она право принимать эти как было уже сказано – «кровавые деньги»? Но имела ли она право отказаться от них? Не обязана ли она была сделать на них хоть что-то для этих несчастных. Что было с полковником перед смертью? что значат эти его противоречивые слова и действия? От них у нее остался нехороший осадок. Таким ли он был чудовищем? Не был ли он поставлен на свое место обстоятельствами жизни. Все ли она сумела ему сказать пытаясь его переубедить?
По процессуальным законам желтой зоны для вхождения в права на наследство все наследники должны были лично подписать бумаги в занимавшемся этим вопросом суде. За несовершеннолетних конечно подписывались родители но только при их присутствии. Выхода у нее не было, откладывать слушание, напрашиваться на длительную волокиту не только для себя но и для семьи Ардена, так поступить она не могла. К тому же все должно было решиться за день. Арден сказал что сможет организовать что бы все это было проделано достаточно быстро и их оградили от контактов с местным укладом. В общем она вынуждена была согласиться.

5.
«Очнись Арден со мною дети!»
«Я заметил. Они из восточных провинций, там их держали скорее как слуг, чем как рабов. Их не ломали, у них нет шока которого ты боишься. Почти не задетые человечки с достаточно нормальными реакциями»
«Арден! Арден как?!»
«В доме положено иметь слуг. Без этого ты рискуешь привлечь к себе внимание, а содружество здесь недолюбливают. Ты можешь держать их отдельно, на другом этаже дома».
Он не понимал! Он просто не понимал! От страха ей хотелось сорваться и наорать на него, недопустимое по здешним рамкам этикета. Она сдержалась.
«Мне не кому их оставить - офицеры, с которыми я помогаю вашему фонду, те в которых есть кое-что человеческое, тоже будут на «Тватуо». И сейчас решают сходные проблемы. Если бы они узнали что ты здесь они сразу бы привезли еще. Тех кто будет с ними хотя бы просто терпимым мне тут не найти, не на рынок же мне из вести».
Ее страх за своих детей был такой что она была готова отправить этих несчастных на рынок…. Но нет - так поступить она конечно не могла. Это было все! Все чего она боялась исполнилось! И превзошло ее опасения многократно! Бесполезно было винить Ардена, он-то как раз делал все правильно. У него действительно не было иного выхода.
«Старшей из них восемнадцать, она вполне сможет присмотреть за остальными, но в этом мире без свободных они совершенно беспомощны, если с ними что-то случится окружающие скорее убьют чем им помогут. Потом я не знаю как они сами отнесутся к этому одиночеству, они привыкли жить для кого-то. Не надо им говорить что они свободны, я не знаю какая на это будет реакция, может быть очень острая. Дай им называть тебя «госпожой», пусть что-нибудь делают по дому, без этого они будут чувствовать себя неуютно. Просто будь с ними по спокойней и подобрее. Перестань так дергаться, они не набросятся на наших детей, скорее они сами от них будут прятаться. Все будет хорошо, в конце концов ты должна понимать, мы сами выбрали себе эту миссию, мы несем за них ответственность, как и за наших детей».
Внутренний дворик куда они вышли из зала ожидания терминала был усажен завезенными сюда из далека редкими видами деревьев над ними квадратами синего неба висели световые фильтры, доносился скорее странный чем приятный аромат цветов. Здесь их ждала закрытая машина с вольнонаемным шофером, внутри салон не уступавший по убранству залу ожидания. Леуди, Луиза и Мик, мерили ее настороженными взглядами, они видели что между ей и их отцом произошел серьезный разговор.
«Мы остаемся здесь» – выдохнула Ирма.
Минуту они молчали ошеломленные.
«Как здесь! Я лечу с подругами в центр на Олдате! Ты забыла?!» - взорвалась наконец Луиза.
«А мои занятия по программе летной академии? Я что зря пол года учил все эти даты и звания?» - растерялся Мик.
Леуди ни чего не говорил, но смотрел на нее очень внимательно, готовый к обороне его мамы и всего семейства, он явно хотел поговорить с ней наедине.
«Все меняется. Пока мы летели случился кризис, полеты на территорию сообщества отменены. Ваш папа нашел для нас какой-то дом, сам он скоро летит на это свое чудовище»
По потемневшим глазам и пропавшим капризным выражениям она поняла что до них дошло на сколько все серьезно.
«А кризис случаем не между нами и желтой зоной?» - тихо спросил Леуди.
Луиза прикрыла рот руками, в глазах Мика появилась такая же боеготовность что и у его старшего брата.
«Он говорит что не знает, им ничего еще не сказали.» - чувствуя себя совершенно вымотанной ответила она. Ну почему ей так не везет? Почему это должно было случится в тот день когда она прилетела сюда?! Ведь как чувствовала….
Питер и Мефи мало что поняли, но тоже притихли, неужели она не сможет скрыть от них этой человеческой жестокости? Что с ними будет когда они увидят пустые глаза забитых до животного состояния несчастных? Нет! Она сделает все возможное что бы спасти своих детей! Если надо она станет рабовладельцем! Пусть это будет на ее совести. Но с ее детьми ничего не случится!
Вошел говоривший с шофером Арден, осмотрел всю встревоженную компанию.
«Ого! Ну ладно вам, нос выше! Как вариант это все оттого что у какого-нибудь капитана дредноута приступ старческого маразма. Они же там все сидят до последнего. Он летает в своей области кругами, расстреливает астероиды из тяжелых пушек, а параноики на станции наблюдения зарегистрировали это как начало глобального конфликта. Капитана пересадят за симулятор у него в поместье, у параноиков будет крупный разговор с главным периметра, сволочной тип надо сказать, и полетите домой».
Он все таки сумел развеять их мрачное настроение, Ирма заметила как во многом он стал походить на своего отца. Она надеялась только что он был гораздо искрение.
Попозже она подсела поближе к нему, тревога не давала ей свободно говорить.
«Как думаешь, это случаем не Парти?»
Он чуть заметно удивился.
«Решетенково? Ты знаешь?»
«Кое-кто в правительстве счел возможным просветить нас – верхушку движения, почему они не могут сейчас ссорится с вами».
«Ясно. Не хотелось бы чтобы это были русские. Очень не хотелось бы».
«На сколько я знаю у нас преимущество над ними вдвое! Они не должны так спешить»
«Знаешь дисциплинированный выученный флот, с хорошо отлаженной тактикой боя и взаимодействием разогнал бы весь наш сброд с гораздо меньшим числом кораблей. К тому же ты судишь по данным разведки - они всегда не полные. Есть версия что это еще не вся их территория. Но я думаю что это не они, будь это война командование объявило это во всеуслышание, скрывать такое не имеет смысла. Должно быть что-то еще»
запись создана: 16.08.2012 в 15:40

Akkiolo

главная